ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На плацдармах

К концу сентября Днепр был форсирован нашими войсками на огромном фронте севернее и южнее Киева. Ставка приказала Воронежскому фронту прочно закрепить за собой плацдармы па правом берегу Днепра, подготовить и нанести удар в направлении Кагарлык, Фастов, Брусилов во взаимодействии с войсками левого крыла Центрального фронта, которые должны были нанести удар в общем направлении на Чернобыль, Иванков, Радомцшль, разгромить киевскую группировку противника и овладеть Киевом.

Для выполнения этой задачи Н. Ф. Ватутин решил охватить фланги киевской группировки противника с севера и юга. Наша 3-я гвардейская танковая армия входила в состав главной ударной группировки фронта. Этой группировке предстояло первоначально объединить разрозненные плацдармы в районах букринской излучины, Канева и Селище в один общий плацдарм, а потом развернуть общее наступление на Брусилов. Танковой армии П. С. Рыбалко было приказано не позднее утра 3 октября завершить переправу танков на букринский плацдарм, имея в виду наступать в полосе 27-й армии в качестве подвижной группы фронта.

Подготовка к наступлению проходила в сложной обстановке. Войска отражали яростные контратаки противника и продолжали бои по расширению плацдарма. Тем не менее командиры, штабы, партийно-политические органы провели большую работу по подготовке войск к выполнению ответственной боевой задачи.

Большое внимание по-прежнему уделялось накапливанию сил и средств на букринском плацдарме. 29 сентября, спустя неделю после выхода передовых отрядов 3-й гвардейской танковой армии к Днепру, в ее состав прибыла 6-я понтонно-мостовая бригада. Под непрерывным огнем артиллерии и ударами авиации противника она построила шесть паромных переправ и два понтонных моста, что резко повысило темпы переправы на букринский плацдарм танков, самоходно-артиллерийских установок и артиллерии.

Наступление ударной группировки фронта началось 30 сентября после мощного удара артиллерии и авиации по боевым порядкам противника. Пехота с танками, сопровождаемая огневым валом артиллерии, ринулась в атаку, но натолкнулась на плотную, хорошо организованную оборону врага{51}. Поэтому продвижение наших войск было незначительным. Нашим танкистам и стрелковым частям удалось лишь достичь северовосточной окраины Великого Букрина и соединиться с войсками, действовавшими на плацдарме в районе Григоровки. Дальнейшее наступление из-за ограниченного количества танков и самоходной артиллерии развития не получило.

В первых числах октября противник перегруппировал с неатакованных участков и из глубины дополнительные силы и средства и предпринял ответные контратаки и контрудары. Контратакующие пехота и танки поддерживались авиацией, которая совершала от 500 до 2200 самолето-вылетов в день. В результате наши активные действия под Букрином временно прекратились. Мы здесь готовились к возобновлению наступления, которое было назначено на 12 октября.

Тем временем на правом крыле фронта войска 38-й армии продолжали наращивать силы и средства на лютежском плацдарме. С потерей Лютежа немецко-фашистское командование перегруппировало свои силы и возобновило контратаки по всему фронту. Стало очевидным, что дальнейшая борьба за расширение плацдарма будет зависеть от быстроты переправы на правый берег тяжелого вооружения, особенно танков и самоходно-артиллерийских установок.

И здесь мне хочется рассказать об одном замечательном эпизоде из боевой деятельности наших танковых войск в минувшую войну, который положил начало вождению танков по дну, получившему в наше время широкое распространение.

Это случилось в 5-м гвардейском танковом корпусе генерал-лейтенанта танковых войск А. Г. Кравченко. Корпус получил задачу форсировать Днепр в полосе 51-го стрелкового корпуса у Лютежа и совместно с его соединениями расширить плацдарм, имея в виду в дальнейшем нанести удар в обход Киева с северо-запада. При постановке этой задачи командующий фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин обратил внимание генерала Кравченко на сложность преодоления Десны на подступах к Днепру и указал, что на постройку моста через нее под грузы потребуется не менее 8 - 10 суток. Таким образом, будет упущено главное - своевременность оказания поддержки передовым частям 38-й армии, ведущим тяжелые бои за удержание плацдарма на правом берегу Днепра. Надо искать возможность преодолеть Десну вброд.

Штаб корпуса организовал разведку. Был выбран участок переправы в районе Летки, где ширина реки достигала 280 м, при максимальной глубине 2 м. Во время разведки реки комсомольцы 20-й гвардейской танковой бригады сержанты С. Кривенко и И. Горбунов несколько раз ныряли в ледяную воду, чтобы изучить дно реки.

Так как глубина брода значительно превышала тактико-технические возможности танков по преодолению водных преград, особое внимание было уделено их подготовке к подводному вождению. Все люки и отверстия танков уплотнялись паклей и ветошью, промасленными солидолом, выхлопные трубы двигателей удлинялись специально изготовленными брезентовыми рукавами и при погружении танков в воду выводились на поверхность реки. Оптические приборы обертывались водонепроницаемыми материалами. Личный состав проявлял большую изобретательность в подготовке машин к переправе. Так, например, в 22-й гвардейской танковой бригаде были изготовлены и установлены на башнях специальные козырьки для прикрытия пушек. В некоторых подразделениях были сделаны плавающие воздухоприемники с гофрированными шлангами, обеспечивавшие доступ воздуха в танк даже при полном погружении его в воду.

Инженерные войска 38-й армии, возглавляемые генерал-майором Н. В. Крисановым, оборудовали пути подхода танков к реке и места спуска их на воду, навели паромные переправы. На ряде болотистых участков поймы саперы уложили жердевые и хворостяные настилы.

Переправа корпуса через Десну началась на рассвете 4 октября. Танки шли вброд, а остальные части корпуса - по двум паромно-десантным переправам и на рыбацких лодках. Скорость танков не превышала 6 - 7 км в час. Механики-водители вели танки по азимуту, руководствуясь указаниями командиров танков, которые передавались по танковому переговорному устройству. По одной колее можно было пропускать не более трех танков, так как грунт вымывался из-под гусениц, что приводило к увеличению глубины брода.

На практике преодоление таких широких и глубоких водных преград танками вброд осуществлялось впервые. Опыт этой переправы показал, что тактико-технические возможности танков при преодолении рек вброд, даже при самых примитивных усовершенствованиях, могут быть значительно повышены.

Переправившись через Десну, 5-й гвардейский танковый корпус в тот же. день вышел к Днепру, в течение последующих двух ночей под прикрытием стрелковых соединений переправился на четырех паромно-десантных переправах на лютежский плацдарм и принял участие в его расширении.

5 октября Ставка передала из Центрального в Воронежский фронт 13-ю и 60-ю армии, а тремя днями раньше переподчинила 52-ю и 4-ю гвардейскую армии Воронежского фронта Степному фронту. Соответственно были установлены новые разграничительные линии между фронтами. Этим мероприятием преследовалась цель сосредоточить управление всеми армиями, действовавшими на киевском направлении, в руках одного командующего, направить усилия этих армий на выполнение главной задачи - освобождение Киева.

В связи с резким увеличением количественного состава войск правого крыла Воронежского фронта генерал армии Н. Ф. Ватутин решил охватить левый фланг 4-й танковой армии противник{52} и во взаимодействии с войсками, наступавшими в букринской излучине в направлении на Брусилов, разгромить ее. Главный удар нанести с букринского плацдарма силами 40, 27 и 3-й гвардейской танковой армий. Второй удар планировался силами 38-й армии с лютежского плацдарма, а обеспечивался с запада ударом 60-й армии с плацдарма в районе Страхолесье.

В период подготовки к новому наступлению, которая длилась с 6 по 10 октября, инженерные войска фронта, возглавляемые генерал-майором инженерных войск Ю. В. Бордзиловским, собрали на Днепре 40 паромов. Одновременно они навели 15 наплавных паромных мостов. Два из них, в районе Григоровки и южнее Зарубенцев, находились под воздействием не только артиллерийско-минометного, но и ружейно-пулеметного огня противника. Поэтому движение по ним осуществлялось главным образом ночью. С рассветом мосты разводились, а их паромы отводились от участков переправ на расстояние до 1,5 км и рассредоточивались в прибрежных кустах. Кроме того, были построены три свайных моста: войсками 38-й армии - у Сваромья, 40-й в 6 км южнее Ржищева и 3-й гвардейской танковой армии - у села Козинцы.

54
{"b":"71893","o":1}