ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Что же,- решил узник,- если допустить, что он действительно приходил, то сейчас он должен быть в "Парапсе". Верно, жаркое будет дело! (Парапс - жаргонное словечко, данное такому грозному учреждению, как Мутационный центр Парапсихологического колледжа). Мне остается только ждать,- заключил он.- Ждать - легко сказать! Если бы это чертово слуховое окно не было перископическим экраном, я мог бы попытаться сделать хоть что-нибудь. Вот, пожалуйте, досрочно очутился под землей, на глубине футов в сто, не меньше. К тому же у меня напрочь отсутствует воображение, и я чувствую себя пустой скорлупой межпланетного корабля.- Он закрыл глаза.- Я знаю, что со мной: их не было в зале суда. Талестра скорее всего жутко расстроилась и дала Валерану увести себя куда-нибудь. Виллис вообще не пришла. А Валеран..."

Вдруг ему вспомнились последние слова их разговора с Каролом, общие недосказанные подозрения, и его руки стали ледяными, холодный пот выступил на висках. Эрт сделал нечеловеческое усилие, чтобы нащупать "свою группу". С момента заключения в колодец его пичкали (как утверждалось "с целью тестирования") болеутоляющими средствами в огромных количествах, и он не находил больше ни былой легкости восприятия, ни способности маневрировать за пределами реальности. Он догадывался, в чем дело: кто-то сообщил тюремным властям о его возможностях мутанта.

Но был ли он мутантом на самом деле? Попав сюда, Эрт постоянно обнаруживал в себе какую-то странную покорность. Вся их группа обладала сверхъестественными способностями : Талестра оказалась сильнейшей ясновидящей, чувствующей себя как дома во всех четырех измерениях; с некоторых пор Анг-Ри убедился в возможности на небольшом расстоянии внушать кому бы то ни было свои мысли; Морозов умел практически все и лишь телепатировал с некоторыми нарушениями. А Виллис... о, Виллис облегчала любые страдания... Но сам-то он?

"Я многое могу,- решил он,- но лишь в незначительной мере и не один. Мне приходилось вылечивать Ноктюрнов, но с чужой помощью. И погружаться в интерплан, но сколько сил использовалось на полную катушку. А сейчас я в изоляции. Почему я так одинок ?!

И вдруг он понял: опасность просачивалась, казалось, через сами стены колодца. Он знал, что в этой древней тюрьме содержали самых опасных преступников с других планет: парапсихологов из созвездия Скорпиона, газообразных субстратов из созвездия Дракона, всех телекинетиков, телепатов и левитаторов. Поэтому стены подземных камер были непроницаемы для психологического излучения.

Возможности "группы" нейтрализовались подобным препятствием. Эрт услышал скрежет бронзовых дверей в конце коридора, потом тяжелую медленную поступь: явились тюремщики. Снова он выпрямился и почувствовал, как на правой руке магнитные оковы слегка ослабли. Шаги приближались. За ним?.. Нет, слишком рано, луны еще не зашли. Глазок в двери его камеры слегка осветился, лучик скользнул по одноатомной перегородке. В недвижном воздухе невнятно произнесенные слова увязли, как пузыри газа в трясине. Густой бас произнес с расстановкой:

- Ну что, накрыли старика?

- Вместе с геликоптером. Он был не в лучшей форме, с плохо скрытой усмешкой отозвался другой голос, сухой и скрипучий.- Над Парапсом его и накрыли...

Эхо повторило:"Накрыли... накрыли..."

- Во всяком случае не станет нам больше надоедать, даже если его снова соберут по кусочкам,- заявил третий, на удивление бесцветный.- Нет, только не нынешним утром...

"Ноктюрны!"- вспыхнуло в мозгу Эрта. Прозрение оказалось жестоким и внезапным: он узнал тембры голосов, зубоскальство, однообразные, без конца повторяющиеся слова. Да, именно так они говорили на борту своих кораблей рукотворных самодвижущихся преисподних, на галлюцинирующих планетах, на покоренной Земле. Многие из них были телепатами, и Эрт немедленно поставил психический барьер.

- Геликоптер попал в западню?- спросил первый.

- Подробности, старина, ты узнаешь у начальника группы.

- Значит, дело начинается?

- Да, начинается. Сады Парапса горят, пламя видно даже отсюда.

- По всему городу раздаются взрывы.

- Водохранилища заминированы.

- А центральная башня?

- Великолепно было бы! Хотя, почему - нет?

- Операция "МРАК" начинается.

Тишина. Потом снова бесцветный голос:

- В любом случае, пощады этой ночью не будет.

- Какое количество мы ждем?

- Троих. Одного с Сириуса, обезьяну и землянина.

- ... и никакой пощады.

Вновь раздался нестройный смех, и они удалились, позвякиая свинцовыми подошвами. Другая дверь грохнула в конце коридора. Значит, вот как. Ингмар Карол заплатил жизнью за вторжение в тайну ужасных замыслов. Эрт тут же наложил вето на воспоминания о потерпевшем поражение могущественном старце. Надо было думать о будущем - они разговоривали под его дверью умышленно, с целью помешать ему предугадать свою дальнейшую судьбу. Чувствовалась излюбленная тактика Ноктюрнов: подрыв морального духа. Подавить его, не дать думать о башне, где находится группа... Глухая боль обессиливала. Эрт заставил себя встряхнуться:"Ну же, ну. Ничего еще не известно. Они специально говорили, хотели, чтобы я превратился в жалкую тряпку: настоящий приговоренный к смерти - тот, кто валяется у них в ногах, рыдает и клянчит:"Одну минуту, господин палач! Я невиновен, я..." От меня они этого не дождутся..."

Вдруг обрывок волны, очень слабый, дошел до него... мысленный зов, ощутимый даже в темнице... ну да, забыли закрыть смотровой глазок в двери.

- За нами придут через четверть часа,- шелестела волна.- Вы капитан Эрт, так?

- А ты?

- Я Жельт, вы помните,Жельт, которого однажды вылечила Виллис,"самый маленький и самый слабый кузнечик". Правда, я Жельт,.. и не Жельт... ну, вы потом увидете. Знаете, я был в зале суда, когда выносили вам приговор. Она, я хочу сказать Виллис, не могла прийти, отправила меня, все приготовлено для вашего спасения...

- Знаю,- пробормотал Эрт, и его захлестнуло волной горячей признательности.

- Я хотел следовать за вами, очень хотел! И "вошел" в какую-то грубую скотину огромного размера, ревущую гориллу, которую вели туда. Только скотина оказалась заключенным.

- Вот неудача, дружище Жельт,- Эрт едва сдерживал смех.- Но послушай, а не попробовать ли тебе перебраться в соседа? Или лучше... в тюремщика?

- Рад бы стараться, и очень старался, но я не могу, капитан. Я не знаю, как у меня получилось в первый раз. Может быть, существует какое-нибудь слово-пароль или жест... Вы, случаем, не знаете?

- Нет.

Эрт напряженно думал:"Вот оно, проклятие, лежащее на новой раса, беда первых космических мутантов: их способности проявляются внезапно, и они не всегда могут управлять ими."

- Послушай, Жельт,- сказал он,- попытайся сосредоточиться на одной вещи, я тоже буду думать о ней. Итак, представим себе башню. Возможно, нам удастся до нее добраться.

- Но они же сказали, что стены не пропускают...

- Ерунда. Сосредоточимся.

Последовало молчание, и тогда Эрт сконцентрировался на видении белой, отливающей каким-то неестественным блеском башне среди голубых и пурпурных садов Сигмы. Мутационный центр. Убежище, тихая гавань...

"Но если Валеран там..."

Не надо думать о Валеране. Обо всем том, что приводит в отчаяние и причиняет боль.

Не опускаться в мыслях до стрелок, неумолимо движущихся по циферблатам Арктура, подбирающихся к роковой черте... к смерти.

Светает.

Снова вдали слышны шаги.

Скрежет металла. Высокий арктурианец с лицом больного серафима первым переступает порог камеры: его обязанность (и это приводит арктурианца в глубокое уныние) зачитать приговор, несущий отпечаток суровой земной справедливости. Затем звучит мотивировка решения суда; на невообразимом казенном языке сообщается, что Эрт Рег, бывший звездный стажер, двадцати двух лет от роду , поправший все законы Свободных Светил, будучи признан виновным в нарушении статей ХХХ... ХХХХ и т.д., обвиняемый в вооруженных космических нападениях, насилии, убийстве и пиратстве (между прочим, на борту корабля "Парящая Земля", который некогда... и на планетах Лебединого Рва), приговорен к смертной казни. Приговор обжалованию не подлежит.

4
{"b":"71883","o":1}