ЛитМир - Электронная Библиотека

— Леха! — заорал я, — привет, паршивец! Ты что тут делаешь?

— Вовка! — обрадовался он, — и ты здеся! Я на жене приехал, а ты как сюда попал?

— Как-как… ну, приехал, получил гражданство…

— Погоди-тка, — он изумленно уставился на меня своими голубыми глазами, — так ты че, яврей?

Я был искренне рад появлению старого друга, но с его приходом в ресторан начались проблемы. И дело не в том, что Есенин прозвал меня из-за соковыжималки «Буфетчицей Клавой». Теперь нас, «русских», было больше трех (Диму-гомосека выгнали, и он вернулся к основной профессии — проституции). Оказалась превышенной некая критическая масса, и работа кончилась: целыми днями мы стояли где-нибудь в укромном уголке и болтали на разные темы. Было ясно, что долго начальство не будет терпеть «русскую мафию».

Эти ушла с работы. Дома у меня теперь были постоянные скандалы: Люба бросила ресторан, перестала спать с Сашей и по протекции Димы-гомосека устроилась на панель. В общем, «Принцесса» осточертела мне до крайности — все-таки я отработал там больше месяца, до меня такое удавалось только Ли. Все справки на паспорт я уже сдал и ожидал его получения со дня на день. Но в пасхальную неделю нам шли надбавки, и было много сверхурочной работы, поэтому я решил дотерпеть до конца марта, хотя кругом уже полным ходом катилась весна и я рисковал пропустить самое интересное время в жизни ближневосточной природы.

Тут черт меня дернул поссориться с гостиничным раввином. Любое заведение общепита в Израиле может потерять всех верующих клиентов, если не заполучит свидетельство, что вся еда в нем кошерная. У нас контроль осуществлял сутулый молодой парень из марокканских евреев. Раз в несколько дней он заходил на кухню, наедался до отвала и уползал.

В ходе богатой приключениями истории моего народа случилось так, что его религия пошла по пути активного погружения в маразм. За столетия средневековья все предписания Торы были доведены до абсурда. В частности, фраза «не вари теленка в молоке матери его» сначала привела к запрету варить любое мясо в молоке, а потом к требованию наличия раздельной посуды для мясных и молочных продуктов.

Я как-то привык к тому, что у нас бывают «мясные» и «молочные» обеды, но беда была в том, что во время подготовки последних мне приходилось вскрывать десятки молочных пакетов, а делать это можно было только острыми мясными ножиками.

Раввин заметил нарушение и попытался произвести, как сказал бы Беня, «иерархическую садку».

— Еще раз со мной заговоришь, — медленно и внятно сказал я (он плохо знал английский), — расскажу твоему начальству, что ты в пьяном виде готовил Пасху.

Еврейская пасха — праздник годовщины исхода из Египта. В память о тяготах вновь обретенной свободы в эти дни полагается есть только мацу, испеченную из пресного теста. Раввины средневековья ввели правило, по которому в эти дни в доме не должно быть ни крошки обычного хлеба — а в условиях ресторана это требует мероприятий, по сравнению с которыми дезактивация после утечки радиоактивной красной ртути кажется рядовым смахиванием пыли тряпочкой. Наш раввин в этот самый ответственный для него день года нализался как известное нечистое животное с пятачком, что теперь дало мне возможность его подловить. Больше он со мной не общался, но то и дело бросал украдкой полные ненависти взгляды.

Что касается самого праздника, то связанные с ним обряды удивительно красивы, особенно в исполнении йеменских и сефардийских семей. В «Принцессе» я имел возможность наблюдать их в разных вариантах и получил большое удовольствие.

Прежде, чем совершить собственный исход, я должен был воспользоваться тем обстоятельством, что набрал за первый месяц работы довольно приличную сумму. Она была тем больше, что я разработал кое-какие операции с пластиковой карточкой, которая позволяла автоматически регистрировать время прихода и ухода с работы, и деньги мне шли за 28-30 часов в сутки. Взяв справку о доходах, я пошел с Беней в банк и выступил в роли гаранта его благонадежности. Беня взял ссуду (как говорят в Израиле, «залез в минус»), и заказал в Тель-Авиве «форд». «В минусе» живут все в стране, но размер долга, который вам позволит банк, зависит от вашей зарплаты, репутации и наличия гарантов. Благодаря мне Беня смог увеличить свой «минус» с тысячи долларов до трех.

Потом я пошел с Давидом в другой банк и повторил ту же операцию, чтобы дать ему возможность купить «Ниву».

Больше в «Принцессе» меня ничего не задерживало. Выходить на работу после 31 марта не было смысла, потому что за первое апреля зарплату я получил бы только седьмого мая. Забрав в квартирке вещи, я укатил последним автобусом в Хай-Бар, надеясь дождаться там седьмого апреля, получить деньги за март, и с пришедшим к тому времени паспортом уплыть на пароме Хайфа-Одесса.

Ане я сказал, что уезжаю через пару дней. Кажется, мне удалось убедить ее, что это она меня бросает. Впрочем, мы не особенно переживали из-за расставания.

Хорошо, когда все кончается само собой.

От автобусной остановки до Бениного дома два километра. Я шел сквозь теплую ночь, причудливые тени акаций лежали на песке, впереди светилась искорка освещенного окна. Нет ничего на свете лучше свободы!

Что ж, настала пора поднимать якоря.

Мачты ждут парусов, чтоб запеть на ветру, В путь зовут меня снова другие моря, И опять я вступаю все в ту же игру.

Может быть, ты не вспомнишь меня никогда, Может, вспомнишь разок, но уже все равно:

Нас разделит надолго Большая вода, Вновь увидеть тебя вряд ли мне суждено.

Все могло быть иначе, но поздно теперь О несбывшемся нам говорить и гадать.

В нашей жизни и так слишком много потерь, Что не стало твоим, будет легче отдать.

Да, наверное, лучше, что сможешь сейчас Ты меня позабыть без печали и слез, Словно не было встреч этих кратких у нас, Словно я тебя в сердце своем не унес.

13. Богатый бездельник

Как начинается устав израильской армии?

1. Запрещается отвечать вопросом на вопрос.

Анекдот.

Начались дни, полные сладостной лени, дружеских пьянок, прощальных вылазок по окрестностям. Тепа и Шарик, два маленьких пушистых щеночка, привезенных Бене из Тбилиси, сопровождали нас в прогулках. Весенний пролет птиц превратился в совершенно феерическое зрелище. Над нами проносились тысячные стаи аистов, журавлиные клинья, тучи мелких птиц. Кустарник наполнился голосами кукушек.

Возле Хай-Бара разбили походный лагерь birdwatcher'ы в полном составе, прибывшие на День Тювика.

Тювик — редкий маленький ястреб, гнездящийся на Дону и Северном Кавказе. Все тювики, сколько их ни есть на свете, пролетают над Аравой за один-два весенних дня, обычно одним громадным роем. Всем любителям птиц, приезжающим в Эйлат, показывают фотографию во всю стену BW-центра, запечатлевшую несколько тысяч парящих тювиков, и предлагают найти на ней единственного ястреба-перепелятника.

Мне лично на это понадобилось полминуты, а рекорд — десять секунд.

Картина действительно замечательная — столько хищных птиц сразу не увидишь нигде в мире. Когда суперстая тювиков величественно проплыла над нашими головами, мы с Реувеном и ребятами даже дерябнули на радостях. Они помчались в Эйлат — проявлять снятые широкоугольником фотографии и подсчитывать на них ястребов, а мы с Беней принялись готовить джип к заду-манной нами большой вылазке на север страны.

Беня наконец показал мне Маринку — у него неплохой вкус. Для меня он пригласил из Иерусалима молоденькую девчушку по имени Оленька.

— Она только год назад приехала, совсем одна, без мамы, без папы, — сказал он. — Славная девочка, а вынуждена жить со старым козлом-израильтянином. Ты уж поласковее с ней, бедняжкой.

Мне показалось, что девушка с такими данными могла бы найти кого-нибудь получше, чем сорокалетний хозяин судоремонтного заводика, но ничего не поделаешь:

«русская» — значит, второй сорт, даже если у тебя фигурка манекенщицы и лицо голливудской кинозвезды плюс свеженький диплом Физтеха. Мне не пришлось специально стараться, чтобы быть с Оленькой поласковее. Она, видимо, совсем забыла, чего можно ожидать от сверстника, поэтому реагировала на мой сексуальный энтузиазм с радостным удивлением, несколько меня смущавшим.

34
{"b":"7188","o":1}