ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Газета 1-го Украинского фронта "За честь Родины" поместила тогда очерки и рассказы о многих воинах-патриотах, наследниках неукротимого духа и боевой доблести Николая Островского. Вот один из них. Когда наши войска выбивали гитлеровцев из леса в районе Шепетовки, были тяжело ранены комсорг батальона Иван Петренко, ранее награжденный орденами Красного Знамени и Красной Звезды, и его боевые товарищи сержант Дзюба и рядовой Зиангиров. Их вынесли с поля боя. Едва оправившись после большой потери крови, они снова попросились на передовую. Получив категорический отказ, комсорг от имени раненых воинов написал письмо молодым бойцам своей части: "Подлый враг на время вывел нас из строя. Как мы огорчены, что в эти дни не сможем посылать пулю за пулей в сердце гада... Просим вас, боевые друзья, отомстить за нашу пролитую кровь. Утройте шаг! Шепетовка близка... Так заслужим еще салют столицы!"

Письмо, переписанное от руки, обошло многие части. Оно несло в себе боевой запал, неукротимый порыв, поднимало бойцов в атаку, звало на подвиг. Новое поколение корчагинцев словом и делом подтверждало свою верность клятве: "Только вперед, только на линию огня!.."

И вот наступило 10 февраля - день штурма Шепетовки. Чтобы быстрее сломить сопротивление противника, командующий 60-й армией перегруппировал в район города 4-й гвардейский танковый корпус генерал-лейтенанта П. П. Полубоярова. Соединения 23-го стрелкового корпуса генерал-майора Н. Е. Чувакова обошли Шепетовку с запада и уже были в районе Плужное. Они создали угрозу глубокого охвата и выхода в тыл шепетовской группировке. Этот умело осуществленный маневр во многом содействовал успеху 18-го гвардейского стрелкового и 4-го гвардейского танкового корпусов, которые с двух сторон охватили вражеский гарнизон. 11 февраля после тяжелых боев Шепетовка была освобождена.

Через пять дней был освобожден и древний Изяслав. Бои за этот город были примером тесного взаимодействия Красной Армии и партизан. Областной штаб партизанского движения выделил для этой цели двенадцать отрядов из партизанских соединений С. А. Алексеенко, Ф. С. Кота и А. З. Одухи. Они оказали существенную помощь регулярным войскам в разгроме вражеского гарнизона.

Партизаны воевали в трудных условиях, и нелегко им давалась эта помощь. Трудности в снабжении, в организации медицинской помощи, в обеспечении вооружением, боеприпасами дополнялись сложностью борьбы в тылу врага.

Во время боев в Южном Полесье партизаны проводили через линию фронта кавалерийские соединения, очистили от противника десятки населенных пунктов. В районе Цумани партизанское соединение В. А. Бегмы вместе с кавалерийскими частями окружило и разгромило несколько полицейских батальонов противника.

Многие партизанские отряды и соединения были подлинно интернациональными. В партизанском соединении, которым командовал украинец П. П. Вершигора, начальником штаба был белорус В. А. Войцехович, командиром полка грузин Д. И. Бакрадзе, начальником штаба полка русский И. И. Бережной, командиром роты разведчиков немец Р. Кляйн, полковым врачом чех Б. Зимма, разведчиком француз Ж. Шаррон, переводчиком австриец В. Брун, офицером связи итальянец Д. Джованни и т. д. Накануне своей гибели комиссар одного из батальонов этого партизанского соединения Иозеф Тоут писал: "Я сын венгерского народа и горжусь этим. На мою долю выпало великое счастье защищать Россию - мою вторую Родину. Ее враги - мои враги. Сражаясь за Россию, я приближаю час освобождения венгерского народа".

Высокую оценку боевым действиям партизан зимой 1944 года дал генерал армии Н. Ф. Ватутин. Он отмечал, что регулярные части и соединения ощущали большую непосредственную помощь партизан, которые нанесли многочисленные удары по тылам гитлеровцев, прекрасно взаимодействовали с нашими войсками, особенно в боях за Овруч, Ровно, Луцк и другие города.

В результате Луцко-Ровенской операции войска правого крыла 1-го Украинского фронта ограниченными силами решили важную оперативную задачу: нанесли тяжелое поражение войскам 4-й немецкой танковой армии, сковали ее резервы, помешав их переброске в район Корсунь-Шевченковского. Советские войска освободили почти всю Ровенскую и часть Волынской области.

Выход наших войск из лесисто-болотистой местности на рубеж рек Стырь, Иква и далее на Изяслав не только создавал выгодное охватывающее положение по отношению ко всей вражеской группе армий "Юг", но и значительно увеличивал ее разрыв с группой армий "Центр", действовавшей в Белоруссии. Все это создавало благоприятные условия для нанесения удара советских войск во фланг группы армий "Юг".

Луцко-Ровенская операция явилась одним из важнейших звеньев наступления наших войск на киевском стратегическом направлении при освобождении Правобережной Украины. Она обогатила советскую военную теорию и практику опытом оперативного и тактического использования войск при действиях в лесисто-болотистой местности. В этой операции для коренного изменения обстановки и достижения успеха был применен глубокий фланговый обход вражеской группировки в сочетании с сильным ударом с фронта и дерзкими действиями крупных партизанских сил в тылу врага.

На винницком направлении

В период сражений войск левого и правого крыла 1-го Украинского фронта активные боевые действия вели и армии, находившиеся в центре его оперативного построения. Они отражали контрудар крупной группировки противника на винницком направлении, удерживая огромный, почти трехсоткилометровый рубеж от Любара до Оратова.

На участке Любар, Петриковцы, отразив сильные танковые атаки противника, закрепилась 1-я гвардейская армия генерал-полковника А. А. Гречко. Левее ее, прикрывая Бердичев и Казатин, оборонялась 18-я армия генерал-лейтенанта Е. П. Журавлева. Самый значительный и ответственный участок удерживала 38-я армия генерал-полковника К. С. Москаленко, которая отражала непрерывные атаки танковых и пехотных соединений врага, пытавшегося развить наступление из района Винницы на Белую Церковь.

В полосе общевойсковых армий центра действовали сначала 3-я гвардейская танковая армия генерал-полковника П. С. Рыбалко и 1-я танковая армия генерал-лейтенанта М. Е. Катукова, Несколько позже сюда были выдвинуты и соединения 2-й танковой армии генерал-лейтенанта С. И. Богданова, которая из резерва Ставки была передана в состав нашего фронта. Армии П. С. Рыбалко и М. Е. Катукова были значительно ослаблены. Первая из них в конце января - начале февраля имела в строю 230 танков, вторая в середине января - 156 танков. Более укомплектованной и боеспособной была армия С. И. Богданова. В целом же на центральном участке 1-го Украинского фронта сосредоточилась довольно-таки сильная танковая группировка в составе трех армий. Она, как мы увидим дальше, сыграла решающую роль в отражении сильных ударов, которые предпринял противник на винницком направлении во второй половине января.

Анализируя взаимное положение сторон, которое сложилось здесь к этому времени, следует отметить то, что наши войска, находясь на кратчайшем расстоянии к Южному Бугу, Днестру и Карпатам, создавали постоянную угрозу рассечения всего стратегического фронта врага на Правобережной Украине. Это обстоятельство вынуждало противника держать против них значительные силы и предпринимать попытки ликвидировать нависавший с северо-востока выступ. Враг имел здесь до пятнадцати танковых и пехотных дивизий из состава 4-й и 1-й немецких танковых армий. В ходе боев под Житомиром, Бердичевом и Казатином они понесли большие потери, но были еще боеспособны и постоянно пополнялись. Немецко-фашистское командование пыталось развить этими силами контрудар на Белую Церковь и только потом перегруппировало несколько дивизий на юг для помощи своей окруженной под Корсунь-Шевченковским группировке.

Большая заслуга общевойсковых и танковых армий, находившихся в этот период в центре оперативного построения нашего фронта, состояла в том, что они не только лишили врага возможности осуществить своевременный маневр силами и средствами на участки, терпящие бедствия, но и сорвали его сильный контрудар на винницко-белоцерковском направлении.

108
{"b":"71893","o":1}