ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это их право.

Чтобы отвлечь единорогов, мне в голову пришла одна хитрая идея:

– Кстати, Вио, тебя очень интересовала проблема искусственного оплодотворения. Так вот, Инга врач и могла бы проконсультировать тебя по этому вопросу.

– В самом деле? - оживилась девушка.

– А что, существуют какие-то проблемы в этой области? - заинтересовалась тигрица. - Обычно оборотни весьма редко страдают ими. А ты выглядишь просто пышущей здоровьем.

– Еще не хватало говорить о подобном при человеке, - фыркнула Августина, и Вио тотчас приутихла. Но я-то не смолчала:

– Этот человек знает о нас, его можно называть нашим другом и, возможно, будущим членом прайда. Так что не вижу смысла делать из этого трагедию.

– Эта ваша неосмотрительность! - скривила губы Августина. Я окончательно потеряла терпенье и холодно процедила:

– Знаешь, вряд ли мне нужны комментарии о нашей политике. Мой прайд процветает, мы не оторваны от жизни, и у нас нет ваших проблем.

– Да что ты знаешь о политике, девчонка?

Ой, зря она это сказала! Я, может, и снесла бы эту обиду, пропустила мимо ушей, но Ашана среагировала быстрее. Мои глаза полыхнули серебром и голос стал рычаще глубоким, покоряющим:

– Женщина! Мы пришли в этот мир задолго до твоего рождения. Наша сила есть искра божественного. Я - патра, и от меня, по воле Баст, пошел род кошачьих, род леопардов. И буде таково в жизни и в смерти.

С каждым словом голова Августины клонилась все ниже и ниже, принимая позу покорности. И, когда я замолчала, она не без труда выдавила:

– Простите, миледи. Я неверно оценила вас и вашу роль. Ваше могущество… потрясает.

Я вздохнула, впитывая назад выпущенную силу, и только тут заметила, что все сидят, уставившись на меня, с упавшими челюстями. Даже Андре как-то подозрительно косится. Так что я невольно передернула плечами и поинтересовалась:

– Что?

– Я еще никогда не видела тебя столь величественной, - ответила Инга. - Если бы мы не сидели вот так, за столом, не думаю, что я могла бы удержаться и не пасть ниц.

– В самом деле? Я была такой грозной?

– О да, свет очей моих! - усмехнулся Андре. - Разгневанное божество выглядит не намного грознее!

– Ну, что я могу сказать, призраки прошлого иногда выходят наружу. Когда меня начинают выводить.

Я зыркнула на притихших единорогов, и этого оказалось достаточно, чтобы Вио опустила голову и пробормотала:

– Прошу, прости нас.

Промелькнула мысль: как часто ей приходилось проявлять инициативу и извиняться за Августину. Чуть раньше я бы поставила на "всегда", но выяснилось, что женщина и сама может извиняться.

– Да ладно, - усмехнулась я. - Рано или поздно это все равно случилось бы. Да, у меня кошачья натура, но это вовсе не значит, что я всегда мягкая и пушистая. Совсем не значит.

– Но как ты можешь быть доминантом для другого вида? - спросила Августина.

– Легко, - улыбнулась я, а Инга пояснила:

– Доминант есть доминант. Это качество личности, внутренняя сила, и неважно, что за зверь кроется внутри. Я видела огромных амбалов, склоняющихся перед хрупкой девушкой, так как она доминантнее их. Одной грубой физической силы недостаточно.

– Хочешь сказать, что Лео, если захочет, может подмять под себя нашего гуна, то есть вожака?

– Я не знаю его, но не стала бы исключать такой возможности, - уклончиво ответила тигрица.

Все снова покосились на меня, но на моем лице можно было прочесть лишь одно: "А оно мне надо?". И все-таки, не выдержав их взглядов, я сказала:

– Если кто-то думает, что я побегу устраивать мировую революцию среди оборотней, то глубоко ошибается. Один уже на броневичке докатался - семьдесят лет расхлебывали.

– В самом деле? - похоже, Августина мне не верила.

– Да. Если бы не обстоятельства, я бы так и осталась далека от дел стаи и прайда. Была бы оборотнем-одиночкой и все.

– И мы бы очень многое потеряли, - добавила Инга.

– Лео вовсе не упивается властью, - улыбнулся Андре. - Иной раз приходится даже убеждать воспользоваться ею.

– Что-то пару минут назад я этого не заметила, - губы Августины дернулись в усмешке.

– В конце концов, приходится учиться работать с тем, что есть. И если я какой-то из своих возможностей не пользуюсь, то уж точно не потому, что не умею.

– Какой-то странный у нас разговор получается, - заметил Андре, заканчивая с ужином.

– Надеюсь, Олег, ты не очень шокирован? - поинтересовалась я.

– О, нет. Почти нет.

– Это хорошо. Думаю, пришло время нам троим поговорить.

– Можете расположиться в северной гостиной. Она достаточно уединенная, - предложил Андре. - А я пока уберу со стола.

– Хорошо. Потом присоединяйся к нам.

– Непременно.

* * *

Гостиная была очень милая. Небольшая, но уютная, и не перегруженная мебелью. Пропуская гостей, я закрыла дверь, причем чувствовала себя немного странно. Совершенно не представляла, как заговорить о том, ради чего, собственно, мы и собрались. Поэтому Инга меня сильно выручила, заговорив первой:

– Спасибо, что согласилась встретиться с нами. Я знаю, у тебя сейчас не самый легкий период…

– Если ждать подходящий период, то можно так и не дождаться, - отмахнулась я. - А тут лучше надолго не откладывать, я правильно понимаю?

– Ну, думаю да, - согласился Олег.

– Честно говоря, я никогда не вела подобных разговоров. В этой жизни уж точно. Как-то не приходилось приводить в прайд новых членов, скорее наоборот. Ладно, начнем с легкого. Ты в самом деле решил стать оборотнем?

– Да, это должно решить многие трудные моменты.

– Но это навсегда, Олег. И не должно восприниматься как жертва или что-то подобное. Тебе даровано то, чего практически все из нас были лишены: выбор. Решение должно быть полностью осознанным, ибо назад пути не будет.

– Я думаю, что все уже решил.

Я улыбнулась, сказав:

– Не буду говорить, что обращение очень рискованно, так как располагаю более… щадящими способами. Мне не придется раздирать тебя в клочья. Но это не значит, что будет очень легко и просто. Первые месяцы будут непростыми. Ты сильно изменишься. И, самое трудное, тебе придется скрывать эти изменения. Первые месяцы за тобой будет приглядывать куратор, который будет отвечать за твои действия в прайде и мире.

– Думаю, я с этим справлюсь, - вставила Инга.

– Да, конечно. Основное бремя ответственности будет на тебе. Но я настаиваю, чтобы раза два-три в неделю, если все получится, Олегом занимался еще и Крис.

– Зачем мне мужчина-смотритель?

– Затем, что некоторые особенности оборотня зависят еще и от пола. И, запомни, любой первый раз тебе придется совершать с прайдом или вблизи от него.

– Но что именно?

– Первое изменение, охота, секс. Контролировать зверя не легко. Этому надо учиться.

– Я готов. Но могу задать вопрос?

– Конечно.

– Каков будет мой зверь?

– Я прародительница леопардов, но, - Ашана подсказала, что разговоры разговорами, но существует определенная процедура, ритуал, дабы определить, может ли вообще кто-то нести время оборотничества. Поэтому я оборвала себя на полуслове, заговорив именно об этом. - Для начала мне нужно провести определенный ритуал, обследование, если хочешь, чтобы понять, сможешь ли ты вообще перенести изменение, быть оборотнем.

Именно в этот момент вошел Андре. Оглядев всех нас лукавым взглядом, он спросил:

– Надеюсь, я не слишком помешал?

– Ничуть. Садись.

– А что это за ритуал? - вернулся к прерванной теме Олег.

– О, в нем нет ничего ужасного, - улыбнулась я. - Когда-то он позволял отбирать достойных детей Баст. Тех, кто потом не откажется от дара. Конечно, прецеденты все равно случались, но очень редко.

– А что, можно отказаться быть оборотнем? Ты же говорила, что обратной дороги нет, - удивился Олег.

– В обычных случаях так и есть. Теперь только я могу в течение месяца или может быть двух после превращения сделать оборотня обратно человеком, если он из кошачьих. Хотя эта процедура очень изматывающая и требует больших затрат физических и ментальных сил.

38
{"b":"71884","o":1}