ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну, во всяком случае, они внушают мне больше доверия, чем обычные криминальные авторитеты.

– Тебе виднее, - ответила Дени без особого энтузиазма. У нее тоже были претензии к вампирскому роду. Правда та гадкая личность вампиром была лишь наполовину. Худшую, так сказать. Один из магов Триады. Плохо кончил. От моей руки. - Но, я надеюсь, ты пойдешь к ним не одна.

– Нет, конечно. Иветта как раз сегодня обсуждает состав группы, время и место встречи.

– Понятно. Может, это и лишнее, но будь осторожна.

– Постараюсь. В конце концов, пора и за собственное дело порадеть.

Дени улыбнулась и хотела сказать явно что-то морализаторское, но меня спас звонок мобильного телефона. Незнакомый номер, странно.

– Да, слушаю.

– Лео, это ты?

– Вио? - вроде бы я не давала ей свой телефон. Или давала? Нет, давала. Хорошая болезнь "склероз" - ничего не болит и каждый день новости!

– Да, это я. Я тебя не отвлекаю?

– Нет, не особо. Слушаю тебя.

– Мне… мне хотелось бы поговорить с тобой.

– Что-то случилось?

– Нет, просто… это личное. Хотелось бы… без свидетелей, - читай без Августины.

– Хорошо. Можешь прийти ко мне в клуб. Знаешь адрес и как добраться? Тогда записывай.

Дени поняла, что дело долгое - и вышла. Правда я управилась минуты за три. Но только отключилась, как снова зазвонили. Иветта.

– Да?

– Привет, Лео, - голос удивительно бодрый. Видать, хорошие новости.

– Все хорошо?

– Более чем.

– А чуть конкретнее?

– Завтра, после заката, встречаемся в клубе "Ночной полет". Состав группы - шесть человек. Мы с тобой и по два охранника. Без оружия.

– Само собой.

– Мы будем разговаривать с Юлием - правой рукой Магистра города.

– А самому Магистру западло?

– Самой. Дело в том, что она уехала. Ненадолго, но наше дело все равно не терпит. Но это нам на руку.

– Почему?

– Юлий ни за что не уронит честь и авторитет своего Магистра, поэтому практически наверняка поможет. К тому же он как раз по силовым вопросам.

– Все, что ни делается, к лучшему?

– Ага. Примерно. К тому же они, как я и предполагала, очень хотят познакомиться с тобой.

– Нашли достопримечательность! - фыркнула я.

– Не вредничай, - усмехнулись в трубке.

– И это не дают! Лучше скажи, как мне следует выглядеть?

– Пафосно и шикарно. Вампиры это любят. Особенно старые.

– Прям эдакое щепетильное светское общество!

– Почти. Ну да у каждого свои странности. Мы вот по мясу, они по крови.

– Еще какие инструкции будут?

– Разве что, когда уже поедем. Кстати, ты кого с собой возьмешь? Криса и Ингу?

– Как ты догадалась?

– Женская интуиция.

– Ну-ну, скорее уж опыт.

– И это тоже.

– Кстати, об Инге, я в пятницу, в полночь собираю прайд. И очень хотела бы видеть тебя и твоих волков.

– По поводу?

Я вкратце объяснила ситуацию Олега и Инги, после чего Иветта сказала:

– А, понятно. Все-таки взялась?

– Он подходит и сможет, к тому же хочет.

– Что ж, твое первое обращение. Я это ни за что не пропущу!

– Вокруг меня прям кружок естествоиспытателей! - со смехом фыркнула я. - Андре, вон, тоже жаждет лицезреть!

– А для него это не опасно? Все-таки не хищник.

– Он может превращаться во вполне натурального барса, так что, думаю, сможет. Во всяком случае, я сделаю все, чтобы свести риск к минимуму.

– В этом я нисколько не сомневаюсь. Ладно, я оповещу всех о мероприятии.

– Спасибо. И до завтра.

– До завтра.

После того, как я отключилась, телефон требовательно запищал, требуя подзарядки. Пока я ее нашла и воткнула в розетку, вошел Ник. Причем застал меня в самой рабочей позиции, блин! Задница над столом, все остальное - под.

– Леди-босс, вы ли это? Я не узнаю вас в гриме!

– Ой, дошутишься ты у меня! - погрозила я, с многозначительным видом вставляя шнур зарядки в попку телефона.

– Только не это! Только не по лицу! - Ник поднял руки, шутливо загораживаясь. Только тут я заметила на нем солнечные очки.

– Что, солнышко напекло?

– Ага, щаз! - охранник приподнял очки, и я увидела, что фингал уже стал желтовато-лиловым. - Уж лучше так, чем ходить, как очковая панда.

– Для этого тебе нужно второй глаз подбить.

– Но-но! Что за грязные инсинуации? - Он аж попятился.

– Шучу.

– Ладно, я ж по делу.

– Слушаю.

– Там к тебе девушка какая-то пришла. Ну, говорит, что к тебе. Беленькая, как снежинка, но глазки темненькие, и ресницы такие…

– Она что у тебя, мутант?

– Почему? - искреннее удивление в глазах.

– Ты ресницы где-то в районе задницы показываешь. Сдается мне, ты не глазками ее любовался. Ладно, проводи ее в переговорную, это и правда ко мне.

– Будет сделано.

Ник вышел, а я глянула на часы. Да, быстро Вио добралась! А почему переговорная? Там сможем спокойно побеседовать, и не будем мешать остальным работать. Все важные бумаги-то в кабинете.

Глава 37.

Когда я вошла в переговорную, Вио сидела там, как ученица за партой и встретила меня настороженным взглядом. От этого я сразу задала дежурный в последнее время вопрос:

– Что-то случилось?

– Нет, ничего, просто…

Вио запнулась, а я уже подавила зародившееся волнение и села в кресло напротив, небрежно вытянув ноги. Осталось только закурить, но я не курю, так что ограничилась расслабленной позой. Вио продолжала молчать, потупившись, так что я, наконец, не выдержала и спросила:

– Ты хотела поговорить о чем-то серьезном?

– Скорее личном.

– О чем же?

– Ты говорила, что твоя подруга, Инга, может мне помочь, как врач.

– Да. Она же сама это сказала.

– И может все рассказать о… процедуре?

– Даже если и нет, то сведет с теми, кто более сведущ.

– Это было бы реальным выходом для меня.

– Но, учти, Андре ни на что согласия не давал! - я не могла не напомнить об этом.

– А ты… не могла бы его уговорить?

– Зачем?

– Ну…

– Вио, я никогда не мечтала стать сводней.

– Лео, пойми, у меня может просто не остаться выбора! Обещаю, ни я, ни плод этого договора, никогда не побеспокоим вас!

– Думаешь, я так этого боюсь? - хмыкнула я. - Мы с Андре вместе, так как нужны друг другу. Если это перестанет быть таковым… что ж, значит, на то воля богов.

– Тогда… я согласна на любых твоих и его условиях. Я сделаю, что угодно! Хочешь, я останусь при ребенке как няня, а вас он будет считать настоящими родителями?

Сказано таким бесцветным голосом, что я пристально всмотрелась в лицо девушки. Неужели серьезно?

– И кто подтолкнул тебя к этой идее? Хотя я и так знаю, Августина.

– Нет. Она не позволила бы мне и думать о подобном.

– Но ты все-таки подумала.

– Я… да, - Вио вздохнула, вцепившись пальцами в край стола, словно это была последняя в ее жизни опора.

– И все-таки это не имеет смысла, ведь даже пойди я на такую сделку (что само по себе маловероятно), Августина поднимет вой до небес, и заставит тебя поступить в интересах табуна.

– Нет.

– С чего вдруг такая уверенность?

– Только мать вправе определять судьбу ребенка до момента его полного созревания. Это непреложный закон. Еще и поэтому никто не появился, когда мать Андре погибла - она никак не дала знать, что препоручает сына заботам кого-либо еще.

– Вам никто не говорил, что от слишком жестких и непоколебимых правил одни проблемы?

– Нет. Но, поверь, коли я решу, никто не посмеет вмешаться.

– Нет, Вио. Мне кажется, ты просто запуталась.

– Может и так, - вздохнула девушка, спрятав лицо в ладонях.

– Я бы на твоем месте послала всех к черту, - не сдержалась я, едва не хватив кулаком по столешнице.

– Не могу.

– Знаю. Долг и все такое. Но давай на секунду подумаем. Отрешись от всего этого: долга, Августины, табуна, и скажи, представь, если иначе сложно, что хочешь именно ты?

46
{"b":"71884","o":1}