ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несмотря на то что наступлением 3-й гвардейской танковой армии с севера не была достигнута одна из целей операции - захват Львова с ходу, все же сам выход армии в указанный район оказал большое влияние на развитие успеха всем фронтом. Противник вынужден был ослабить свои силы на Станиславском направлении, на время отказаться от контратак против 38-й и левого фланга 60-й армий. В этом заключается важное значение боевых действий армии П. С. Рыбалко севернее Львова.

Военный совет фронта, учтя изменившуюся обстановку, телеграфировал в 3 часа 30 минут утра 20 июля командующему 3-й гвардейской танковой армией: "В случае, если встретите сильное сопротивление при атаке Львова с севера и северо-востока, обходите Львов глубже с запада"{116}.

На подступах к городу продолжали греметь бои, но главные стрелы ударов уже были перенацелены. 3-я гвардейская танковая армия начала маневр в глубокие тылы противника. Главным силам нашей танковой армии предписывалось стремительно выйти в район Яворов, Судовая Вишня, Мостиска, чтобы воспрепятствовать отходу львовской группировки противника. Армии предстояло обогнуть большой Яновский лесной массив, чтобы избежать столкновения с противником в этом трудном для действий танков месте.

Выполняя поставленную задачу, генерал-полковник П. С. Рыбалко для прикрытия выхода армии на рубежах севернее Львова оставил два батальона 9-го мехкорпуса, усиленных артиллерией, и одну танковую бригаду 7-го гвардейского танкового корпуса. Кроме того, здесь же оставался и 31-й танковый корпус.

Хорошо помню, как самоотверженно танкисты готовились к этому 135-километровому марш-маневру, который они совершали с боями в трудных дорожиых условиях. Все танки мы постарались подготовить очень тщательно. Горючим заправили как основные, так и запасные баки. Загрузились боеприпасами до предела, разместив еще по 5 - 6 ящиков па верху машин. Кроме того, на каждом танке имелись боеприпасы для пулеметов, гранаты, сигнальные ракеты, сухой паек на четверо суток, необходимое имущество. На броне расположились автоматчики. Каждый танк стал настоящей подвижной крепостью.

Маневр по обходу Львова с запада начал наш корпус. Вслед за ним двинулись другие соединения 3-й гвардейской танковой армии. Сильный дождь затруднял продвижение танков, но скрывал нас от авиации противника. 23 июля 22-я гвардейская мотострелковая бригада нашего корпуса, которой командовал подполковник Н. Л. Михайлов, овладела городом Яворов, а 52-я гвардейская танковая бригада полковника М. Л. Плеско - населенным пунктом Янов. К утру 24 июля 51-я гвардейская танковая бригада полковника И. И. Чугункова освободила Судовую Вишню.

Умело и исключительно храбро сражался с врагом, показывая пример подчиненным, командир роты 51-й гвардейской танковой бригады гвардии старший лейтенант Я. И. Афанасьев. Наступая на деревню Выснобоки, его рота, благодаря искусному маневру, вышла во фланг противнику и создала угрозу окружения. Офицер лично подбил вражескую пушку, бронетранспортер и уничтожил до двадцати гитлеровцев. Его подразделение стремительно прорвалось на железнодорожную станцию Судовая Вишня, захватило два эшелона с военным имуществом и большой склад горючего.

В тот же день 53-я гвардейская танковая бригада Героя Советского Союза (впоследствии ему вторично было присвоено это высокое звание) полковника В. С. Архипова освободила Мостиску.

Выходом 6-го гвардейского танкового корпуса в район Яворов, Судовая Вишня, Мостиска были перерезаны коммуникации противника на северо-запад от Львова, на Ярослав и Перемышль.

Успех этих боев, как и многих предшествовавших, в значительной мере зависел от твердого и умелого руководства ими командира нашего корпуса генерал-майора Василия Васильевича Новикова, человека трудной и очень интересной судьбы. С ним у меня прошли многие месяцы фронтовой жизни. Василий Васильевич был из тех людей, жизненный путь которых неразрывно связан с Красной Армией от самого ее зарождения.

Был он красногвардейцем в 1918 году, участвовал в подавлении кулацко-бандитских выступлений. В местах, где теперь проходил наш путь, он воевал еще в годы гражданской войны, участвовал в рейдах конницы С. М. Буденного, был дважды ранен - под Бродами и Замостьем - и, охваченный боевым азартом, оба раза оставался в строю лихих кавалеристов.

В ту горячую пору ему едва минуло двадцать, а он уже был начальником штаба у прославленного командира 1-й кавбригады В. И. Книги. Служил под началом таких легендарных начдивов, как О. И. Городовиков, Ф. В. Литунов, С. К. Тимошенко.

В предвоенный период В. В. Новиков командовал механизированным полком в Белорусском военном округе, руководил командным факультетом Военной академии механизации и моторизации РККА. Во время вооруженного конфликта с Финляндией занимал должность заместителя командира армейской группы, водил полки на штурм острова Койвисто в Финском заливе. Великую Отечественную начал на посту командира механизированного корпуса, затем командующего 47-й армией в Закавказье. До декабря 1941 года - командующий группой советских войск в Иране. Потом был послан на Крымский фронт руководить боевыми операциями 45-й армии. С мая до конца сорок второго был заместителем начальника Главного управления автотранспортной и дорожной службы Красной Армии.

Словом, он имел завидный разносторонний боевой опыт, хорошо знал многие театры военных действий и вырос до крупного военачальника, чья храбрость и смелость были впоследствии отмечены званием Героя Советского Союза и другими высокими наградами.

Генерал В. В. Новиков, а мне это известно как очевидцу и непосредственному участнику многих совместно проведенных боев, уверенно управлял танковым корпусом в самых сложных условиях, четко налаживал взаимодействие между частями и соединениями различных родов войск.

Кадровый военный, Василий Васильевич и обоих своих сыновей вырастил мужественными и волевыми людьми. Многими боевыми орденами были отмечены подвиги Юрия Новикова, павшего геройской смертью в апреле победного сорок пятого, при штурме Берлина. Офицер Дмитрий Новиков, беззаветно сражавшийся с врагом под Москвой, Сталинградом, на западе, также был удостоен высоких правительственных наград за славные ратные дела.

Это была семья бойцов, любящая и дружная, где не только по праву отца, но и бывалого солдата Василий Васильевич почитался как очень уважаемый человек, с которого сыновья делали свою жизнь. Таким же любимым и уважаемым был он и для личного состава 6-го гвардейского танкового корпуса, с которым его породнили тяжелые боевые испытания. Очень нелегкими были они и здесь, в боях западнее Львова.

В трудных условиях действовала и 4-я танковая армия, которая втянулась в уличные бои на окраине Львова. Командующий фронтом, учтя, что противник перебросил к городу резервы, потребовал не вводить армию во Львов, а обойти его с юга. В частности, 21 июля он приказал: "... Энергично выполнять поставленную задачу, не оглядываться назад, стремительно выходить на Городок"{117}, а через два дня еще раз напоминал: "Тов. Лелюшенко, категорически запрещаю ввязываться в бой за Львов 6-му гвардейскому механизированному корпусу"{118} - и приказал ему к исходу дня овладеть Городком.

Однако эти требования 4-я танковая выполнить не смогла: оба ее корпуса, встретив сильное сопротивление противника на южной и юго-восточной окраинах Львова, задержались на этом рубеже. Вырвать войска из боя было очень нелегко. Трудность заключалась еще и в том, что армия вынуждена была часть своих сил отвлекать на решение других задач, в частности на ликвидацию прорыва вражеских сил из окруженной бродской группировки на юг через Золочев. Непосредственное руководство частями, отражавшими натиск противника, возглавил начальник штаба армии генерал-майор К. И. Упман. Вместе с ним энергично действовал на этом участке начальник оперативного отдела штаба армии полковник С. С. Маряхин.

О Сергее Степановиче Маряхине у меня остались светлые, самые сердечные воспоминания. Немало добрых отзывов слышал я о нем еще в пору, когда он был командиром танковой бригады. Исключительное трудолюбие, твердость воли, мужество и настойчивость, умение организовать личный состав на решение сложных задач уже тогда выделяли этого боевого офицера. Наши фронтовые дороги нередко проходили рядом. О лучших людях соседней 4-й танковой армии, в том числе и о С. С. Маряхине, мы узнавали и от старших начальников, и из печати, и от ветеранов-сослуживцев.

137
{"b":"71893","o":1}