ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На одной из улиц города ныне высится двенадцатиметровый памятник жертвам фашизма. Здесь во время гитлеровской оккупации размещался самый большой из трех городских концлагерей военнопленных, где погибло свыше 81 тысячи советских людей. Перед смертью истощенные узники выкапывали рвы, и пьяные фашисты под музыку расстреливали их - партию за партией. Место казни засыпалось известью, которая словно мертвенно-белый прах разносилась ветром по округе, и горожане назвали эту улицу Белой.

Нельзя не отметить особо важное значение освобождения Ровно. В городе до 13 января находились фашистские заправилы оккупированной Украины, здесь в свое время обосновались гитлеровский наместник имперский комиссар Эрих Кох, руководящие органы гестапо и СС. Оккупанты отправляли через Ровно в Германию сотни эшелонов с награбленными на Украине сырьем и продуктами.

Несмотря на жестокий террор фашистских властей, жители Ровно не сложили оружия. Они вели мужественную борьбу против захватчиков. По заданию Ровенского обкома КП(б)У в город на подпольную работу был направлен Т. Ф. Новак - ныне Герой Советского Союза, коммунист, который имел за плечами годы революционной борьбы в буржуазно-помещичьей Польше. Он создал боевую подпольную организацию, совместно с которой действовали еще две организации под руководством партийных работников П. М. Мирущенко и Н. М. Астафова.

Тесную связь с советским подпольем Ровенщины имел партизанский отряд Героя Советского Союза полковника Д. Н. Медведева, находившийся в Цуманских лесах. Боевые дела этого отряда ныне широко известны стране. "Когда мысленно окинешь взглядом прошлое, - говорит Александр Данилович Середенко, бывший парторг партизанской роты, - видишь кристально чистых, душевных людей. Медведев - чекист-дзержинец, безупречен и как командир, и как человек. Любовь личного состава была к нему беспредельна. Дисциплине, основанной на сознании, могла позавидовать любая воинская часть, хотя отряд вырос с девяноста человек до полутора тысяч. Конспирация соблюдалась наистрожайшая. Задание знал только руководитель пятерки, рядовые узнавали на месте, когда приступали к выполнению задания. Этим достигался минимум потерь. Навсегда в моей памяти остался комиссар отряда Сергей Трофимович Стехов - боевой помощник командира, душа отряда".

Отряду Д. Н. Медведева ровенские подпольные группы оказывали существенную помощь. Они устанавливали места расположения гитлеровских штабов, оккупационных органов и их руководителей, помогали разведчику Н. И. Кузнецову, который действовал в Ровно под именем немецкого офицера Пауля Зиберта.

Мне доводилось, хотя и недолго, бывать в Ровно уже в послевоенное время. На многих его улицах благоухают розы. Их багровый цвет невольно напомнил мне о пламенной жизни Николая Кузнецова и многих других героев.

У города хорошая, светлая память. По его мемориальным доскам можно узнать, чем он славен и храбр. Улицами города проходили бессмертный Кобзарь - Тарас Шевченко, Бальзак, пламенный Джон Рид, мужественный Ярослав Гашек. Здесь рос талант В. Г. Короленко. Город гордится своим революционным прошлым. В начале января 1918 года в Ровно был организован красногвардейский отряд во главе с героем гражданской войны В. С. Киквидзе. Под Ровно в боях за Советскую власть погиб герой-интернационалист серб Олеко Дундич - командир кавалерийского полка Первой Конной армии. На гранитном памятнике - слова К. Е. Ворошилова: "Красный Дундич! Кто его может забыть? Кто может сравниться с этим буквально сказочным героем в ловкости, в отваге, в доброте, в товарищеской сердечности! Это был лев с сердцем милого ребенка!"

На мраморной плите братской могилы навечно записаны имена мужественных сынов России, Украины, Белоруссии, Грузии, Армении и других республик, воинов, погибших в боях за Ровно в Великую Отечественную войну. Жители города берегут их имена в своем сердце как память о самых родных и близких, давших им счастье сегодняшнего дня.

Завершая рассказ о событиях в Южном Полесье, на правом крыле 1-го Украинского фронта, надо сказать, что действовавшие здесь войска, выйдя на рубеж реки Стырь, в сущности, достигли конечной цели операции. Однако под Дубно и Щепетовкой еще шли напряженные бои. Враг сумел подтянуть в район Дубно значительные силы, и попытка наших войск овладеть городом с ходу не удалась. К 13 февраля противник, сосредоточив здесь пять пехотных и две танковые дивизии, добился более чем тройного численного превосходства. Учитывая это обстоятельство, а также то, что основная задача войсками армии Н. П. Пухова была выполнена, командующий фронтом приказал приостановить дальнейшее наступление на юге и прочно закрепиться на рубеже рек Стырь и Иква, станция Дубно, Острог.

Успешно продолжали выполнять задачу войска правого фланга 60-й армии, которые с самого начала операции вели ожесточенные бои за Шепетовку. Овладение этим железнодорожным узлом, расположенным на одной из главнейших магистралей Украины, было особенно важно для обеспечения последующей перегруппировки войск и нанесения удара на юг - на Тернополь, Черновцы.

В конце января соединения 18-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майора И. М. Афонина, сломив сопротивление врага, вышли на подступы к городу. Соединения 23-го стрелкового корпуса генерал-майора Н. Е. Чувакова, наступая на правом фланге 60-й армии, северо-западнее Шепетовки, достигли рубежа Острог, Славута. На подступах к Шепетовке развернулись затяжные бои. Городские окраины и близлежащие населенные пункты, которые были сильно укреплены, по нескольку раз переходили из рук в руки.

Для наших воинов Шепетовка олицетворяла не только важный опорный пункт в системе вражеской обороны, но и город, где протекали детство и юность автора романа "Как закалялась сталь", мужественного комсомольца первого поколения, конноармейца Николая Островского. В бой за Шепетовку водили свои легендарные дивизии в годы гражданской войны С. М. Буденный, К. Е. Ворошилов, Н. А. Щорс.

Очевидцы рассказывают, что, когда в городе находились войска немецко-фашистских оккупантов, патриоты Шепетовки ни на один день не прекращали борьбу с ними. В ночь на новый, 1944 год шестнадцатилетний комсомолец Володя Ковальчук взорвал выходную железнодорожную стрелку и закупорил станцию, где стояли несколько эшелонов с техникой и живой силой. Юный герой погиб от рук палачей, но не склонил то? ловы перед ними.

Ныне широко известны боевые дела тринадцатилетнего пионера Вали Котика и его боевых товарищей Степана Кищука, Николая Труханова и других. По заданию партизан они ходили в разведку, доставляли им оружие, помогали освобождать из неволи советских военнопленных. Ребята выполнили приговор народа: уничтожили начальника шепетовской жандармерии Кёнинга. На боевом счету юных мстителей не одна диверсия, совершенная ими на железнодорожном узле. Уже после войны Вале Котику было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Большую роль в организации шепетовского советского подполья сыграли коммунисты, руководимые И. С. Нишенком и В. В. Яворским. Последнего оккупанты назначили главным лекарем округа. Яворский привлек к подпольной работе пленных из шепетовского концлагеря. Они делали все возможное, чтобы спасти от гибели советских людей.

Мужественно сражались с врагом в районе Шепетовки партизаны. Так, в начале 1944 года партизанский отряд М. И. Шукаева нанес внезапный удар по железнодорожной станции. В результате было выведено из строя 20 паровозов и уничтожено 13 цистерн с горючим.

В период подготовки наших войск к штурму Шепетовки командиры, политорганы, партийные и комсомольские организации многое сделали, чтобы воскресить в сознании воинов героические традиции этого города, его жителей. В окопах, землянках перечитывалась книга "Как закалялась сталь". На митингах и собраниях комсомольцы клялись драться с ненавистным врагом так, как это делал Павка Корчагин. Фронтовая и армейская печать рассказывала о героях боев под Шепетовкой, таких, как братья Алексей и Иван Дьяченко, Павел и Иван Донец.

107
{"b":"71893","o":1}