ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 44.

У спальни нашего пациента находились двое крепких слуг, лишенных нездорового любопытства. Я поинтересовалась у них обстановкой и получила ряд коротких, но емких ответов: все спокойно, никто не входил, нет, и выходить никто не пытался. Я кивнула им и вошла.

Первое, что настораживало, какие-то странные звуки. Они исходили от кровати с тщательно задернутым пологом. Хм, кажется, мы оставляли его приоткрытым. На всякий случай передвинув кинжал поудобнее, я подошла к кровати и отдернула злополучный полог.

Я увидела белоснежную, уж на фоне нашей загорелой кожи так вообще, спину. Эльф свернулся в комочек и… плакал.

– Эй! - позвала я.

Он тотчас вздрогнул, словно я его ударила, а не окликнула, вжал голову в плечи и медленно, очень медленно повернулся. Такой сияющий, тонкий и… заплаканный.

Чтобы как-то успокоить, я присела на край кровати и дотронулась до него. Хотела до плеча, но эльф снова дернулся, и получилось до горла. Вокруг него тотчас полыхнула золотая вязь рун. А потом руны изменились и цвет стал серебреным.

Выругавшись, я отдернула руку, а эльф схватился за горло. Сначала на его мордашке отразился страх, который сменился недоумением и почти радостью. Он что-то проговорил на красивом, певучем, но незнакомом языке. Я могла уловить общий смысл телепатически, но не каждый же раз мысли читать! Поэтому спросила:

– Ты можешь говорить на моем языке?

– Да, - ответил эльф спустя пару секунд. - Но не очень быстро… пока.

– Как твое имя?

– Лаантель, госпожа. Но вы можете называть меня Ла.

– Так бы и представился, - улыбнулась я.

Эльф же пал ниц прямо на кровати и проговорил:

– Вместе с именем своим я вручаю в ваши руки и жизнь.

– С чего вдруг? Достаточно просто сказать спасибо за спасение.

– Нет, - заостренные уши забавно трепыхались, когда он мотал головой. Потом эльф указал на горло, пояснив, - Сложно сказать, как такое возможно, но мои заклятья подчинения признали вас и перечеркнули прежнее имя. Отныне я ваш раб.

Снова захотелось выругаться, но вместо этого я спросила:

– Ты, кажется, рад этому?

– Ну… - эльф снова весь сжался. - Мой прежний хозяин, который и нанес это заклинание, был весьма… Изобретателен по части подчинения и наказания за непослушание.

– Из-за него ты оказался в пустыне?

– Да. Я хотел умереть. Не думал, что меня кто-то может найти.

– Думаешь, самоубийство тебе бы помогло?

– Мне больше не было бы больно, - сказано глухо, безразлично. Жалость так и взметнулась во мне. Определенно, мое сердобольство когда-нибудь мне выйдет боком! Но я уже достаточно долго Сейши-Кодар, чтобы не выдавать душевных порывов. Я спросила:

– Ты думаешь, что, попав в новое рабство, тебе будет лучше?

– Все лучше, чем оставаться во власти того моего хозяина.

Я подумала, что же такого с ним должны были делать, чтобы считать так? Конечно, я и сама когда-то изведала рабский ошейник, но это было так давно… С тех пор я нечасто видела рабов. Нас окружали слуги, жрецы и воины.

– А сколько тебе лет? - решила уточнить я, уж больно Ла местами походил на мальчишку.

– Сто пятьдесят восемь.

– Немало. Но эльфы ведь взрослеют дольше?

– Да. По-настоящему взрослыми считаются только те, кто прожил более ста человеческих лет.

– А когда ты попал в рабство?

– В девяносто шесть. После первой взрослой… дуэли.

Ничего себе совершеннолетие! - подумалось мне. Странно даже, что этот эльф еще такой адекватный. Хотя, кто их знает. Сложно судить. Ведь эльфы даже не другая раса, а другой биологический вид. Такая смесь магии и биологии, что людям и не снилось.

– Надеюсь, ты пока не собираешься самоубиваться?

– Нет, госпожа.

– Это хорошо. А то оказалось бы, что мы зря тебя лечили.

– Скорее выдернули с того света. Я не думал, что кто-то способен на подобное.

– Ну, мы не кто-то, - усмехнулась я.

– А могу я спросить?

– Конечно.

– Где я нахожусь? И кто вы?

– Ты в оазисе Сит-Бастет, в одном переходе от города Бубастиса. Я - Ашана, одна из трех воинов Сейши-Кодар. Двое других, с которыми ты, несомненно, встретишься позже, Кашин и Нашут-Фет. Мы предводители воинства Баст и ее личная охрана.

– Вы оборотни? - спросил Ла, прищурившись, видно, пытался прочесть мою ауру и нашел в ней много интересного. Ведь мы не считали нужным скрывать то, что лежит на поверхности, и о чем все и так знают.

– Не совсем. Мы - дети Баст. Не по крови, но по силе.

– Божества?

– Иногда нас так называют.

– Никогда не видел божеств!

– Всегда бывает первый раз.

А эльф почему-то снова ткнулся носом в подушку, пробормотав:

– Простите. Я был неподобающе дерзок. Мне не стоило открывать рта.

– Успокойся. И прекрати протирать носом покрывало.

– Но… как же…

– Лучше скажи, как себя чувствуешь?

– Нормально, госпожа. Я готов служить вам.

– Прекрати. Тут слуг более чем достаточно. Мы в них не нуждаемся, - мне ответом был какой-то странный взгляд, заставивший спохватиться совсем о другом, - Ты ведь, небось, голоден, Ла.

Эльф потупился, но жадный взгляд выдал его с головой. Еще бы! Столько дней без еды! Обезвоживание-то мы вчера восполнили, теперь настала очередь еды. Я сказала:

– Идем, отведу тебя в трапезную, если ты в состоянии встать. Если нет, то я велю слугам принести обед сюда.

– Я уже в порядке, госпожа.

Ла, чтобы доказать это, встал с кровати, и тут до меня дошло, что он все время был голым. Конечно, меня это мало трогало. Будучи оборотнем, учишься не замечать наготу. Но водить голого эльфа по дворцу все-таки неприлично, даже если никто слова не скажет, к тому же ему может быть самому неловко. Поэтому я указала на один из сундуков:

– Там одежда. Думаю, ты сможешь найти себе что-нибудь подходящее.

Эльф кивнул, одарив меня благодарным взглядом, потом с головой зарылся в сундук. Когда Ла сказал, что готов, я невольно рассмеялась:

– Это женская туника. Мужчины такого не носят.

– Правда? - мордочка эльфа разочарованно вытянулась. - А что же тогда?

– Ну, например, вот это, - я протянула ему белую полотняную юбку, пояс и сандалии.

Похоже, эльфу пришлось не по душе, что оставалось столько открытого тела, но он и не думал жаловаться. Ладно, первое время потерпит, потом что-нибудь придумаем.

– А почему мужская одежда вперемежку с женской? - все-таки спросил Ла.

– Потому что мы с Кашин носим мужскую воинскую одежду, но иногда и туники.

– Значит, это ваше?

– Может быть. Я не помню. Мы давно не были здесь.

– Понятно.

– Ладно, пойдем, а то так и останешься голодным.

Конечно, я не повела его в общую трапезную. Зачем лишние зрители? Тем более у нас есть наша едальня, лично-собственная. К тому же я хотела повидать остальных. К тому же мы всегда старались обедать и ужинать вместе. Такие семейные традиции.

55
{"b":"71884","o":1}