ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отдайся азарту военной работы! Бойцы пробежали вперед - подтягивай близко к ним пулеметы, на новое место ставь миномет. Тому, кто движется дерзко, - нужна огневая поддержка. Если подмога есть за спиною, если огонь железной стеною, враг замечется и заноет".

Я не случайно вновь, хотя и кратко, рассказал здесь о пропагандистской, организующей и мобилизующей роли нашей военной печати. И в напряженное время подготовки операции, и в ходе ее она шла рядом с бойцами и офицерами, была их другом и советчиком, влияла на их разум и сердце, вооружала фронтовым опытом и вдохновляла на подвиги, находя верное оружие - слово, которое помогало брать вражеские рубежи и освобождать нашу землю.

В итоге можно сказать, что проведенная командованием, политорганами, партийными и комсомольскими организациями большая партийно-политическая работа в значительной мере способствовала обеспечению боеготовности и повышению боевой выучки войск перед операцией. Центр партийно-политической работы был перенесен непосредственно в подразделения, а это, безусловно, сказалось на политико-моральном состоянии личного состава фронта, усилило наступательный порыв воинов,

Удары неотразимы

По давно выработанной привычке знать о противнике все возможное, прежде чем предпринимать боевые действия в широком масштабе, маршал И. С. Конев принял решение провести в канун наступления фронта разведку боем. Разведотряды установили, что в группировке войск противника, которые занимали главную полосу обороны, существенных изменений не произошло. Вместе с тем подтвердилось, что вражеское командование намеревается вывести часть своих сил из первых линий траншей, а кое-где на 6 - 8 км в глубину, чтобы предохранить личный состав от губительного огня нашей артиллерии. Одновременно противник подготовил огневые ловушки для наших передовых батальонов.

Ранее было известно, что в районе Бродов вражеское командование создало крупный узел сопротивления, прикрывающий львовскую группировку с северо-востока. Здесь противник оборонялся три месяца, достаточно прочно усовершенствовал оборону в инженерном отношении, уплотнил боевые порядки своих войск. На львовском направлении в главную полосу обороны противник подтянул значительное количество танков и штурмовых орудий. Наличие больших лесных массивов, заболоченных участков, оврагов, высот и других естественных препятствий, особенно на направлении Бродов, в сочетании с развитой системой инженерных сооружений, отсутствие хороших дорог, кроме дороги на Львов, давало возможность противнику надеяться на неприступность рубежа его обороны от Горохова до Бродов и южнее.

На основе тщательного изучения данных о противнике командующий фронтом решил начать наступление 14 июля. Днем раньше в 60-ю и 38-ю армии он направил следующее боевое распоряжение: "Противник перед фронтом 3 гв. армии и правым флангом 13 армии начал отход под прикрытием сильных арьергардов за р. Зап. Буг. Не исключена возможность отхода противника под прикрытием сильных арьергардов перед фронтом 60 и 38 армий/

В целях своевременного вскрытия отхода противника приказываю:

Командарму 60 на участке 336 сд одним стрелковым полком, а на участках других дивизий первого эшелона передовыми батальонами провести наступление с задачей глубокого вклинения в оборонительную систему противника.

Командарму 38 на участке 211 сд одним стрелковым полком, а на участках других дивизий первого эшелона передовыми батальонами провести 14 июля наступление с той же целью, что и 60 армии"{111}

Командный состав в это время должен был находиться на своих КП и иметь подготовленные резервы для развития успеха передовых батальонов. За двое суток до начала наступления предусматривалось устройство проходов в наших минных полях. Разминирование вражеских полей намечалось произвести в ночь перед атакой.

Учитывая возможный отход противника с занимаемых позиций, командующий фронтом дал указание начать разминирование раньше намеченного срока. Инженерные войска уже к 10 июля в полосе 3-й гвардейской, 13, 60 и 38-й армий сделали 585 проходов и сняли 37 тысяч своих мин и 24 тысячи мин противника. Под проволочные заграждения противника были заложены удлиненные заряды. Их намечалось подорвать в период артиллерийской подготовки.

Утром 13 июля на участке прорыва рава-русского направления была проведена непродолжительная, но мощная артиллерийская подготовка. Затем в бой вступили передовые батальоны, усиленные танками. Они вклинились в оборону 291-й пехотной дивизии, которая еще находилась на первой полосе, и нанесли ей значительные потери. Не выдержав напора наших войск, противник был вынужден отступить.

К исходу дня передовые батальоны 3-й гвардейской армии генерал-полковника В. Н. Гордова продвинулись на глубину 8 - 15 км, а передовые батальоны 13-й армии генерал-лейтенанта Н. П. Пухова - на глубину 6 - 8 км, где встретили организованное сопротивление противника на второй полосе. Для ее прорыва с утра следующего дня были введены в сражение главные силы этих армий.

Севернее Бродов враг стремился любой ценой удержать вторую полосу обороны и не дать нашим войскам овладеть рубежом Западного Буга. Особенно упорное сопротивление он оказал в районах Кутов и Горохова, где немецко-фашистское командование ввело в сражение свои оперативные резервы 16-ю и 17-ю танковые дивизии. Наши войска, наращивая силу удара и отражая непрерывные контратаки врага, расширяли прорыв в сторону флангов. Однако прорвать вторую полосу обороны противника с ходу не удалось.

Ожесточенные сражения завязались в воздухе. Уничтожая вражеские самолеты, советские летчики, взаимодействуя с зенитчиками, показали высокое мастерство и мужество. Особенно отличились в первые дни операции летчики 9-й гвардейской истребительной дивизии полковника А. И. Покрышкина. В одном из воздушных боев три четверки наших истребителей во главе с ведущими Г. А. Речкаловым, А. И. Покрышкиным и А. И. Труд атаковали и обратили в бегство 40 немецких бомбардировщиков, прикрываемых 8 истребителями. Советские асы сбили в этом бою 9 фашистских стервятников, не понеся потерь. Только за первые четыре дня наступления на рава-русском направлении было сбито 115 самолетов противника. Немецкая авиация вынуждена была снизить свою активность.

Наступление на рава-русском направлении возобновилось утром 15 июля. После часовой артиллерийской и авиационной подготовки части 3-й гвардейской и 13-й армий вновь атаковали противника, завершили прорыв тактической обороны и продвинулись на 15 - 20 км. Создались благоприятные условия для окружения бродской группировки противника.

Командующий фронтом в этих целях решил ввести в прорыв конно-механизированную группу генерал-лейтенанта В. К. Баранова. Она должна была утром 16 июля вступить в сражение в полосе 13-й армии, к утру следующего дня овладеть Каменка-Струмиловской (Каменка-Бугской) и отрезать пути отхода на запад бродской группировке. Однако своевременно войти в прорыв группа не смогла. Опередив части 13-й армии на несколько километров, ее соединения вышли в район Холоюва. Продолжая наступление, группа разгромила 20-ю немецкую моторизованную дивизию, форсировала Западный Буг и лишь к исходу 17 июля заняла Каменка-Струмиловскую, а на следующий день Деревляны. Пути отхода бродской группировке врага на запад были перерезаны.

Вслед за первой конно-механизированной группой в полосе 13-й армии была введена в прорыв и 1-я гвардейская танковая армия. Развивая наступление в направлении Сокаль, Рава-Русская, армия форсировала Западный Буг, пересекла Государственную границу Советского Союза, овладела плацдармом на реке в районе Добрачина, сосредоточив на нем 18 июля свои главные силы.

Следует отметить, что удар 1-й гвардейской танковой армии в направлении Сокаля с юго-востока оказался неожиданным для противника. Здесь у него имелись значительные силы, которые под натиском этой армии отступили на запад.

Наибольшего успеха в первый день наступления добился 11-й гвардейский танковый корпус генерал-лейтенанта А. Л. Гетмана. 44-я гвардейская танковая бригада этого корпуса под командованием полковника И. И. Гусаковского, ставшего впоследствии дважды Героем Советского Союза, первой захватила плацдарм на Западном Буге. Однако успех, достигнутый бригадой, не был развит командиром 11-го гвардейского танкового корпуса. Воспользовавшись этим, противник в ночь на 18 июля перебросил на левый берег 17-ю танковую дивизию, оказал корпусу сильное сопротивление. Завязались затяжные бои.

131
{"b":"71893","o":1}