ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Анна Семеновна отнеслась к визиту Григоренко сухо и надменно. В дом не пригласила, вышла сама на лестничную площадку и насмешливо сказала "Ну..."

- Я представитель фармацевтической фирм "Кибер-гуд", - заученно отрапортовала Инна Константиновна. - Распространяю лекарства со скидками, постоянные клиенты получают льготы в виде бесплатной консультации с немецким врачом по телефону. Вам это интересно?

- Денег не хватает? - участливо спросила Анна Семеновна, пряча в глаза хищный ехидный блеск. - Ничего, вот защитите докторскую, тогда... Инна Константиновна молча протянула прайс - лист. - А и правда - хорошие цены, уголком рта улыбнулась конкурентка. - А в долг будете давать?

Инна Константиновна ощутила сухость во рту и поняла, что болезнь Анны - факт реальный, обмену и возврату не подлежит, а стало быть превращает противницу в дичь.

Договоримся! - победоносно улыбнулась Григоренко, радуясь, что жадность Анны так чудно совпала с её личными планами на жизнь.

За лето все устоялось. Ирочка осталась на работе, Инна Константиновна, как припадочная носилась с лекарствами по академии и даже сколотила себе приличную клиентуру. Как ни странно комивояжерство приносило солидный доход. Но ведь не деньги в конце концов определяют судьбу. Инна Константиновна хотела кафедру и ради этого была согласна даже на нищенское профессорское существование. Продавая лекарства, биодобавки и витамины, Григоренко выяснила очень много подробностей из жизни человеческих организмов, определяющих лицо профессорско-преподавательского состава. У проректора по АХФ был, например, застарелый простатит, полученный на почве борьбы за знания ещё в вахтерской института марксизма ленинизма, у Мараки вражеского заведующего СГД весной и осенью обострялась язва, тогда он отказывался от спиртных напитков, употребляя только лекарственную водку, а у самого Федорова было косноязычие, скудоумие и склонность к созданию авторитарных режимов, но называлось все это простым словом невроз, для которого вся академия скидывалась на специально подготовленные в Германии транквилизаторы, носящие скромное название витаминов от жары. С помощью вновь освоенной профессии, многостаночница Инна обросла связями, слухами и бесконечной благодарностью клиентов, которые на доллар, сэкономленный на покупке полезного товара готовы были продать не только родину со всеми прилежащими к ней пространствами, но и государственную тайну Соединенных Штатов Америки.

В сущности, с продажей лекарств можно было завязывать. Во всяком случае, размениваться на каких-то некандидатов наук смысла уже не было. Это коробка с инсулином должна была стать последней, решающей. Терпеть Анины издевательства Инна Константиновна далее не желала. Впереди снова замаячили перспективы и их стоило только немного, чуть-чуть подвинуть. А Анна Семеновна как бы вошла во вкус, частенько откладывала выплату денег, требовала сертификаты и томным голосом заявляла :"Дорогуша, ну сколько можно ждать? С таким непрофессиональным поведением вы не дождетесь никаких доходов."

Представляя, как она, Инна, откажет Смирнягиной от следующей партии лекарств, Инна Константиновна начинала глубже и радостнее дышать. Слух о смирнягинском диабете оказался удачно пущенным во время подготовки к празднованию дня рождения ректора, учитывая возможную близость Анны и Федорова скорость его распространения должна была превышать все пределы космической. Оставалось только поставить жирную точку... И длительная русская рулетка с наполовину заряженным револьвером вот-вот должна была подойти к концу, И подошла...

Будучи человеком одной идеи Инна Константиновна призналась себе, что нисколько не сожалеет о содеянном и рада смерти своей соперницы. Рада, но испугана. От этого вязкого жуткого страха, она превозмогая брезгливость поперлась на похороны и даже деликатно посетила поминки. Андрей Леонидович - теперь вдовец, но для Ирочки тоже очень хорошо.

И все же вздохнув спокойно Григоренко не могла. Неприятности принесла с работы племянница.

- У меня есть две новости: плохая и очень плохая. С какой начать, Ирочка прищурила родственный глаз и поковырялась в ухе тонким пальчиком с обгрызанным ногтиком.

- Давай очень плохую, - тяжело вздохнув, попросила Инна Константиновна

- У меня на дежурстве померла бомжиха.

- Но это их нормальное состояние, - выдохнула тетя Инна.

- Да, я тоже так думаю. Но шорох какой то начался. Где я была, почему не оказала помощь при остановке сердца. Представляешь, жуткое отравление, свалилась с лестницы, вся пробитая прошитая, а умерла от остановки сердца. Там препарат в капельнице кончился, а может она рукой неудачно шевельнула. Короче, сестринская небрежность. Ну живучая, гад, страшное дело. Представляешь, в лестничный пролет с пятого этажа и просто пару переломов.

- А где ты была? Где ты действительно была? - хмуро спросила Инна, понимая, что рабство у заведующего будет продолжаться ещё неизвестно сколько.

- Трахалась, - Ирочка тряхнула жесткими волосами и вызывающе уставилась на тетку. - Мне же замуж надо выходить... За презервативом он сбегал, не волнуйся...

- О боже, Ира, - Инна Константиновна не знала как правильно отреагировать и решила промолчать, вписаться в паузу, в конечном итоге свой главный разговор с Ирочкой она начнет не со смерти бомжихи... Нет, совсем нет. - А какая плохая.

- Твоя клиентка умерла от передозировки инсулина , - племянница посмотрела на тетку восторженно, вопросительно и напряженно. - С твоей подачи, что ли ? Или тоже небрежность? Ну, теть Ин, колись немедленно. Будем тебе алиби шить. Меня заведующий вызывал - расспрашивал.

Инна Константиновна оттолкнула племянницу и на негнущихся ногах пошла в ванную.

- А бомжиха - то, бомжиха жила по тому же адресу, что и твоя Анька, крикнула вслед Ирочка. - Я её выписку смотрела. Слышь

Григоренко все слышала, и ничего не понимала. Она просто не знала, что ей теперь делать и не вменят ли ей в вину этот несчастный инсулин, и не оставила ли она каких-нибудь догадок, наводок мыслишек относительно своей нелепой подобострастной дружбы с Анной. И зачем это заведующий так интересовался? Ведь гораздо логичнее было бы предположить, что Анна Семеновна решила устроить себе кому, потому что жить ей просто надоело.

Ах, как она потом жалела, что поддалась эмоциональному порыву и не продумала свое поведение спокойно и логически. Зачем - то вылетела из квартиры, поймала частника и понеслась в ирочкину больницу. А тогда радовалась, что застала лоснящегося доктора, что успела с ним договорится, что они оба были заинтересованы в сокрытии факта этой торговли. Он, вытирая жирные руки о нечистый белый халат, сказал: "Меня не интересует ваша мотивация. Я хочу остаться в стороне. Мы с вами не знакомы, вместе не работали ничего не знаю и знать не хочу." На этих словах в мозги поступило просветление, Инна Константиновна гордо выпрямилась и заявила:" Очень жаль, что вас это не интересует. Я могла бы с вами поделиться. Секретами своего мастерства. Иногда бывает очень полезно."

Заведующий ирочкиным отделением и за полминуты похудел на пару килограммов. Инна с удовлетворением отметила его бледность, запавшие щеки и провалившиеся прямо в голову глаза. Она усмехнулась и подумала, что может заказывать себе значок :Хочешь стать стройным? Спроси у меня как!"

- Я прошу вас оставить меня в покое, я вас не знаю, - он пытался чеканить слова и казаться смелым, на самом деле проглатывал буквы и был насмерть напуган.

- Так давайте познакомимся, - Инна Константиновна вальяжно расположилась на хорошем кожаном стуле. - Ну?

Она и в самом деле призабыла как это чудо медицины кличут по отчеству и была не против немного поиграть в триллер. В тот момент, мужчину можно было бы брать тепленьким и вести под венец, но зачем Ирочке такой неуравновешенный трус, который не может правильно распоряжаться своими знаниями о жизни и смерти.

Из больницы Инна Константиновна вышла с гордо поднятой головой. А теперь жалела, страшно жалела о своем визите туда. Потому что расценить его можно было как угодно. Как угодно прокуратуре. И кто бы мог подумать, что эта бездомная Крылова способна создать такую огромную бурю в стакане воды. Вчера, когда она утихомиривала Танечку, появившуюся на кафедре в роли собственной тени, Инна Константиновна поняла, что вся эта борьба за кресло президента не сойдет ей с рук. Просто так - не сойдет.

50
{"b":"71882","o":1}