ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Анна Семеновна легко поднялась, сбросила переписку в сумочку и подошла к зеркалу. Неужели будет красить губы? Фи, какая пошлость. Ра-зо-ча-ро-ва-на. Но, нет. Она лишь притронулась к волосам и раздался подозрительный треск. Мишин насторожился, Виталий Николаевич беспомощно вжался в стул, Танечка испуганно хлопнула глазами.

- Татьяна, - настороженно позвала Анна Семеновна. - Должок.

Треск усиливался, на кафедре явно запахло жаренным. Громогласное мишинское "ложись" и причитающее танечкино "досиделись" прозвучали одновременно.

- Ложись, - снова скомандовал шеф.

А и что - мы люди не гордые. Даром, что костюмчик новый. Я упала на пол и закрыла голову руками. В ноги мне уперлись нечищеные ботинки Виталия Николаевича. Воцарилась спасительная тишина, нарушаемая поскрипыванием половиц, по которым по-пластунски в нашу с Танечкой сторону полз Мишин. "Что это вы, девочки", - засуетилась присевшая от испуга Татьяна Ивановна. "Лежать всем", - прошептал Мишин и накрыл меня своим телом. Я только успела подумать о том, что учения по ГО приносят некоторым большую радость, как прогремел оглушительный, катастрофический, полуатомный взрыв.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

Старший следователь городской прокуратуры Дмитрий Савельевич Тошкин любил осень. Вслед за Пушкиным, и потому что летом было жарко. Осенью Тошкин становился романтиком, ему казалось, что горячечный город выздоравливает с тем, чтобы мягко войти в холода. В хоккейный сезон. Поближе к телевизору. Осенью в городе становилось спокойнее - раздобревшие за отпуск горожане ещё не подсчитывали убытков, мало стремились на митинг лихорадочно заготавливали на зиму картошку.

Но этой осенью Надежда решительно отказала ему. А любовь почему-то нет. Выходило одно сплошное мучение, причин которого старший следователь не видел, а потому терзался ещё больше. Отказала. Не из-за фамилии, не из-за должности, не из-за несходства по принципиальным вопросам обустройства дальнейшей жизни. А просто так. Не навсегда. А на пока. Женщины - чудные люди. Да и люди ли? Зачем делать сложным то , что проще простого? Она сказала: "Будем дружить душой и телом!" Так почему не жениться? И что за дружба, кому за тридцать? И почему семь раз брачный обет давать было можно, а восемь уже нельзя?

Бред.

Подобный бред Тошкин заметил и в окружающей среде. Он разлился по городу и сконцентрировался в средствах массовой информации, к которым Тошкин теперь стал относится с большим недоверием. А как иначе, если убитый в прошлом году мафиози вдруг сделался национальным героем, пострадавшим от рук тех, кому плевать на Родину. Фильм об этом герое, которого Тошкин самолично допрашивал по поводу грандиозной перестрелки на площади, теперь крутили по всем местным каналам, сопровождая показ "этапов славного пути" слезными трагическими комментариями. Ведь бред? Которому есть ещё и другое название - не нашего ума дело. Если из обычного грабителя - гопстопника Котовского сделали героя революции, то чем хуже нынешние времена? Разве человечеству хорошо, когда совсем не о ком сложить легенду? Правда, кандидатуру можно поискать и подостойнее. А так - какие времена, такие боги.

Дмитрий Савельевич стал ощущать некое несоответствие собственного образа и нынешних правил игры. Получалось, что настоящие деньги можно было получать только обходными путями. Только - минуя закон. И его лично. Иногда приглашали поучаствовать. Несогласие воспринималось подозрительно и насмешливо. Быть честным и принципиальным значило слыть дураком. Быть умным - значило присоединиться ко всем тем, кого он отправил в места не столь отдаленные, Получалось, что он - Дмитрий Савельевич - полностью вписывался в формулу - трусливый, честный и влюбленный, Хотя в детской сказке она звучала как-то по другому,

Да, нынешняя осень не удовлетворяла. Она насмешливо щурилась солнечным лучом и грела воздух специфическим весенним призывом. Народ шалел, а Тошкин тосковал и ждал, когда начнут жечь листья. Когда начнут жечь листья, все будет хорошо.

Пыль на столе мешала ему сосредоточиться, но вытирать её несолидно, А скандалить с уборщицей - тем более. Тошкин отложил бумаги и стал рисовать узоры, припоминая свой последний разговор с Надеждой.

- Ты нудный и черствый, - заявила она.

- Почему? - Тошкин даже обиделся. Он был не согласен. Хорошее чувство юмора позволило ему целый сезон быть капитаном факультетской команды КВН.

- Почему? - снова спросил он.

- Потому что спрашиваешь!

Мама сказала Тошкину, что женщины устроены иначе. Разницу в психологиях он всегда учитывал в работе с подследственными. Но Надины заявления всегда находились за пределами всякой логики. Мама, в принципе, тоже. Она сказала, что Надя его просто не любит. Но стесняется его обидеть. Мама вздыхала и делала ошеломительный по своей глупости вывод: "Она - очень честный и порядочный человек". Бред - точно. Идиотизм какой - то. И стоило ли этим так сильно забивать голову, когда претенденток на перспективного прокурора в этом городе было хоть отбавляй. В субботу снова будут смотрины, и снова засидевшаяся в периоде междумужья девица начнет томно рассказывать ему о сложностях своей семейной жизни. Дмитрий Савельевич Тошкин - флагман гормональной перестройки всех незамужних женщин района. Ура!

- Может быть, ты все-таки подумаешь? Хорошенько и спокойно? - спросил тогда Тошкин у Нади.

- Я думаю. Я только об этом и думаю. Постоянно. Когда не думаю о деньгах и о том, какая я несчастная. И еще, когда я не думаю о том, что мне совершенно нечего носить.

Странное дело - только за десять последних встреч Надя сменила двенадцать нарядов. Дважды они попадали под дождь и заходили к ней переодеваться.

- Ты нарочно хочешь казаться злобной дурочкой, - рассердился Тошкин.

- Доброй. Каковой в действительности и являюсь.

И что она сделала в этот момент? Еще раз подтвердила свою легендарную ненормальность. Вот и все. Это о ней нужно снимать рекламные ролики зритель будет рыдать у телевизора, а не бегать за бутылкой в ближайший ларек, чтобы, раздавив её, убить соседа топором. Надя была бы самым лучшим мексиканским сериалом страны. - Она расплакалась.

Тошкин пожал плечами, скривил губы, вытер остатки пыли ладонью и подвинул к себе кипу бумаг. "Работа у нас такая", - к месту напелось ему. Нужно было готовить итоговую сводку за квартал. Лучше в двух вариантах. По правде и по совести. Потому что, если только по совести, то гнать их всех следует. Немедленно, навсегда и безо всякого выходного пособия. Тошкин потер виски и решил научиться соответствовать обстоятельствам.

Телефон зазвонил, как всегда, вовремя.

- Да, слушаю Вас, - раздраженно рявкнул Дмитрий Савельевич.

- Митя, в чем дело? - бархатный голос шефа в секунду напомнил о нафталиновых правилах субординации. Тошкин сразу подумал о неприятностях, которые мог сулить этот ранний неуместный звонок. - Митя, ты не в духе. Тогда я тебе добавлю. Хуже не будет. Слышишь?

- Весь - внимание, - Тошкин уткнулся носом в справку, пытаясь понять, почему раскрытое бытовое убийство на кухне было квалифицировано как "организация террористического акта".

- В город приехал кошелек, - усмехнулся шеф.

- И его уже украли? - осведомился Дмитрий Савельевич.

- Да ты там слушаешь или спишь? В город приехал человек - кошелек. Знаешь, как в песне поется - человек-свисток. Это не про нас с тобой. Ну, понял? Кошелек. На двух ногах, местного производства с иностранным гражданством и богатейшими возможностями. Есть вариант долгосрочной благотворительности.

- Что, и прокуратура будет просить?

- У него допросишься. Он же пострадавший на почве власти. Диссидент. И вообще, Тошкин, что-то ты мне не нравишься. Вопросы задаешь. Не выслушиваешь. А ну-ка , давай-ка, откладывай там свои бумажки.

- Прошу меня простить, - Тошкин вздохнул и печально посмотрел на то, что уже не скоро станет аналитической сводкой. И возможно - на этом столе не станет совсем. Оно к лучшему - липа - дерево хорошее, но дубом жить надежнее.

8
{"b":"71882","o":1}