ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Смех смехом, а повод для революции, похоже, все-таки имеется. Кто-то сегодня пытался захватить Диктатора, похитить из его собственной резиденции. И если бы там не оказался Дженсен… кстати, а как он там оказался?

Дженсен. Джаред узнал его с первого взгляда и был неприятно поражён, увидев в саду, где никогда никто не гулял, кроме него с собаками. Тот самый Спутник, что запел на церемонии представления, тот самый, кто танцевал с Женевьев. Он был очень хорош собой, а держался так, словно это его назначил своим преемником прежний Диктатор. Вот уж кто сумел бы должным образом и оценить, и принять такое величие. И хотя Джаред ни разу не ловил в его глазах насмешку или осуждение, но то, что он там ловил, ему нравилось ничуть не больше. До сегодняшнего утра.

Боже. И что теперь делать?

«Женевьев расстроится», — подумал Джаред, растерянно глядя на туманные улицы, расстилающиеся под ногами. За прошедшее время они успели порядком… сблизиться? Нет, не то слово. Правильнее будет сказать — сдружиться. Несмотря на то, что они уже несколько раз спали вместе — к обоюдному, Джаред надеялся, удовольствию, — романтического чувства у него к ней пока не возникло. Она была замечательная — весёлая, живая, они часто болтали ни о чём, и с ней он совсем не чувствовал гнёта своего нового положения. Но у Джареда не шли из головы слова, сказанные ему Джеффом в то памятное утро. «Она всегда будет пылью под твоими ногами». И ещё Джефф сказал, что Джареду нельзя никого любить, да он и не сможет. Почему не сможет? Да, многое в его жизни теперь изменилось, но разве настолько?

Он отмахнулся от мыслей о Женевьев — сейчас это далеко не главное. Важнее придумать, что он ответит Моргану, когда тот спросит, за каким чёртом Джареда понесло в аэроплан. Джаред и сам не знал. Часть его была ведома разгоревшимся азартом, желанием довести дело до конца: раз уж им с Дженсеном удалось схватить одного заговорщика, стоило попытаться взять и его сообщников. Вот только, наверное, надо было доверить это дело профессионалам. Об этом Джаред не подумал. Но он правда так обрадовался возможности выйти за рамки, вырваться из всего этого, в буквальном смысле — подняться над всем… Очнулся он уже в аэроплане, и тогда возблагодарил одного из друзей семьи, давшего когда-то Джареду пару уроков вождения. А вот Дженсену, похоже, слова благодарности на ум не пришли — скорее, заковыристая ругань. Насколько смело он вёл себя с тем бандитом, настолько же сильно испугался, когда они отрубили пилота и остались один на один с падающей машиной и взрывающимися рядом снарядами. Джаред его не винил. Его младшая сестрёнка Мэган тоже боялась летать, и он никогда не высмеивал в ней этот страх, прекрасно его понимая — он сам, например, точно так же боялся воды. И всё же Джаред был рад, что Дженсен оказался там с ним, в аэроплане. Сейчас всё помнилось, словно в дымке, но Джаред почему-то очень остро помнил, как руки Дженсена крепко, почти что яростно вцепились в его пояс, когда лебёдка потянула вверх. Он не собирался стащить Джареда наземь, просто уцепился, чтобы быть с ним и разделить его участь, как бы ни обернулось дело. Это было… Джаред не знал, чем же именно это было.

Он просидел на крыше, пока небо над трубами не начало розоветь. Потом внизу громыхнула лестница, и раздалось смущённое покашливание.

— Повелитель… Если вам будет угодно, Командоры Морган и Пеллегрино ожидают вашей аудиенции.

Пеллегрино? А этот ещё зачем? Джаред нахмурился, вздохнул и, зацепившись ладонями за крышку люка, скользнул вниз. Безумный день, хороший день, но он, к сожалению, кончился. Теперь обратно к рутине.

Морган и Пеллегрино ожидали его появления стоя. Джаред вошёл, дождался, пока камергер прикроет дверь, и вскинул ладони в защитном жесте.

— Я всё могу объяснить, — начал он. — То есть, наверное, не могу… но я ни о чём не жалею.

— И это правильно, — неожиданно ответил Командор Пеллегрино. — Ваш поступок был совершенно…

— …недопустимым, — закончил за него Морган. Похоже, он был настроен куда менее миролюбиво. — Необдуманным. Опрометчивым. Безрассудным. Но странным образом из него вышел толк.

Джаред завертел головой от одного к другому. До сих пор от Моргана он получал в основном поддержку, а в Пеллегрино видел хитрую лису, только и ждавшую возможности цапнуть его побольнее. Сейчас эти двое как будто поменялись ролями, и между ними, кажется, назрел какой-то разлад. Во всяком случае, Джаред видел, что они оба напряжены и держатся друг от друга на расстоянии.

— Должен заметить, — нарушил молчание Морган, — что основная вина в случившемся лежит на Командоре Мюррее. Когда вы провели это назначение, повелитель, я не противился, поскольку понимал, что вам так или иначе захочется ввести в Летучий Дом своих людей. Но стоило бы доверить вашему другу иной, менее ответственный пост. К примеру…

— К примеру, давно пора заменить дворцового повара, — вставил Пеллегрино. — Он вечно пересаливает суп.

— Да, — поморщился Морган. — Пусть уж лучше Командор Мюррей пересаливает суп.

Чад — начальник над кастрюлями и командир поварёшек? Джаред чуть не расхохотался в голос от одной этой мысли, но тут увидел выражения лиц Пеллегрино и Моргана и понял, что они не шутят.

— Чад учится, — попытался защитить друга Джаред. — И я не уверен, что только его вина…

— Его учёба может стоить вам головы. Возможно, будет лучше, если для начала он расплатится своей, а не вашей?

— Ну зачем так сурово, Джеффри, — Пеллегрино, масляно улыбаясь, шагнул вперёд и неожиданно фамильярным жестом положил руку Джареду на плечо. — Ты слишком налегаешь на нашего повелителя. А он сегодня многое пережил. И держался просто отлично. О Мюррее, полагаю, мы сможем поговорить и попозже.

Джаред напряженно вслушивался в его слова, пытаясь за вкрадчивым тоном разобрать нечто большее. Морган как будто пытался его от чего-то отвлечь, наседая на Чада, а Пеллегрино, наоборот, отшучивался, чтобы Джаред не слишком переживал о друге и сосредоточился на другом… на чём? Что за игру ведут эти двое? И какого чёрта Джаред в ней пешка?

Он сбросил руку Пеллегрино со своего плеча. Тот не ждал этого и с удивлением отступил, а Джаред резко спросил, обращаясь к Моргану:

— Где пилот? И тот человек, который в меня стрелял? Их арестовали?

— Разумеется. На самом деле, — Морган неодобрительно глянул на Пеллегрино, ответившего всё той же масляной улыбкой, — это очень кстати, то, что вам удалось захватить пилота. Ассасин был мёртв ещё до того, как нам удалось узнать его имя.

— Мёртв? — сердце у Джареда упало в желудок. Весёлое приключение враз стало казаться не таким уж весёлым.

— Откусил себе язык. Как только у него вынули кляп.

Джаред сглотнул. Конечно, наёмники, идущие на опасные задания, редко остаются в живых в случае провала. Но… он же не был виновен в смерти этого человека? Или был?

Но в конце концов, разве он просил себя похищать?

— А что пилот? Он в порядке?

— О, да, — бесстрастно сказал Пеллегрино. — К нему даже не пришлось применять особо суровых мер. Одного вида дыбы оказалось достаточно. Судя по всему, он великолепный лётчик, потому его и послали на это дело — мало кто смог бы провести аэроплан незамеченным сквозь наши барьеры, даже с такой маскировкой. Но как диверсант он оказался совершенно не подготовлен. Так что быстро сознался.

— И кто…

— Розенбаумы из провинции Коджес, — сказал Морган. — Семья губернатора.

Джаред почувствовал острую необходимость сесть. Адреналиновый всплеск улёгся, осознание случившегося накрыло волной, и теперь он почувствовал наконец то, что должен был ощутить уже давно — усталость, растерянность, злость и страх.

Кто-то желал ему зла. И не просто кто-то — губернаторская семья одной из крупнейших провинций Пангеи.

— И чего они от меня хотели? — хрипло спросил он. — В смысле…

— В смысле — зачем кому-то похищать Диктатора? — с сарказмом спросил Пеллегрино. — Наш юный повелитель всё ещё очень наивен. Мы уже много десятилетий сидим, выражаясь языком рифмоплётов из черни, на бурлящем котле революции. У любой революции есть вожди. И если бы вы оказались у них в руках, они смогли бы диктовать Летучему Дому условия. Заставили бы вас отречься, как вашего брата, и назначить Временное Правительство с кем-то из них во главе. Или хуже того, покопались бы в ваших мозгах, сделали куклой и вернули на трон. Или ещё хуже, заставили бы принять Конституцию. Есть просто бездна вариантов.

16
{"b":"718846","o":1}