ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кошка! - эльф буквально выплюнул это слово.

Я лишь усмехнулась, обнажая звериные клыки, и предупреждающе зарычала. Кажется, Дориан сам готов был зарычать, когда кинулся на меня снова.

Обидно, но ярость не застила ему глаза. Эльф действовал очень расчетливо и грамотно. Но я все-таки Сейши-Кодар. Опыта и у меня немало.

Удар, прыжок, поворот, удар. Дориан на секунду открывается, а я раню его в плечо, оставляя глубокий порез. Но этот выпад стоил мне царапины по ребрам. Запах крови, терпкий и сочный, накатывает снова. От этого что-то глубоко внутри хочет откинуть меч и драться дико, зубами и когтями. Но сейчас этому не место. Еще один выпад. Обманный. Вовремя понимаю и блокирую рукоятью, одновременно хлещу ветром. Дориан шипит, так как десяток ветряных осколков вплавляется в его руку, заставляя перекинуть оружие в другую.

Снова выпад, удар, рев магии, запах крови сильнее, причем раны у нас прибавляются едва ли не одновременно. Обманный выпад, удар гардой в грудь, хруст ребер. Твою-то мать, кажется, моих. Пора заканчивать, иначе может нехорошо получиться.

Лезвие несется прямо на меня, отбиваю его мечом Ветров, и клинок входит в сталь, как по маслу. В руках Дориана лишь гарда, а обломок лезвия летит, звеня, по полу.

Короткий хрип - ветряной кнут обвил шею эльфа и дернул назад, на пол, открывая грудь для удара. И все же Дориан успевает выплюнуть:

– Я бессмертен, кошка!

– Не для этого меча!

Меч Ветров вспарывает грудную клетку, пронзает сердце, и следующим движением сносит голову. Все кончено. То, что осталось на полу, можно назвать только одним словом - труп.

– Вот и все, - заключила я, заставляя меч исчезнуть.

– Дуэль завершилась, - согласно кивнул Иллал. - По всем правилам и без претензий. Мы подтверждаем это.

– Эта сволочь наконец-то получила по заслугам, - обронила Ниатель. Вряд ли это приличествующие слова для благородной дамы, но я была с ней согласна. И не думаю, что я одна. Взгляд Ла оставался более чем красноречив.

– Вам нужно тело? - сухо поинтересовалась Баст.

– Нет. Тело проигравшего принадлежит победителю, - ответил Иллал.

– В таком случае, Кашин, ты не могла бы позаботиться?

– Конечно, о, луноликая!

Девушка хищно улыбнулась и прищелкнула пальцами. Труп тотчас оказался охвачен ревущим пламенем. Не прошло и минуты, как от него осталась лишь кучка пепла, подхваченная моим ветром и унесенная прочь. На мраморном полу и следа не осталось.

Иллал кашлянул, заметив:

– Думаю, мы использовали все возможное гостеприимство, богиня. Пора и честь знать.

– Не смею вас задерживать, - похоже, Баст осталась от них не в восторге, но это могли понять только мы.

– Будет ли нам позволено открыть портал из этого зала?

– Как вам будет угодно, - богиня взмахнула рукой, снимая защитные заклятья.

Иллал кивнул и обвел рукой дугу, что-то быстро зашептав. Тотчас медленно, словно сотканные из утренней туманной дымки, появились резные ворота, которые приглашающе раскрылись.

– Мы благодарны вам за все, - ответил Иллал, беря Ниатель под руку. Та сказала Ла, - Не отставай, Лаантель. Пришло время тебе заявить о своих правах дома. Конечно, я не могу тебе приказывать.

– Я скоро, - эльф кивнул и подошел к нам. - Не могу же я не попрощаться. Вы… Я не могу сделать ничего, дабы достойно отплатить за то, что вы сделали для меня.

– Иди уж, будь хорошим мальчиком, - усмехнулась я, чуть поморщившись. Все-таки надо заняться лечением.

– Хотя ты и так неплох, - приобнял его Нашут-Фет.

– С тобой славно, - Кашин бесцеремонно хлопнула его по заду, направляя в сторону портала. - Заходи, если что.

Вообще-то на этом история не закончилась. Ла захаживал к нам. На ночь или недельку. Уже не такой забитый раб. Он становился блистательным, сияюще-величественным эльфом-сидхе, во всяком случае, пока не скидывал с себя всю эту шелковую сбрую, и мы не затаскивали его в постель, где он тут же превращался в своего парня.

А потом… потом идиллию разрушило коварство и честолюбие Кашин. Мы умерли.

Глава 49.

Воспоминания пронесись сияющей лентой перед глазами, и у меня появился лишь один вопрос к Ашане:

– Почему я не вспомнила раньше?

– Как-то не было случая. Да и зачем вспоминать бывших любовников, когда такой в настоящем?

– Хм… и много подобного еще скрыто?

– Вовсе нет.

На этом наш мысленный диалог завершился, и я вновь обратилась к Риоллану:

– Так значит, Лаантель все-таки стал принцем?

– Еще бы! Он - особо приближенный, тайной канцелярией заведует.

– И до сих пор седьмой?

– Это всего лишь очередность к трону. Думаю, Лаантелю он и ни к чему.

– Понятно, - влезать в эльфийские интриги не хотелось. Тут бы со своим бедламом разобраться. - Так чем же тебя заставили клятву принять?

– Прости, я не могу об этом говорить. Меня лишь греет мысль, что до ее конца осталось совсем немного.

– Ой, напорются когда-нибудь единороги на свои же грабли!

На эту мою реплику Риоллан лишь скрыл улыбку, отвечая:

– Нам не под силу распутать нити будущего. Сожалею, но мне нужно идти.

– Понимаю. Удачи тебе.

Эльф исчез, а я вернулась в гостиную. К счастью, застала там только Андре. Уж не знаю, каким чудом удалось выпроводить наших кумушек. Надеюсь, обошлось без жертв.

Андре стоял, облокотившись о подоконник, спиной ко мне, и было что-то такое напряженное в этой позе. Я подошла и, тихонько приобняв за плечи, спросила:

– Неужели наши дамы тебя настолько растревожили?

– Нет, не они.

– В чем же тогда дело?

– Ни в чем.

– Но я же чувствую, что это не так, - аромат лжи ни с чем не спутаешь. - Пойдем к нам. По дороге все расскажешь.

Я потянула его за собой к лестнице. Честно говоря, просто хотелось спать, но, видимо, пока звезды располагались иначе. По пути Андре так и не проронил ни слова, только хмурился. Поэтому, закрыв за нами дверь спальни, я проговорила:

– Может, все-таки расскажешь, что тебя так разозлило?

– Я не злюсь, - и снова странный взгляд.

– Досада? Раздражение?

– Я снова словил обрывок твоих воспоминаний, - сказал и опять отвернулся к окну. Астроном прям!

Что ж, в принципе, я даже догадываюсь, что это был за отрывок. Именно тот, что из-за такой яркой эмоциональной окрашенности способен резонировать на других. Весьма… сексуальный отрывок.

– Так ты ревнуешь? - беру его за подбородок, чуть надавливаю, заставляя повернуться.

– Да… Нет. Не знаю. Да!

– Но это же было тысячелетия назад и не вполне со мной. Ашана, при всей схожести, все-таки несколько другая.

– Я понимаю. Но… боги, это так ярко! - он сам притянул меня в объятья, словно боялся потерять.

– И все-таки это всего лишь воспоминание. Зачем ревновать к прошлому? Ты ведь тоже родился не вчера.

– Конечно. Ты права, но… Но вдруг я никогда не смогу дать тебе ничего подобного? Столь же яркого, единого.

Я прижалась теснее к нему, тщательно пряча улыбку. Неужели Андре опасается, что его одного мне не хватит? В эту минуту мне пришел в голову только один весьма неординарный способ убеждения. Я надеялась, что получится. В конце концов, с воспоминаниями выходит еще и само собой.

Я притянула Андре в поцелуй, одновременно с этим открыв разум и нарочно вытаскивая самые яркие, откровенные, горячие воспоминания о нем, о его теле, о его ласках.

Получилось даже более ошеломляюще, чем я полагала. Через минуту мы были в полной "боевой готовности", еще через пять просто рухнули в сокрушающий оргазм, при этом всего лишь целуясь.

Когда Андре отдышался и с лица малость сошла блаженная улыбка, он пробормотал:

– Надо будет как-нибудь повторить.

– Может быть. Как, остались сомнения? - мурлыкнула я.

– Издеваешься? - уж как-то очень шумно выдохнул Андре, перебирая мои волосы.

– Нет, ну может тебе нужны еще какие доказательства, - я повела плечами, снимая рубашку.

60
{"b":"71884","o":1}