ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хорошо, я… я обещаю.

– Спасибо, это для меня очень ценно. Я, наверное, должен был говорить это чаще, ты мне дороже сына, которого когда бы то ни было могло послать мне небо. И ты очень достойный человек. Думаю, даже договор этого не изменит. Я всегда помогу тебе, чем смогу.

– И в договоре?

– Конечно. Я же вижу, что тебя не отговорить. И лучше я помогу тебе всем, чем возможно, чтобы все получилось, чем… - Фаррио не договорил, но и так стало понятно, а после паузы добавил, - Но это очень опасно. Смертельно, я бы сказал.

– Это я уже понял. Но расскажи о самом ритуале поподробнее. С кем именно мне придется договариваться?

– Никогда не будешь знать наверняка, хотя можно и воззвать к кому-то конкретному. Правда он может не заинтересоваться твоим "подношением". У меня где-то был фолиант, где рассматриваются возможные кандидаты и особенности по их вызыванию. Но и тут есть свои подводные камни.

Взывание основано на пентаграмме силы и защиты. Эта пентаграмма рисуется одновременно на трех уровнях: физическом, магическом и ментальном. Но главное не начертить, а удержать, когда тебе откликнутся - суметь удержать собственную защиту. Этот ритуал так же опасен, но на одной технике далеко не уедешь. Тот, кто придет на твое приглашение, будет тебя испытывать. Если выдержишь - заключите договор, а если нет… Последствия непредсказуемы. Мы достанем все известные договоры, разберем во избежание подвохов, хотя тут все не предусмотришь.

– Спасибо.

– Пока не за что. Идем, я дам тебе ту книгу. И прими еще один мой совет - не связывайся с демонами.

– Демонами?

– Да. Они чаще всего приходят. Корыстны и весьма скупы, могут действовать обманом.

– Я его почувствую.

– Даже ложь демона?

– Любого. Я ведь тоже не человек.

– Тогда твои шансы повышаются.

– На много?

– Не думаю. Обман - не единственная тактика. Остаются лукавство, игры на чувствах, изощренная хитрость. Перед многими высшими существами твой разум как открытая книга.

– Я могу отказаться от договора?

– Только в начале, когда только увидел пришедшего. В течение трех минут после появления гостя ты можешь стереть знаки призыва, и тогда гость будет вынужден уйти. Но это не гарантирует, что отвергнутый гость не заинтересуется тобой в будущем. Хотя, насколько я знаю, такого еще не случалось. Правда, тут очень мало информации. Лишь единицы, решившиеся пойти на ритуал, осмелились его прервать.

Глава 14.

С этого дня маг помогал ученику как можно детальнее и всесторонне изучить этот вопрос. Почти все время Андре проводил в библиотеке, листая старинные, пропыленные фолианты на десятке различных языков, стараясь вникнуть в самую суть и понять общий смысл. Это давалось не легко, и частенько они запирались с Фаррио вдвоем, обсуждая ту или иную точку зрения. И все это в тайне от Нефелы, от чего она, говоря прямо, в восторг не приходила. Но магу сейчас гораздо важнее было как можно лучше подготовить ученика.

Ученика… Да, Фаррио продолжал так называть Андре, хотя фактически они уже были равны. А если все удастся, то это окончательно разведет их пути. Почти наверняка они даже расстанутся. Но Фаррио считал, что не имеет права удерживать при себе уже вполне состоявшегося мужчину, как бы ему самому не было грустно.

И снова, в который уж раз, в библиотеке над древним фолиантом склонились две белобрысые головы.

– Вот видишь, - говорил Фаррио, - В этой книге дан самый подробный список высших существ. Но, что самое ценное, есть еще и перечень тех, с кем вообще не рекомендуется заключать договор. Советую особое внимание уделить этому списку.

– Так, что тут у нас? Демон, демон, темный бог… а это кто такой? "Танатус Омега" - и имя даже взято в кавычки, и при этом заметка, что с ним лучше вообще не иметь дел.

– Это конец всему. То, от чего нет спасения ни единому живому существу. Смерть.

– Но тут просто фигура в капюшоне.

– Смерть не ограничена условностями пола, возраста и внешности, и может принимать любой облик. Это самое опасное существо, ибо перед его силой трепещут даже боги.

– А как насчет коварства и нечестной игры?

– Не думаю, что Смерть в этом вообще нуждается, - покачал головой Фаррио, потом, спохватившись, - Мальчик мой, ты что? Уж не задумал ли ты… Нет, даже не заикайся об этом, слышишь? Вызов такого существа - чистое безумие! Ты просто не удержишь защиту.

– Я еще ничего такого и не собираюсь делать. - Андре практически не врал. Идея только сейчас пришла ему в голову и пускала обильные корни. Было в этой фигуре что-то притягательное. Но пока не стоит расстраивать учителя.

Они продолжили подготовку, иногда просиживая над книгами или отрабатывая заклинания дни и ночи.

К тридцати годам Андре решил, что откладывать далее бессмысленно. Нужно действовать. Фаррио, скрепя сердце, согласился.

Для вызова требовалось уединенное место, и Андре остановился на дальнем поместье учителя, вернее на той чащобе, что окружала его. Там как раз имелась подходящая полянка.

Сложив все требуемое в сумку, Андре направился прямиком к ней. Один. Это был тот обряд, где зрители лишь помеха, а то и дополнительный риск.

Поляна казалась безлюдной, но Андре все-таки наложил "завесу тайны". Прерванный обряд грозил катаклизмами разной степени тяжести.

Разобравшись с этим, маг принялся тщательно готовиться к ритуалу. Для начала по периметру поляны пробежала голубая искра, замкнувшая круг, который отторгнул из себя все живое, так как это тоже мешало. В итоге образовался ровный участок голой земли. И тогда Андре приступил к начертанию пентаграммы.

Это лишь ученики чертят пентаграммы мелом или ножом на карачках, или на бумаге карандашом. Настоящие маги действуют мысленно, так как, во-первых, чертить обычно приходится на нескольких уровнях, во-вторых, требуется математическая точность, в-третьих, чертить нужно быстро. Поэтому Андре сосредоточился, и внутри земляного круга снова заметалась искра. На сей раз алая. Быстро и выверено она начертила восьмиугольную пентаграмму, которая осталась светиться алым.

Дополнять пентаграмму рунами приходилось уже вручную, так как ритуал был очень сложен. К тому же приглашение Андре адресовалось конкретному… существу, что тоже процесса не облегчало. Выбор дался очень трудно. Множество раз Андре отказывался, потом возвращался снова, пока не пришел к выводу, что его "подношение" только этому существу и подходит. Хотя это означало вмешательство в очень высокие сферы.

Закончив с рунами, Андре вытер нож и встал точно в центре пентаграммы. Взрезав себе ладонь, он кровью начертил знак омеги, как можно четче произнеся:

– Прошу, откликнись на мой зов!

Еще одна капля крови упала наземь и исторгла тонкий луч света, устремившегося ввысь. Тотчас вокруг пентаграммы, но в пределах поляны все загрохотало, взвыл ветер, и это промежуточное пространство заполнилось искрящимся, но густым туманом.

Минута буйства силы, и из тумана полезло что-то явно демоническое.

– Изыди! - велел Андре, не дожидаясь, когда вылезет полностью, и установил защитное поле на отражение.

Взвизгнув "жаль", тварь исчезла. Повисла почти звенящая тишина. Она тянулась минуту, две… Нервы звенели от напряжения, когда раздалось обыденное:

– Чем обязан?

17
{"b":"71884","o":1}