ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В осуществлении окружения берлинской группировки противника особо ответственную роль сыграли танковые армии 1-го Украинского фронта. В то время когда 1-я и 2-я гвардейские танковые армии во взаимодействии с общевойсковыми соединениями 1-го Белорусского фронта охватывали Берлин с севера, востока и юго-востока, танковые армии 1-го Украинского фронта приступили к маневру для нанесения удара по Берлину с юга.

Отчетливо вспоминаются события тех дней. В ту горячую пору весны 1945 года я был заместителем командира 7-го гвардейского Киевского (позже он получил наименование и Берлинского) танкового корпуса. Это было прославленное танковое соединение, прошедшее в составе 3-й гвардейской танковой армии боевой путь от Козельска и Курска до Берлина и Праги.

Двадцать пять раз Верховный Главнокомандующий объявлял корпусу от имени Родины благодарность за успешные действия в ходе войны. Первым командиром соединения был генерал-майор В. А. Концов - известный советский танкист, удостоенный звания Героя Советского Союза еще в 1939 году за мужество и отвагу, проявленные в боях на реке Халхин-Гол. Василий Алексеевич скончался от ран в 1943 году. После него корпусом командовали такие прославленные танковые командиры, как генералы Ф. Н. Рудкин, К. Ф. Сулейков, С. А. Иванов, В. А. Митрофанов. Перед началом Берлинской операции командиром 7-го гвардейского танкового корпуса был назначен генерал В. В. Новиков. Кстати говоря, ему, его однофамильцу - заместителю по политической части и мне - всем троим пришлось вступать в должность и готовить наступление корпуса, что называется, с ходу. Ветераном корпуса среди руководящего состава был лишь начальник штаба полковник Г. С. Пузанков.

Наша 3-я гвардейская танковая армия в Берлинской операции имела задачей войти в прорыв в стыке 3-й гвардейской и 13-й армий генералов В. Н. Гордова и Н. П. Пухова с рубежа реки Шпрее, южнее Котбуса, и главными силами развивать наступление в северо-западном направлении на Бранденбург, а одним корпусом - атаковать Берлин с юга.

После боевых действий в Силезии армия была доукомплектована и скрытно, в течение трех ночей, к утру 14 апреля сосредоточена в выжидательном районе Гиссен, в 130 - 150 км юго-восточнее Берлина.

С воодушевлением готовились к бою гвардейцы нашего танкового корпуса. На танках и самоходках появились надписи: "На Берлин!", "За Родину!", "Добьем!". Один из таких танков с надписью "У меня заправка до самого Берлина!" стал для меня в Берлинской операции пунктом управления и средством передвижения. Правда, экипажу танка в ходе наступления пришлось не раз заправлять свою машину горючим, однако командирская машина всегда действовала безотказно.

Подготовка к сражению была напряженной. Предстояла трудная задача. Во-первых, наша армия во взаимодействии с 4-й гвардейской танковой армией генерала Д. Д. Лелюшенко должна была форсировать реку Нейсе, совместно с общевойсковыми армиями прорывать сильную, глубоко эшелонированную оборону. Во-вторых, танкистам предстояло с ходу форсировать вторую серьезную водную преграду - реку Шпрее.

Наш корпус должен был вместе с 6-м гвардейским танковым корпусом генерала В. А. Митрофанова наступать в первом эшелоне армии, и, следовательно, на танковые корпуса ложилась основная тяжесть взлома сильной обороны противника. Сложность была еще и в том, что немногим более чем за сутки до начала наступления задача армии и корпусам была несколько изменена. То, что раньше планировалось на три дня, предстояло выполнить за два. Армия должна была с начала атаки действовать непосредственно в боевых порядках пехоты, форсировать реку Нейсе, в дальнейшем своими передовыми частями обогнать пехоту и уже к исходу первого дня наступления захватить плацдарм на западном берегу реки Шпрее.

В соответствии с этим нашему 7-му гвардейскому танковому корпусу была поставлена задача: форсировать Нейсе, на рубеже Зиммерсдорф, Клейн Кельциг обогнать пехоту и к исходу первого дня операции захватить плацдарм на западном берегу Шпрее, на участке Фрауэндорф, Нейхаузен. В дальнейшем развивать наступление на Калау, Люккау.

Справа, в полосе 21-го стрелкового корпуса 3-й гвардейской армии, должен был наступать 6-й гвардейский танковый корпус, а слева - соединения 4-й гвардейской танковой армии.

За оставшееся до начала наступления время было уточнено взаимодействие внутри танкового корпуса, с соседями, в том числе со стрелковыми соединениями, вторым эшелоном армии, авиацией и другими родами войск. Были выбраны исходные позиции, намечены участки форсирования Нейсе, провешены маршруты, доведены задачи до всего личного состава.

Боевая разведка, проведенная 15 апреля стрелковыми батальонами под прикрытием артиллерии, показала, что противник намерен упорно оборонять рубеж по Нейсе и не собирается его покидать. Пленные сообщали, что им был зачитан приказ Гитлера, в котором говорилось: удерживать рубеж до последнего солдата. За отступление грозило суровое наказание не только солдатам, но и их семьям.

И вот наконец наступил день и час, когда взведенная до предела пружина человеческой и машинной энергии была пущена в ход. Утром 16 апреля после мощной артиллерийской подготовки наши танковые части подошли к Нейсе. Передовые батальоны стрелковых дивизий переправились через реку и овладели первой позицией противника на речной дамбе. В середине дня к форсированию реки приступил передовой отряд нашей танковой армии. В его состав вошла 56-я гвардейская танковая бригада полковника З. К. Слюсаренко, усиленная самоходной и обычной артиллерией, инженерными и другими подразделениями. Как и в боях за освобождение Польши, руководство армейским передовым отрядом при наступлении на Берлин было возложено на меня.

Наш отряд под огнем противника в течение двух часов форсировал Нейсе, затем к реке подошли главные силы 7-го гвардейского танкового корпуса. Не дожидаясь окончания строительства дополнительных переправ, часть сил корпуса переправилась через реку вброд, после чего танковый корпус во взаимодействии с 102-м стрелковым корпусом втянулся в бой по прорыву вражеской обороны. На глубине 5 - 6 км танковые части обогнали пехоту и, продвинувшись к исходу дня на 13 км, завершили прорыв главной полосы нейсенского рубежа. Передовой отряд 3-й гвардейской танковой армии к тому времени вклинился во вторую оборонительную полосу в районе Клейн Кельцига.

С выходом наших войск к этой полосе упорство противника возросло. Вводом своих резервов немецкое командование стремилось не допустить продвижения наших войск к реке Шпрее, где проходила последняя - третья полоса обороны в системе нейсенского рубежа. Противник бросил в бой части 21-й танковой дивизии, подошедшие с юга, из района Грайфенберга.

Наша армия была вынуждена отбивать многочисленные танковые атаки противника. Особенно жаркие бои с этой дивизией пришлось вести нашему танковому корпусу в районе Гари. Здесь 17 апреля показала свое боевое мастерство 54-я гвардейская танковая бригада. Ее передовые подразделения еще ночью с ходу ворвались на восточную окраину Гари, но были встречены сильным огнем. На рассвете немцы перешли в контратаку. Двумя группами по 20 - 25 танков, среди которых были "тигры", они пытались окружить части бригады. Бой принял упорный характер. Группе фашистских танков удалось прорваться в район бригадного резерва. В результате 3-й батальон начал по приказу отходить, нанося потери врагу. В это время 2-й танковый батальон под командованием дважды Героя Советского Союза майора С. В. Хохрякова, выйдя на северо-восточную окраину Гари, занял выгодное положение и открыл фланговый огонь. Один за другим выходили из строя подожженные немецкие танки. Враг был вынужден отойти на исходное положение. В этих боях С. В. Хохряков был смертельно ранен.

Во второй половине дня 54-я гвардейская танковая бригада возобновила наступление и во взаимодействии с подошедшей 55-й гвардейской танковой бригадой Героя Советского Союза (в конце войны удостоенного второй медали "Золотая Звезда") полковника Д. А. Драгунского овладела Гари. В ходе боя было уничтожено 22 танка и большое количество живой силы врага и боевой техники.

159
{"b":"71893","o":1}