ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как выяснилось позже, противник в середине дня подтянул к Уланову крупные силы танков{92} и мотопехоты, нанес удар по группе Суховарова и овладел Улановом. К утру противник вышел на рубеж Чесноковка, Липятин, Беспечна и был остановлен там танковыми бригадами.

Наши части понесли тяжелые потери, особенно полк Д. Г. Суховарова. Однако и противнику в результате героических действий подвижной группы подполковника Д. Г. Суховарова и 91-й отдельной танковой бригады был нанесен серьезный урон. Нами было уничтожено до 20 танков и большое количество вражеских солдат и офицеров. Непосредственно в Уланове танкисты уничтожили свыше 100 автомашин и несколько складов противника.

Остатки полка Суховарова в ночь на 14 января вырвались из Уланова и присоединились к своим войскам в районе совхоза. Часть танкистов осталась во вражеском тылу. Многим из них удалось спастись. В этом им помогли советские патриоты - местные жители.

Члены одного из экипажей, радист Г. Дуркин и башенный стрелок В. Иващенко, незаметно для противника выбрались из танка, вышедшего из строя, и укрылись в одном из подвалов. А когда наступила ночь, пришла пожилая женщина и отвела их в село Чернятинцы, что в нескольких километрах южнее Уланова. Здесь собрались 12 танкистов. Два месяца их прятали жители села Семен Сенчук, Прасковья Остропович, Екатерина Глущук, Антон Шикер, Мария Вознюк и Екатерина Дробинская. Все село участвовало в спасении советских танкистов. Никто не выдал. А ведь каждый знал, что, случись провал, всех ожидает расстрел. И когда войска 1-го Украинского фронта в начале марта снова перешли в наступление, танкисты вернулись в строй. Они навсегда запомнили село Чернятинцы, которое по праву было названо селом патриотов.

В период тех боев в нашей танковой армии стало широко известно имя командира разведывательного взвода из 50-го отдельного мотоциклетного полка рядового Ф. Г. Князева. Уроженец села Карга Скадовского района Николаевской области, он с самого начала войны находился на фронте и за успешную разведку был награжден орденом Красной Звезды. И вот коммунисту Князеву снова была поставлена ответственная боевая задача: с группой из шести человек проникнуть в тыл на правый берег Южного Буга и разведать сосредоточение и силы противника, его огневую систему и инженерные сооружения в районах Янова и Хмельника. Отважный разведчик умело выполнил приказ. Со своей группой он уничтожил 15 вражеских солдат и офицеров, 6 автомашин, вырезал до 10 км телефонного кабеля, принес в часть ценные документы и сведения об обороне противника. На обратном пути наши разведчики вывели к своим четырех наших бойцов-военнопленных.

В боях на улановском направлении отличились многие воины нашей бригады. Так, командир отделения автоматчиков сержант С. И. Марков при прорыве обороны стремительно ворвался в траншею, где в ближнем бою уничтожил 7 вражеских солдат и офицеров. Командир отделения ефрейтор В. Русов уничтожил пулеметную огневую точку и 18 вражеских солдат. Нанес немалый урон гитлеровцам отважный пулеметчик рядовой В. Д. Курахин. Высокое воинское мастерство показал командир отделения роты управления бригады старший сержант Г. А. Густов. В бою под Хуторисько он обеспечил бесперебойную связь с танками и, будучи раненным, продолжал выполнять боевую задачу. Все эти и другие отличившиеся воины были удостоены высоких правительственных наград.

Несмотря на чрезмерную усталость от непрерывных боев, несмотря на то, что Житомирско-Бердичевская операция подходила к концу, в войсках сохранялся высокий боевой дух. В связи с этим мне вспоминается одно из радостных событий, которое произошло в нашей бригаде накануне боев под Улановом. Такие события не редки были и в других соединениях фронта, но нам, воинам Фастовской, а после Житомира ставшей и Краснознаменной, танковой бригады, оно по-особому дорого. Речь идет об Указе Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года. В тот день окрыляющая весть облетела все части и подразделения бригады. Десяти ее воинам, отличившимся в битве за Днепр, Родина присвоила высокое звание Героя Советского Союза. Росла семья отважных. К героям Сталинграда прибавились герои освобождения Украины. Золотыми Звездами теперь были уже увековечены подвиги 14 питомцев нашего соединения.

Это волнующее событие застало нас в пору подготовки к встрече первой годовщины победы под Сталинградом. Для нас, ветеранов бригады, особенно была дорога и знаменательна эта историческая эпопея. У стен волжской твердыни недавно созданный боевой коллектив нашего соединения держал суровый экзамен на боевую зрелость. В летопись его были навечно зачислены имена первых Героев Советского Союза. О них вновь рассказывалось в те дни на страницах армейской газеты. Они незримо были в наших рядах и здесь, на украинской земле. На их подвиге воспитывались молодые бойцы и командиры.

14 января 1944 года наступательные действия в Житомирско-Бердичевской операции прекратились повсеместно, а через несколько дней соединения нашей танковой армии были выведены на доукомплектование и подготовку к новым сражениям.

Оборона войск 1-го Украинского фронта продолжалась почти до конца месяца. В ходе ее армии левого крыла и центра парировали сильные удары противника из районов юго-восточнее Винницы и северо-западнее Умани. Врагу здесь не удалось добиться серьезных успехов. Прекрати атаки, он был вынужден сконцентрировать все свое внимание на окруженной корсунь-шевченковской группировке. Здесь начинался для немецко-фашистских войск новый Сталинград.

В декабрьско-январском наступлении войска 1-го Украинского фронта добились крупного успеха. В ходе 22-дневных напряженных боев они продвинулись па 100 - 200 км в глубину и до 700 км по фронту. Были почти полностью освобождены Киевская, Житомирская области и ряд районов Винницкой и Ровенской областей.

Войска фронта еще больше нависли с севера над главной вражеской группировкой и создали угрозу всей группе армий "Юг". Это обеспечило в последующем успешное проведение Корсунь-Шевченковской операции 1-м и 2-м Украинскими фронтами. Действовавшие в полосе фронта войска противника понесли серьезные потери. В ходе сражения были разгромлены 7 его дивизий. Нашими войсками было уничтожено свыше 99 тысяч солдат и офицеров, 2204 танка, 131 самолет, до 1800 орудий и минометов, около 5 тысяч автомашин и бронетранспортеров и огромное количество другого вооружения и боевой техники.

Угроза выхода противника к Днепру и захвата Киева была окончательно снята. Надежды командующего группой армий "Юг" генерал-фельдмаршала Э. Манштейна, заверявшего Гитлера в том, что его войска любой ценой удержат Днепровскую дугу, разгромят русские войска на правом берегу Днепра и установят связь с крымской группировкой, не оправдались. Под ударами наших войск противник вынужден был израсходовать в затяжных боях свои основные резервы, что и привело к окончательному срыву его намерений восстановить фронт обороны по Днепру. За время нашего наступления немецко-фашистское командование было вынуждено перебросить на направления действий войск 1-го Украинского фронта шестнадцать дивизий и одну бригаду с других участков и из резерва. Это облегчило действия советских войск на других направлениях, и в частности 2-го Украинского фронта в Кировоградской операции, успешно проведенной в период с 5 по 16 января 1944 года.

Поражения, нанесенные нашими войсками врагу западнее и юго-западнее Киева, еще более пошатнули моральную и психологическую устойчивость немецких войск, державшуюся на лживой нацистской пропаганде и допинге прусской палочной дисциплины. Участились случаи дезертирства, неповиновения, массовой сдачи в плен.

О настроениях, царивших в гитлеровских войсках, говорят показания многих военнопленных. Вот одно из них, принадлежащее командиру роты, действовавшей на Житомирском направлении в начале января: "До мая 1943 года я находился при штабе генерал-фельдмаршала фон Манштейна в должности офицера по поручениям... То, что я видел и пережил около Житомира в декабре месяце, совершенно ошеломило меня и изменило все мои понятия о войне. Наш батальон получил задачу отойти на 20 км западнее Житомира... Но когда мы прибыли на свой рубеж обороны, то с разных сторон уже доносились раскаты русской артиллерии. Вскоре нам стало ясно, что мы окружены Красной Армией с юга, запада и востока. Единственный выход - на север - был для нас невыгоден. Мы пытались контратаковать, но русский маневр был настолько искусен, что наши усилия оказались бесплодными. Русская артиллерия и минометы осыпали нас огнем... В моей роте насчитывалось 120 солдат и унтер-офицеров, а осталось только 32 человека... Мои солдаты бежали в панике... Мне было не к лицу сдаваться в плен: ведь я награжден медалью и четырьмя орденами, в том числе двумя орденами Железного креста. Мы пробивались на запад, обходили населенные пункты, бродили по лесам и болотам, но русские, видимо, еще быстрее двигались на запад, и когда нас взяли в плен - фронт далеко был от нас"{93}.

103
{"b":"71893","o":1}