ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В конце лета и осенью 1943 года Курская битва переросла в грандиозное по размаху стратегическое наступление советских войск, в ходе которого было разгромлено около 90 вражеских дивизий, освобождена от гитлеровских оккупантов вся Левобережная Украина и захвачены плацдармы на реке Днепр.

В результате тяжелого поражения нацистской Германии на советско-германском фронте в этот период еще больше обострился кризис внутри фашистского блока: вышла из войны Италия; окончательно отказалась от войны против СССР Япония; усилились тенденции к выходу из войны на стороне Германии Румынии, Венгрии, Финляндии; активизировалась борьба патриотов в порабощенных гитлеровцами странах. Все это ознаменовало собой завершение коренного перелома во второй мировой войне.

Ныне фальсификаторы истории на Западе преднамеренно извращают события Курской битвы, замалчивают ее военно-политические результаты или пытаются представить эту борьбу как заурядный эпизод второй мировой войны, с тем чтобы скрыть от общественности своих стран историческую правду, принизить значение блестящей победы советского оружия на Курской дуге. Однако факты и цифры, характеризующие размах и накал развернувшейся здесь вооруженной борьбы, говорят сами за себя. Они со всей очевидностью свидетельствуют о том, что сражение на Курском выступе явилось одним из кульминационных событий не только Великой Отечественной, но и всей второй мировой войны. После Курской битвы Красная Армия на нелегком пути к окончательной победе провела еще десятки крупных победоносных сражений, но именно там, под Ольховаткой и Понырями, Обоянью и Прохоровкой, на орловском и белгородско-харьковском направлениях был предрешен разгром вермахта и третьего рейха.

На Курской дуге, как под Москвой и Сталинградом, встретились две гигантские силы. Кстати, именно такая образная идея лежит в основе проекта будущего монумента в ознаменование разгрома немецко-фашистских войск под Курском в 1943 году. Она, на мой взгляд, как нельзя лучше отражает сущность сражения. На поле боя столкнулись два огромных монолита, спрессованных из человеческой энергии и боевого металла. Столкнулись и вздыбились. И одна из них, олицетворяющая фашистского агрессора, не выдержала, рухнула от нашего неотразимого удара. И пусть оставшаяся часть этой глыбы какое-то время продолжала двигаться, но это было уже движение вспять, навстречу своей позорной гибели.

Здравствуй, Славутич!

Еще в ходе битвы на Курской дуге, предвидя ее исход, Ставка Верховного Главнокомандования отдала директивы о развертывании общего наступления на огромном фронте от Великих Лук до Азовского моря. В соответствии с замыслом летне-осенней кампании основные усилия советских войск сосредоточивались на юго-западном направлении. Перед ними стояла задача освободить Левобережную Украину и Донбасс, выйти к Днепру в его среднем и нижнем течении, с ходу форсировать реку и захватить на ее правом берегу плацдармы для последующего развития наступления.

Освобождение Левобережной Украины было осуществлено в конце августа сентябре войсками трех фронтов: Центрального, Воронежского и Степного. Они наступали на киевском стратегическом направлении. Сосредоточив здесь главные усилия, Ставка добивалась разгрома сильной группировки врага, рассечения стратегического фронта противника и создания серьезной угрозы его войскам в Донбассе.

В этих целях Воронежскому фронту, которым командовал генерал армии Н. Ф. Ватутин, первоначально была поставлена задача: после разгрома противника в районе Харькова совместно с соседним Степным фронтом наступать на Полтаву, Кременчуг к Днепру, где захватить переправы. В направлении Севск, Конотоп, Нежин, Киев наступал Центральный фронт под командованием генерала армии К. К. Рокоссовского, Стенной фронт под командованием генерала армии И. С. Конева выходил к Днепру через Красноград, Верхнеднепровск.

Наступление наших войск на киевском направлении согласовывалось с действиями партизан. На них возлагалась задача построить или захватить и удержать до подхода частей Красной Армии ряд переправ через Десну, Днепр и Припять.

Центральному, Воронежскому и Степному фронтам противостояли 2-я армия из группы армий "Центр", а также 4-я танковая и 8-я немецкие армии группы армий "Юг". Они насчитывали 37 дивизий. В состав наших трех фронтов входили 114 дивизий и 15 танковых корпусов. Превосходство было на стороне советских войск: по живой силе - в 2 раза, по орудиям и минометам - в 4, по самолетам - в 1,6 раза. По танкам и САУ силы были равны.

Немецко-фашистское командование стремилось любой ценой удержать в своих руках Левобережную Украину и Донбасс. Еще в середине августа Гитлер отдал приказ о немедленном возведении укреплений на рубеже, проходившем по рекам Молочная, Днепр, Сож, восточнее Орши, Пскова, и далее по реке Нарва, назвав его Восточным валом.

Враг полагал, что на Днепре ему удастся окончательно остановить наше наступление. "Линия Днепр - Сож, - свидетельствует западногерманский военный историк Рикер, - должна была быть превращена в Восточный вал, о который русские сломали бы себе шею, после чего Гитлер хотел снова предпринять наступление против врага, ослабленного безрезультатными атаками"{42}. Однако расчеты противника были сорваны активными наступательными действиями советских войск.

Характерная особенность битвы за Днепр, по сравнению с битвами под Москвой, Сталинградом и Курском, состояла в том, что она начиналась не с оборонительных сражений, а с одновременного наступления группы фронтов на нескольких операционных направлениях, без оперативной паузы.

Однако в связи с непрерывными, более чем полуторамесячными боевыми действиями под Курском многие наши части и соединения имели большой некомплект личного состава, вооружения и боевой техники, испытывали особенно большой недостаток в боеприпасах и горюче-смазочных материалах. Нужно было также в ограниченные сроки произвести перегруппировку войск, подтянуть тылы и накопить запасы материальных средств.

Чтобы пополнить войска всем необходимым для нового грандиозного наступления, к линии фронта непрерывно шли железнодорожные эшелоны. Фактор времени играл решающую роль. "В Генеральном штабе понимали глубину и величие происходящих событий, - пишет в своих воспоминаниях генерал армии С. М. Штеменко. - Мы отдавали себе ясный отчет в необходимости как можно быстрее и полнее реализовать результаты грандиозной победы под Курском"{43}.

К имевшимся трудностям в войсках добавлялось и то, что в битве под Курском партийные и комсомольские организации понесли значительные потери, выбыли из строя многие политработники, особенно в батальонах и ротах. В связи с этим политорганы усилили работу по приему воинов в ряды партии и комсомола, систематически занимались подбором и расстановкой парторгов и комсоргов в подразделениях. Благодаря этому уже в сентябре численность партийных организаций Воронежского фронта увеличилась на 22 тысячи человек. Рост рядов партии явился ярким свидетельством высокого боевого духа и любви воинов к Родине.

На киевском направления наступление наших войск началось в конце августа. В результате успешных действий трех советских фронтов противник уже в начале сентября утратил на Левобережной Украине ряд заранее подготовленных оборонительных рубежей. Вражеские войска оказались рассеченными на изолированные друг от друга группы.

В этих условиях Ставка Верховного Главнокомандования директивами от 6 сентября установила новые разграничительные линии между фронтами и уточнила их задачи. Теперь непосредственно на киевском направлении предстояло развивать наступление войскам Воронежского фронта. Им было приказано нанести главный удар на Переяслав-Хмельницкий, форсировать Днепр в районе букринской излучины, захватить плацдарм на правом берегу, а затем обойти Киев с юга и овладеть им. Для решения этой задачи фронт был усилен 3-й гвардейской танковой армией и 1-м гвардейским кавалерийским корпусом. В Степной фронт была передана 5-я гвардейская армия.

44
{"b":"71893","o":1}