ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не запомнила, - всхлипнула женщина. Беда с ней! Вот умный человек сразу бы за номер взглядом зацепился!

Что ж, во всяком случае из сказанного вырисовывалось, что Вио таинственным похитителям нужна живая. Уж слишком с ней цацкались. Или знали, с кем имеют дело, поэтому и приняли меры. Никому не хотелось получить рогом в живот.

– Что ж, - вздохнула я. - Думаю, картина ясна.

– Более чем, - буркнул Андре. Да уж, кто будет от такого в восторге?

– Нужно крепко побеседовать с Виктором еще и об этом. Очень надеюсь, что это нам что-то даст, равно как и информация Юлия, иначе…

Мне не требовалось договаривать, что "иначе", картина и так вырисовывалась неутешительная. Если никто ничего не видел и не помнит, то отыскать Вио в многомиллионном городе будет на грани фантастики. Поэтому, не желая предаваться мрачным думам, я сказала:

– Ладно, пусть Августина приходит в себя, а мы пока побеседуем с Виктором.

– Он, небось, заждался, - фыркнула Иветта, все это время хранившая молчание.

– Ничего, ему полезно, - усмехнулась я, стягивая пиджак - жарко. Хорошо, что у меня под ним черная футболка. Рукава рубашки пришлось бы закатывать.

Глава 57.

Когда мы вошли в зал для тренировок, Виктор лежал на животе, прямо на полу, и поза его мало намекала на удобство. Но в глазах парня не было отчаянья, скорее злость от собственного бессилия. Мда, путы держали его надежно.

– Как он? - поинтересовалась я у Криса.

– Спокойно, - хмыкнул телохранитель. - Как же еще?

– Вынь ему кляп. Настало время поговорить.

Едва у Виктора оказался свободен рот, как он скривился и сплюнул, пробормотав:

– Можно было и что-то более подходящее для кляпа подобрать!

– Ну извини. Спецоборудования не довезли. Пришлось импровизировать.

– Тьфу!

– Может, скажешь, что ты есть на самом деле? - поинтересовалась я.

– Да идите вы!

– Мы-то уйдем, а ты с кем останешься? - меня такими посылами не смутить и не оскорбить.

– Вам какое дело?

– Самое прямое. Лучше рассказать правду, ложь мы немедленно почувствуем.

– Я вообще не собираюсь что-либо говорить!

– Ну-ну. Пока можешь и помолчать, - пожала я плечами, и поинтересовалась у Андре, - Эти путы не являются препятствиям ментальным и магическим силам извне?

– Нет.

– Хорошо, - я злорадно улыбнулась.

Пришло время сорвать маски, точнее пробить оставшиеся щиты. Ох, как у меня по этому делу руки чесались!

Я склонилась к Виктору, держа его за плечи. Во-первых, прикосновение усиливало воздействие ментальных способностей, а во-вторых, мне нравилось видеть смятенье на его лице, когда он наблюдал за тем, как мои глаза вспыхивают серебристым светом, словно кто-то раздул тлеющие угли.

Сила, ликуя, стремилась на мой зов. Ее применение всегда сродни эйфории. Все из-за того, что она намертво вплетена в саму мою кровь. Я опустила лишь часть защитных барьеров, а ветер уже ласково шептал, упрашивая дать ему волю, и он достойно накажет наглеца в наших руках. Впрочем, он был согласен и сорвать с него щиты

Я уже достигла такого уровня, что почти видела эти преграды, скрывающие суть Виктора. Вот один, второй, третий, четвертый… Да, кто-то очень тщательно пытался его скрыть. И правда не он сам. Магия весьма высокого уровня. Но я справлюсь.

Кажется, мой ветер только этого и ждал, с ревом и мощью торнадо обрушиваясь на злополучные щиты. Возможно, будь я обладательницей классической магии, они и устояли, но тут им пришлось сложней.

Через два удара рухнул первый щит, еще через один и два других, и вот не выдержал последний. С почти осязаемым хрустом разлетелся на маленькие кусочки, как стекло.

Наш пленник предстал без масок, и это превзошло все наши ожидания - очень уж явным получился всеобщий вздох. Я-то в первую очередь заметила золотую вязь рун у него на шее, весьма похожую на ошейник. Определенно, на Виктора наложено заклятье подвластия.

Только отстранившись от этого, я взглянула на картину в целом, дабы понять, что это за существо, столь тщательно спрятанное от чужих глаз.

Оборотень. И при этом рожденный, живет наверное, уже вторую сотню лет. А зверь… С этим сложнее, что же за зверь скрывается за чернотой этих глаз?

Я всмотрелась пристальнее, и на миг на лбу Виктора вспыхнула и погасла звезда. Многоконечная, такая серо-черная. Где-то я что-то похожее видела… Рядом со мной удивленно вздохнул Андре:

– Не может быть!

– О чем ты? - и тут я вспомнила, где видела такую звезду, вернее на ком. - Неужели он… единорог?

– Да, - кивнул мой маг. - Он такой же, как я.

– Не такой, - раздался от дверей ледяной голос. Похоже, Августина пришла в себя быстрее, чем я думала. - Это черный единорог.

– Хм, - я перевела взгляд на пленника, тот гордо вздернул подбородок.

– Откуда вы его притащили вообще? - продолжала Августина. - Хорошо хоть связали. Как его имя?

– Виктор, - как-то рассеяно ответил Андре.

– Ложь! Это не твое имя, - женщина сверлила парня ненавидящим взглядом. - Отвечай правду!

Тот попытался что-то сказать, но руны на его шее зловеще блеснули. Правда, похоже, Августине и не нужен был ответ, она сама сделала выводы:

– Вилимир. Как я сразу не догадалась! Дерзкий юнец-отступник Вилимир.

– Не понимаю, о чем вы, - почти удивленно возразил наш пленник. Странно, но он был искренен.

– Ты хуже, чем отступник! Ты родился черным, и ушел еще до того, как мог считаться взрослым, чуть не убив этим мать. Она навсегда отдалилась от мира! Ты стал ее проклятьем!

Вилимир ошеломленно уставился на женщину. Похоже, чего-чего, а подобных обвинений он не ожидал. Мне даже стало его почти жалко.

– Вы несете какую-то чушь, - наконец вскинулся парень. - Я…

Тут же руны на его шее снова ожили, напоминая о своем присутствии и функциях, так что Вилимиру пришлось заткнуться, а я сказала:

– Думаю, здесь не все так просто, - и еще подумала: странно, что больше никто, похоже, не заметил. Насчет Андре я бы не стала утверждать.

– Вряд ли ты знаешь о нас больше нас самих, - фыркнула Августина.

– Всегда бывает первый раз. Сдается мне, он неподвластный.

– О чем ты? - заинтересованно спросил Андре.

– Ты заметил эти руны у него на шее?

– Да. Весьма странное… украшение.

– Это не украшение, это рабский ошейник, магический. Я думала, тебе знакомы подобные штуки.

От меня не утаилось, что глаза Вилимира удивленно расширились от этих слов. Странно, он что, не в курсе?

– Хм… это похоже на очень, очень древнюю магию.

– Так и есть. Это физическое доказательство того, что на парня наложено заклятье подвластья. Руны на самом деле - это имя хозяина.

– Но на каком они языке?

– Не знаю. Я с подобным сталкивалась лишь один раз, очень давно, еще будучи Ашаной. Тогда это заклятье наложил один эльф. Я не думала, что кому-то еще это под силу.

– Значит, этим рабом владеет эльф? - похоже, слово "раб" Августине очень понравилось.

– Не обязательно, - возразил Андре. - Эльфийская магия очень сложна, но не недоступна. А капля эльфийской крови есть едва ли не в каждом третьем маге.

Августина хотела еще что-то возразить, но в это время Вилимир сел, поджав под себя ноги, и глухо процедил:

– Я не раб!

– Ты ошибаешься, - я сама не ожидал, что мой голос прозвучит настолько мягко. - Разве не чувствуешь, как ошейник ограничивает тебя?

– Он защищает меня!

– От чего же?

– Необдуманного всплеска силы, чтобы не выдал себя.

– Ну-ну. Похоже, тебя ловко обманули, - хмыкнула Иветта.

– Да кто вы, вообще, такие, чтобы судить? - Вилимир снова задергался в путах.

– Кто? - я недобро ухмыльнулась. - Тебе напомнить? Ваша шайка, уж не знаю по чьему приказу, активно досаждала моему клубу, не раз ставя под угрозу здоровье и жизнь в нем находящихся. Вы хотели срубить бабла? Не выйдет! Я такое не прощаю. Учти, у меня хватит сил, будь ты хоть трижды единорог, обломать гребаный рог и засунуть его в задницу тебе или твоему хозяину! Так что советую без выкрутасов рассказать все.

70
{"b":"71884","o":1}