ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От этих раздумий меня оторвал вопрос Вилимира:

– Неужели наш ребенок обязательно станет черным единорогом?

Я покачала головой:

– Не знаю. Мне неизвестны особенности вашей цветовой гаммы. Но разве это так важно?

– Для народа Вио… нашего важно, особенно для Августины, - как-то обреченно вздохнул Вилимир.

– А для тебя? Для Риоллана и самой Вио?

– Нет, все равно. Главное, чтобы был здоров.

– Вот именно. А оглядываться на всех… Всегда найдутся недовольные. Хочешь пару бесплатных советов?

– Давай, - кивнул Вилимир, облокотившись о подоконник.

– Не слушай Августину, и Вио не давай. Эта женщина стерва еще та. И лучше вообще отдалитесь от единорогов. Можете валить на то, что у вас теперь своя семья и вам надо получше узнать друг друга, дабы заключить крепкий союз.

– Думаешь, те же эльфы примут нас лучше? Я для них вообще раб!

– Вот тут ты ошибаешься. Что было - то прошло, Вилимир. Многие эльфы ненавидят заклятье подвластия, испробовав его на своей шкуре. И если я правильно представляю ситуацию в их правительстве или что там, то тебе разве что посочувствуют, но никто не попрекнет, а может и как-либо вообще напоминать поостерегутся.

Честно говоря, я сама от себя не ожидала подобной заботы. Но жалко ж! Видимо, моего собеседника это тоже удивило, так как он спросил:

– Отчего такое беспокойство о наших судьбах?

– Ну, когда кого-то спасаешь, то чувствуешь за него некоторую ответственность. Да и свой шкурный интерес присутствует.

– Какой? - удивился Вилимир. Неужели уверовал в альтруиста-бессеребренника в моем лице? Зря.

– Дело в том, что пока у вас все хорошо - у меня тоже. Вернее с тех пор.

– В каком смысле?

– Ты не в курсе, что Августина Андре прохода не давала с целью, чтобы он бросил заниматься ерундой, то есть магией и мною, а заделал Вио ребенка. Андре уже от этой бабы шарахается, как черт от ладана.

– А я не знал. Но почему именно Андре?

– Ну… там у них какие-то хитровыеб… хитрая, в общем, система отбора, и по этой системе на роль идеальных отцов первого ребенка выпали две кандидатуры. Твою Августина сразу забраковала, сам догадываешься почему, и они ополчились на Андре. Так что если бы у вас все так удачно не сложилось, боюсь, мне бы пришлось решать проблему с Августиной, возможно, даже силовыми методами. А мне бы не хотелось бить ей фейс.

– Удивительно!

– Что именно?

– Да вся затея.

– Ну, мы тоже не рвались в нее вмешиваться, - ответила я, небрежно раскинувшись в кресле. В ногах правды нет, хотя и разговор пора заканчивать.

– И все-таки вмешались.

– Так сложились обстоятельства. Не могла же я так просто закрыть глаза на то, что происходит в клубе, равно как и оставить Вио в руках похитителей. Особенно если я могу что-то сделать.

– Но зачем было отсылать вампиров?

– На тот момент это было эффективнее. Во всяком случае для всех (исключая Святогора, конечно) все закончилось нормально. Ладно, заболталась я тут. Дел по горло.

– Постой.

– Да? - отозвалась я от самых дверей.

– Неужели ты заходила лишь за тем, чтобы убедиться, что меня не силой затащили в этот триумвират?

– Ну, можно и так сказать.

Стоило мне сделать шаг в коридор, как я столкнулась с разъяренной фурией в виде Августины.

– Ты! - почти взвизгнула она. - Ты наглая испорченная дрянь!

За ее спиной маячили сбледнувшие Вио и Риоллан, Андре тоже прискакал. Видимо, гневные вопли и до него донеслись.

– Приятно познакомиться, - я выдавила оскалоподобную улыбочку.

– Что?

– У вас какие-то проблемы?

Похоже, Августину прорвало, так как на меня вылился целый поток оскорблений и обвинений невесть в чем. На пятой минуте мне это надоело. Я просто отвесила женщине пощечину. Так, вполсилы, но и этого хватило, чтобы заткнуть фонтан. Потом я потребовала у опешившей Августины:

– А теперь четко и по пунктам.

Та буквально захлебнулась гневом, но смогла с собой справиться и, впившись в меня взглядом, проговорила:

– Это все из-за тебя! Из-за твоих дурацких идей!

– И что же такого ужасного произошло? - холодно осведомилась я.

– Можно подумать, ты не знаешь! Виолин беременна. Беременна от этого черного ублюдка!

– И при чем тут я? Тут дело сугубо добровольное. Я Вио насильно ни к кому в койку не запихивала, - "в отличие от некоторых" - подумала я про себя.

– Ты притащила сюда это отродье, ты…

Она продолжила бы обвинять, но и у меня терпение не железное. Раз никто не может угомонить эту бабу, то придется все взять в свои нежные руки. Прихватив Августину за горло и прижав ее к стене, я прорычала:

– Слушай! Я не позволю тебе оскорблять меня или кого-либо еще! Ты здесь в гостях - запомни это! А если тебе нужны виновные - начни с себя!

Я чуть ослабила хватку, давая Августине возможность ответить. И она не заставила себя ждать:

– Я ни в чем не виновата!

– Пра-а-вда? - протянула я. - А кто задергал Вио и являлся инициатором всего этого предприятия? Кто вынудил Риоллана дать магическую клятву? Кто не уследил, что девушка попадает под приворотные чары?

– Откуда я могла знать?

– Это видно. По поведению, жестам, тем же загадочным отлучкам.

– Ты не знаешь, о чем говоришь! - определенно, Августина не желала так просто сдаваться.

– О нет, знаю!

– Тогда тем более должна понимать, что это нынешнее нездоровое влечение лишь результат чар.

– Нет. Они здесь не при чем. Зачарованный рог утерян. К тому же, открою небольшой секрет: рог подействовал бы лишь в том случае, если тот, с кого его срезали, не безразличен объекту.

– Это ничего не доказывает! - кипела женщина.

– Таков мой выбор, и я не отступлюсь, - подала голос Виолин. Она протянула руку Вилимиру и привлекла его к себе, приникнув всем телом. Дабы обозначить свои позиции, Риоллан приобнял их обоих, проговорив:

– Теперь мы семья, как бы там ни было. И никто нас не разлучит. Вы бессильны против нашего союза.

– Ты же клялся! - нехорошо сверкнула глазами Августина.

– Мне вернули клятву, и я ею более не связан.

– Я еще поговорю со Светоносным!

– Не думаю, что вам удастся подловить его так же, как в прошлый раз. Сумрачный вернулся ко двору.

– Ты лжешь!

– Вы знаете, что нет, - похоже, мой пример вдохновил их. Во всяком случае робеть стали меньше. Уж не знаю, как они беседовали с Августиной до этого.

– Давайте прекратим эти безобразные сцены, - предложила я. Говорильня надоела сверх всякой меры, да и есть хотелось. - Они довольны и счастливы, значит, так тому и быть.

– Но…

– Августина, у тебя есть два пути: принять все, как есть, и тогда мир-труд-жвачка, вы по-хорошему договоритесь о визитах. Или ты продолжаешь стоять на своем, тогда просто потеряешь их.

–В каком смысле? - нахмурилась женщина.

– В таком, что она просто откажется от тебя и своего народа. Особенно, если вы будете поступать с ее ребенком так же, как с Вилимиром, тогда вам с ней лучше распроститься прямо сейчас.

– Что? У тебя хватит наглости отказаться от собственного народа? - гневный взгляд Августины прожег Вио.

Но той, похоже, новое положение придало сил и смелости. Хоть Вио одной рукой все еще цеплялась за Риоллана, это не помешало ей вздернуть подбородок и ответить:

– Хватит! Мой ребенок никогда не будет изгоем! Не позволю!

– Ты сама сделала его таким! Собственными руками рвешь связь с табуном. Думаешь, гун примет это…

– А мне плевать! Главное - у ребенка будет семья.

– И он будет изолирован от себе подобных. Подумай, к чему это приведет! - продолжала наступать Августина. Я же подумывала, не окатить ли ее водой.

– Глядя на Андре, я могу сказать, что ничего страшного не случится, - отрезала Вио. - Все будет так, как я решила. Больше никто меня не заставит делать что-либо.

С этими словами девушка развернулась и удалилась с эскортом из своих двух мужчин в комнату Вилимира.

83
{"b":"71884","o":1}