ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Венец демона
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Отбор с сюрпризом
Дневник слабака. Предпраздничная лихорадка
Здоровая, счастливая, сексуальная. Мудрость аюрведы для современных женщин
Кристалл Авроры
Бельканто
Преступное венчание
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»

Кфар Шахарут состоит всего из двух десятков домов, из них в семи живут арабы, в десяти — евреи, а в трех — приезжие туристы. Самый большой домик принадлежит Дану и Гине, которые лет десять назад организовали здесь маленькую ферму беговых верблюдов. Теперь любители верблюжьих гонок и просто пустынной экзотики со всего мира знают об этом чудесном уголке.

Я работал за довольно символическую плату погонщиком верблюдов. Каждое утро, в девять часов, из Эйлата прибывал автобус с туристами. Проведя короткий инструктаж, я сажал их на спины животных и вел в четырехчасовой поход по усыпанной щебнем пустыне. Езда на верблюде не требует такой подготовки, как на лошади, и вообще гораздо проще, но все же к концу маршрута некоторые с трудом удерживались в седле.

После обеда мы с Анечкой пару часов валялись в койке, дожидаясь, когда спадет жара, а потом шли на наше любимое место — узкий уступ в десятке метров ниже кромки обрыва, к которому спускалась едва заметная тропка. Отсюда мы могли видеть всю южную часть Аравы, до самого Эйлата, а нас видели только парившие рядом орлы. Расстелив спальный мешок, мы занимались любовью до вечера. Как только садилось солнце и горы за Аравой из алых становились фиолетовыми, холод прогонял нас с уступа, и после ужина мы торчали на посиделках у Дана с Гиней. К тому времени «однодневные» туристы уезжали, и оставались только те несколько человек, кто приехал на неделю или месяц.

Постоянное наличие хипповой тусовки в деревне привело к тому, что тут установились традиции полной сексуальной свободы. Обычай требовал, чтобы каждый гость за время жизни в Шахаруте переспал со всеми имеющимися в наличии приезжими противоположного пола. К счастью, на меня как на сотрудника закон не распространялся — боюсь, что кроме Анечки меня уже ни на кого не хватило бы. Она ведь не зря понравилась мне с первого взгляда.

Увы, мы оба понимали, что наш «рай в шалаше» продлится недолго. Я не скрывал, что скоро должен буду вернуться в Совок. Аня откровенно делилась со мной своими планами насчет выгодного замужества — эта идея занимала все ее помыслы. Впрочем, останься я в Израиле, мы наверняка так или иначе скоро расстались бы. Анечка была на редкость веселой и обаятельной, но говорить нам было практически не о чем — видимо, разница в возрасте мешала. Я не выношу, когда люди с серьезным видом обсуждают экстрасенсов, тарелки и прочие современные мифы, а Анку раздражал мой скептицизм. Кроме того, из-за слабого знания английского она из всей тусовки могла нормально общаться только со мной, а такая нагрузка может испортить даже самые нежные отношения. В общем, было ясно, что нас тянет друг к другу только эротика, и как только накал страсти чуть-чуть ослабеет, все очень быстро кончится само собой.

Пять дней пролетели быстро, и пришла пора Ане возвращаться в школу. Дан разрешил нам взять лошадей, чтобы спуститься к шоссе, поэтому через три часа я уже посадил Анку на автобус, а сам заглянул к Бене в Хай-Бар.

За это время песчаные лисята подросли и весело носились по вольеру. Появились малыши и у афганских лисичек — маленьких, застенчивых, с темными масками на мордочках. Геккончик Мойше и его новая подружка потихоньку проникались взаимным расположением, но пока их отношения не выходили за рамки дружбы. Что касается Бени, то он загорелся новой идеей: завести кавказских овчарок и зарабатывать продажей щенков. Мне казалось, что достать в Израиле хороших «кавказцев» будет трудно, но какие-то из бесчисленных Бениных друзей уже обещали прислать ему парочку щенят из Грузии.

— Ну что, проводил подругу? — спросили меня Дан и Гина, когда я вернулся в деревню.

— Да, все нормально.

— Как же ты теперь?

— А что?

— Ну, ты же остался без женщины. Ты забыл, что тебе тут еще неделю работать?

— Переживу как-нибудь.

— Ты с ума сошел? В твоем-то возрасте! Вот что, завтра приедет девушка по имени Кэри, она тут бывает каждую весну. Если тебе удастся с ней подружиться, считай, что тебе повезло.

«Больно надо, — подумал я, — знаю я ваших девушек! Наверняка наркоманка и проститутка-любительница. Придется с ног до головы заворачиваться в презервативы, прежде чем к ней подходить.» Но вслух ничего не сказал, чтобы не обидеть славных ребят.

Кэролайн прибыла на следующий вечер, как раз к вечерним танцулькам.

— Кэри, это Вови, русский биолог, — представила нас Гина, — ты будешь жить в его комнате.

Девушка улыбнулась стандартным американским «чииз», кивнула и пошла танцевать.

Через пять минут она уже тянула в углу бычок с «фэнтэзи» со своей подружкой по прошлому году.

«Все, как я и думал, — решил я, — даже не покраснела. И что за странная манера — развлекаться этой подростковой дрянью? Ей ведь явно уже за двадцать, в ее годы приличные девушки давно на ЛСД перешли».

Сам я баловался наркотой, только когда уж очень настойчиво угощали. Во-первых, она на меня действует, как яблочный сидр на боцмана речфлота, а во-вторых, у меня и так почти всегда слишком хорошее настроение.

Но все же Кэролайн мне понравилась. Синие глазищи, волосы цвета пустынного ковыля, аппетитная фигурка. Когда гулянка закончилась и мы пошли по залитой лунным светом деревне к нашей хижине, я подумал, что, пожалуй, можно рискнуть.

Но, едва мы вошли в комнату, девушка вдруг сказала:

— Выйди на кухню, пожалуйста. Мне надо переодеться.

Я думал, что лучше всего начать с взаимного раздевания, раз уж нам все равно почти неделю жить вместе. Но Кэри меня удивила: она облачилась в ночную рубашку, раздвинула койки, которые мы с Аней поставили рядом, и к моменту, когда я зашел в комнату, уже лежала под одеялом.

— Я отвернулась, — сказала она, — можешь ложиться. Ну, что стоишь? Ты что думал, я с тобой спать буду, что ли?

— Да что ты, Кэри, как я мог такое подумать! — возмутился я. — Я же вижу, что ты не такая, как все другие девушки!

— Ну уж и все! Не трепись! Знаю я вас, половых шовинистов!

— Ну нет, Кэри, я вовсе не male сhauvinist и не считаю, что все девушки обязаны со мной спать! У нас в России вообще принято, чтобы девушки первые говорили понравившемуся мужчине, что удостоили его своим выбором.

— Вот как? — она заинтересовалась. — И что, мужчины никогда не пристают к женщинам?

— Никогда! За это у нас можно попасть в Сибирь на всю жизнь.

— Ух ты! Как бы я хотела побывать в вашей стране! Ну ладно, я удостоила тебя своим выбором!

Только страшным напряжением воли я сумел сдержаться и не ухмыльнуться гнусной улыбкой самодовольного полового шовиниста.

Кэролайн оказалась совершенно неискушенной в сексе, но при этом все время пыталась мной руководить — «я буду только сверху», «ни к чему эти глупости, знай делай свое дело» и т. д. В конце концов я не выдержал, стащил ее с койки, разложил на полу и трахал до тех пор, пока она не начала при каждом раунде кричать сладким голоском на весь Кфар Шахарут. Только так нам удалось действительно подружиться. До самого утра я истязал бедняжку, то ставя ее на колени, то швыряя поперек койки, то держа на весу. Под утро затащил ее бесчувственное тело в душ, частично реанимировал и продолжил грязные издевательства.

— А где же Кэри? — спросил меня Дан за завтраком.

— Отдыхает.

— Вы что, трахались?

— А чем нам еще было заниматься?

— Но ведь она лесбиянка!

— Да? Почему же вы хотели, чтобы я с ней подружился?

— Черт, да потому, что она бы водила к себе подружек, а смотреть, как они этим занимаются, лучше любого секса! Нет, слушай, ты правда ее… Ну, и как?

— Нормально…

— Ой, пойду, скажу Гине. Гина!!! — заорал он через всю гостиную, — Он трахнул нашу Кэри!

— Ой, правда? — Гина даже перешла на иврит от радости. -Может, теперь она станет гетеросексуалкой?

Мне почудилось, что всед за радостной улыбкой по ее лицу пробежала тень огорчения, но, может быть, мне показалось.

Меня, в общем, мало интересовала сексуальная ориентация Кэри. В конце концов, любая нормальная женщина чуть-чуть бисексуальна, а иногда и не чуть-чуть. Из лесбийских наклонностей моей американочки я извлек только выгоду: когда она затащила к нам свою ежегодную подружку, молоденькую арабскую девчонку Рейт, я поглядел-поглядел на них с полчасика, а потом до рассвета баловался с обеими. Не люблю смотреть порнуху, хотя надо признать, что у них получалось очень красиво.

29
{"b":"7188","o":1}