ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На южном фасе внешнее кольцо окружения со стороны Днестра замыкали соединения 2-го Украинского фронта, которые к исходу 31 марта соединились с частями 1-й танковой армии и закрыли пути отхода противнику на Хотин.

В то время когда создавался внешний фронт окружения вражеской группировки, танковая армия Д. Д. Лелюшенко, используя успех соединений М. Е. Катукова, наступала на юг. 24 марта она освободила Гусятин - родину прославленного сына украинского народа Северина Наливайко.

Обогнав нашу пехоту, танкисты армии Д. Д. Лелюшенко устремились на юг. 25 марта 10-й гвардейский танковый корпус генерал-майора Е. Е. Белова вел бой с заслонами противника на рубеже Скло, Лянцкорунь, а 6-й гвардейский механизированный корпус генерал-лейтенанта А. И. Акимова - в районе Колендзян.

Передовые танковые и механизированные части выходили на подступы к главному городу Подолин - Каменец-Подольскому, находившемуся вблизи нашей старой границы. Город как бы вобрал в себя девятисотлетнюю историю борьбы подолян с бесчисленными и разноплеменными захватчиками. Каменец-Подольский за его самобытные памятники называют жемчужиной на камне. Здесь сохранилась некогда грозная Старая крепость, свидетельница давних сражений и многих драматических событий.

В народе существует предание, относящееся ко временам штурма крепости турецкими войсками султана Османа II. Увидев ее мощные крепостные стены, грозные боевые башни с узкими амбразурами, султан якобы отказался от ее штурма, заявив: "Если аллах построил этот каменный щит, то пусть он и штурмует его". В середине прошлого века в Старой крепости трижды сидел вожак крестьянского движения на Подолии Устин Кармелюк. Здесь, прикованный цепями к каменной стене, он сложил известную песню о своей борьбе за свободу, за лучшую долю угнетенного народа. Эту задушевную песню мне не раз приходилось слышать в дни боев за Украину.

Город Каменец-Подольский являлся важным опорным пунктом в системе вражеской обороны на подступах к Днестру. Гитлеровцы надеялись удержаться здесь до подхода своей проскуровской группировки. Однако эти расчеты были сорваны дерзкими действиями 61-й гвардейской танковой бригады подполковника Н. Г. Жукова, которая к исходу 24 марта вышла на подступы к Каменец-Подольскому и овладела местечком Зинковцы. Танкисты ворвались в населенный пункт с зажженными фарами. Это ошеломило врага, и он беспорядочно отступил.

Предстоял нелегкий бой за Каменец-Подольский, где действия наступающих сильно затрудняла река Смотрич с обрывистыми берегами. Через водную преграду имелась единственная переправа - Турецкий мост, но он был заминирован и прикрывался огнем противника.

Штурму города предшествовали налет нашей артиллерии и удары авиации по вражескому гарнизону. 25 марта в середине дня началась атака. Она была настолько стремительной, что фашисты не успели взорвать мост, электростанцию и другие важные сооружения и предприятия города.

26 марта Каменец-Подольский был освобожден. Войска армии Д. Д. Лелюшенко захватили 72 танка, в том числе 19 типа "тигр", и 400 автомобилей. На следующий день Москва салютовала освободителям города. Особо отличившимся частям и соединениям было присвоено почетное наименование Каменец-Подольских.

В ходе боев за Каменец-Подольский на помощь далеко прорвавшейся вперед танковой армии Д. Д. Лелюшенко подошел 30-й стрелковый корпус генерал-майора Г. С. Лазько из состава армии А. А. Гречко. К исходу 26 марта он вышел в район Каменец-Подольского и на следующий день был подчинен Д. Д. Лелюшенко. Наши войска образовали здесь часть внутреннего кольца окружения. Они охватили противостоящую группировку противника с запада и юго-запада, С востока врага теснили армии Е. П. Журавлева и К. С. Москаленко. С севера его группировка охватывалась войсками армии А. А. Гречко и танковой армией П. С. Рыбалко. Они должны были замкнуть кольцо окружения и соединиться с нашей каменец-подольской группировкой.

Между тем обстановка в районе Каменец-Подольского с каждым днем становилась все тревожнее. Постепенно накапливались основные силы 1-й немецкой танковой армии. Враг готовился к организованному отходу. Неизвестно было лишь одно: куда он будет отходить. Данные нашей разведки на этот счет были противоречивые.

28 марта сильные вражеские авангарды стали приближаться с северо-востока к Каменец-Подольскому. На следующий день положение наших войск под городом стало критическим. Они оказались в отрыве от остальных соединений. Вражеские колонны, в которых было большое количество танков и артиллерии, создали угрозу обхода и окружения наших войск в этом районе. Положение осложнялось еще и тем, что в армии Д. Д. Лелюшенко к этому времени имелось всего 67 танков, а в стрелковом корпусе Г. С. Лазько было всего лишь 10 орудий и столько же снарядов на каждое из них. Д. Д. Лелюшенко вечером 29 марта обратился к командующему фронтом с просьбой ускорить наступление частей с севера, надежно прикрыть районы Оринин, Каменец-Подольский. Беспокойство командующего танковой армией было вполне обоснованным. В создавшихся условиях образование кольца окружения вражеской группировки, основная масса которой уже вышла к Каменец-Подольскому, зависело от решительных действий наших войск, наступавших с севера и востока. Необходимо было как можно быстрее сомкнуть фланги армий А. А. Гречко и Д. Д. Лелюшенко, Е. П. Журавлева и К. С. Москаленко.

В Каменец-Подольском и прилегающих районах с 28 марта по 2 апреля развернулись ожесточенные бои. Для обеспечения отхода своих частей враг стремился овладеть единственным шоссе, которое проходило через Каменец-Подольский, Оринин. Непосредственно в Каменец-Подольском стойко защищались танковые, механизированные и стрелковые соединения под руководством генерал-майора Е. Е. Белова. Часть войск была выделена для обороны Оржнина и Жердье, удержания переправы через Днестр в районе Жванца. В результате противник не смог реализовать на этом направлении свое многократное превосходство. Ему не удалось овладеть шоссейной дорогой, и он вынужден был отходить на запад по бездорожью, бросая тяжелую технику. В защите Каменец-Подольского вместе с воинами участвовали и трудящиеся города. Вооружившись трофейным оружием, советские патриоты сражались в едином строю с гвардейцами.

В городе пал смертью героя командир 29-й гвардейской мотострелковой бригады полковник Михаил Семенович Смирнов, был контужен, но не покидал боевого поста генерал-майор Е. Е. Белов. Командование и политический отдел 10-го гвардейского танкового корпуса во главе с опытным, энергичным политработником полковником Ильей Федоровичем Захарченко сделали все, чтобы свято выполнить клятву, данную землякам: не опозорить вековую славу уральцев.

В этот период в местечке Оринин в отражении вражеских контратак участвовали все офицеры и генералы находившихся там штабов армии и корпусов. И они доказали, что не только способны руководить боем, но и быть умелыми бойцами. Образец стойкости проявил начальник политотдела 4-й танковой армии полковник Николай Гаврилович Кладовой. Примеры бесстрашия показали командир 30-го стрелкового корпуса генерал-майор Г. С. Лазько, начальник разведки танковой армии подполковник Н. В. Бзырин, командир 6-го гвардейского механизированного корпуса генерал-лейтенант А. И. Акимов и другие.

С началом возобновления общего наступления войск фронта тесно взаимодействовали 1-я гвардейская и 3-я гвардейская танковая армии. Войска генерал-полковника А. А. Гречко перешли в наступление всеми пятью корпусами и в первые два дня продвинулись на 10 - 15 км. Этот период совпал с очередными сложными организационными мероприятиями, перегруппировками, проводившимися в армии по указанию фронта. Все это неимоверно усложнило работу командующего и штаба по управлению войсками в ходе сражения и, несомненно, сказалось на темпах их продвижения.

Перед войсками генералов А. А. Гречко и П. С. Рыбалко уже давно стояла задача разгромить проскуровскую группировку, которая сдерживала продвижение наших войск на запад и юго-запад. Впереди был Проскуров. В обороне города противнику во многом способствовала местность. Отгороженный со всех сторон естественными препятствиями - Южным Бугом, речкой Плоская, непроходимым болотом, - Проскуров представлял серьезное препятствие для наступающих войск.

121
{"b":"71893","o":1}