ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ну хорошо,- сказал Карол. Теперь он сидел лицом к узнику и слушал его внимательно, как равный равного, пытаясь вникнуть в суть дела. Префект был сама настойчивость. И сосредоточенность.

Возбуждение, на краткий миг овладевшее молодым человеком по имени Эрт Рег, внезапно спало. Две живописные луны приближались к своему зениту. Черная пленка облегала лицо адмирала.

- Ну хорошо, - повторил он.- Вы допускаете существование ночи, "МРАКа", бича. Но я снова вас спрашиваю: кто такие Ноктюрны?

- О,Боже!- выдохнул Эрт, проводя судорожно сжатыми пальцами по отяжелевшим векам.- Вы хотите, чтобы я назвал народ, ночную планету? Их не существует! Стоит только нашей воле ослабнуть или отклониться в сторону, как мы сразу переступим ту воображаемую грань, которая отделяет нормального человека от чудовища. Ноктюрном может стать любой - и я, и вы. Они были у меня на борту, я ухаживал за ними! Если хотите это просто больные люди!

- Чумой?

- Хуже: одержимостью. Такое древнее определение лучше всего подходит к ним. Живые трупы в заторможенном состоянии, захваченные какой-то посторонней сущностью, управляющей ими по своей воле. Как объяснил мне один человек, разбиравшийся в этом, заболевание для Земли не ново. Позже он добавил, что ни в коем случае нельзя истреблять больных. Тогда-то я и покинул Сигму, уехал, чтобы сражаться, чтобы научиться...

- Чему?

- Бороться со злом!

- И вам удалось? Вы знаете, как его победить?

Прозвучавший вопрос был единственным, поставившим Эрта в тупик. По крайней мере - пока.

- Известно ли вам,- продолжал Карол с железной непреклонностью,- что Сигма получила недавно ультиматум с Земли. Мне передал его кто-то из ваших. Догадываетесь, что в нем?

- Думаю, что знаю, да .

- "Мы, законные земные власти,- процитировал адмирал,- в полной мере представляя себе последствия, приняли решение. Вот оно, ужасное, но справедливое. Коль новая война угрожает космосу, раз провокациям нет конца, а наши эмиссары подвергаются нападениям на звездных дорогах, пусть недруги знают, что Земля будет уничтожена термоядерным взрывом. Ибо лучше гибель одной планеты, чем всей Вселенной. Подпись: исполнительный комитет "МРАКа".

Слова упали, как капли расплавленной бронзы, потом негнущимися пальцами адмирал сорвал с себя маску и провел рукой по влажному белому лбу, по налившимся тяжестью векам. У Эрта мелькнула мысль:"Все-таки он человек..."

- Конечно,- добавил адмирал Карол,- нам уже приходилось сталкиваться с подобными "классическими" заявлениями. Несомненно,такое кажется лишенным здравого смысла, алогичным. Но раз вы утверждаете, будто Земля во власти одержимых, приходится опасаться, что это не просто угроза!

- Да, безусловно,- сказал Эрт.

- К тому же вы информированы не хуже меня.

- Вы осмеливаетесь утверждать...

- Да, осмеливаюсь. Они подорвут Землю, если сочтут такую акцию необходимой. А другие планеты, где согласятся их принять, найдутся.

- Но цепной взрыв уничтожит и те!

- Цепной взрыв уничтожает только материю.

- Для вас зло нематериально? - глухо спросил Ингмар Карол.

- Нет. И я повторяю: вы знаете это не хуже меня. Ситуация выглядела невероятно, невообразимо,- учтивая беседа на грани метафизики между судьей и приговоренным к смерти, между бесспорным властелином космоса и молодым корсаром, попавшим в западню. Эрт резко вкинулся - так бросают и проигрывают последнюю ставку:

- Вы задаете вопросы, заранее прекрасно зная ответы. Вы - великий адмирал, а я всего лишь человек, ожидающий смерти. Но как раз поэтому я имею право крикнуть вам в лицо: тот рапорт, который я отправил вам два года назад - рапорт, скрепленный двумя подписями: Морозов и Карол - что вы с ним сделали? Вспоминайте! Я прибыл для его вручения в день выпуска учащихся потока "Земля". На вас было совершено покушение.. .

- Я не забыл того дня.

- Мне пришлось тяжело в толпе у эскалаторов. Раненному. Но вам передали тот рапорт, содержащий всю правду о Земле!

- Подумайте, что вы говорите!- отрубил Ингмар Карол. И внезапно Эрт дрогнул, услышав не обычный начальственный голос префекта, но голос воина-адмирала! Они еще могли прийти к взаимопониманию...

- Вы утверждаете, что был рапорт о положении Земли, подписанный Каролом и Морозовым?

- Утверждаю. Я получил его из рук самого Морозова. Но почему вы спрашиваете у меня об этом?..

- Потому,- ответил адмирал с необыкновенным беспокойством в голосе,- что такой рапорт должен был существовать! Но вы не могли знать о нем, так как его авторы покинули Сигму в момент, когда ваш астероид с маяком был еще цел! Не перебевайте меня, ради Бога! Отправления и прибытия - единственные вещи, лучше всего регистрируемые на Сигме! Невероятно! Вы держали в руках документ, который мог все изменить. Где он?

- Вы сами должны знать.

- Остерегайтесь!

- Не смешите меня, адмирал-префект. Истекает моя последняя ночь. Мне нечего бояться... к тому же и раньше немногое пугало меня. Я клянусь, я подтверждаю, что передал вам этот документ. Если не собственноручно, вследствие болезни, то, в любом случае, через посредника, который выше подозрений...

- Кто был посредником?

- Валеран д'Орафрик, последний владетельный принц Земли.

- Если так,- проговорил Ингмар Карол отрывисто,- то я клянусь, в свою очередь, что никогда не получал такого рапорта. Воцарилась тишина, глубокая и тяжелая. Оба с удивлением слушали глухие, еле различимые равномерные удары: биение своих сердец.

- Мироздание!- нарушил молчание Эрт. В первый раз с самого начала разговора он побледнел, и ему пришлось опереться на стену.

- Не может быть! Не могу поверить! Валеран, мой друг, мой старший брат...

- Послушайте,- сказал Карол, поднимаясь,- если вы играете, то вы, вне сомнения, лучший актер во вселенной. Но когда смерть так близко, не вижу смысла в подобной игре. Итак, я вам верю. Но тогда Валеран... Нет, невозможно. В любом случае я должен спросить самого Валерана.

- Он на Сигме, да?

- Более того, он в Мутационном центре...

Пораженные, они переглянулись.

- Адмирал,- сказал Эрт,- возможно, это вопрос нескольких часов или даже минут. Не теряйте со мной времени. Ступайте в Центр. (Ему вдруг показалось вполне естественным отдавать приказания. А Игмару Каролу повиноваться).

- Отправляйтесь к башне. Он, должно быть, уже знает, что вы спустились в колодец и говорите со мной. Он догадывается, о чем тут можно услышать. И он в Мутационном центре, в самом сердце цитадели... Только бы вам успеть!

- Но вы-то,- адмирал остановился на пороге,- вы забываете...

- Что приговорен к смерти, а приговор - как там говорится? обжалованию не подлежит?.. Нет, помню. Но вы же сказали:"Речь идет о будущем Земли". А это гораздо важнее моей участи. Талестра, Виллис - вся группа была доставлена в центр. Во имя Земли - быстрее, поторопитесь, адмирал!

Перед тем, как переступить порог, великий предводитель эскадр обернулся и бросил взгляд на молодое лицо, уже озаренное сиянием бездны.

- Я вернусь до рассвета,- пообещал он.

П

Что же дальше?

Будущее оставалось неясным. Проходили минуты. А может, часы.

Арктур, солнце Сигмы,- огромная двойная звезда. Движение ее планет по орбитам замедлено - дни и ночи длиннее.

Эрту Регу не надо было бороться с предсмертной тоской - он не знал страха перед физическими страданиями. Как только дверь захлопнулась за адмиралом, Эрт добрался до узкого ложа осужденного, вытянулся на нем и приказал себе спать. Так же он действовал бы и накануне сражения. Во время короткого и глубокого сна узник грезил, как и подобает, о звездах, о женщинах. Два милых лица в хороводе кружащихся огней приблизились к гладкой поверхности темной воды сна, куда погружаются лишь очень юные создания. Одна из незнакомок смеялась, окруженная ореолом золотых волос, ее удлиненные зеленые глаза светились дружелюбием и беспечностью - ее звали Телестра, подобно королеве. Но про себя Эрт повторял другое имя, и на губах у него стыл вкус золы и меда, и не покидало ощущение свободного скольжения в пространстве. "Виллис..."- прошептал он, садясь на край кровати. (В сущности, почему Виллис? Кто-то поведал ему, что в одном, давно позабытом славянском языке так называли русалок, плакавших и резвившихся среди ив). В визире виднелось небо потухшего фиолетового цвета с бледневшими последними лунами. Близился рассвет. Эрту показалось вдруг, что ничего не произошло минувшей ночью, что Ингмар Карол никогда не спускался в темницу. Все приснилось. Объяснение вполне правдоподобное. Зачем бы он явился? Вот только в воздухе держался сладковатый запах шрауи.

3
{"b":"71883","o":1}