ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

О строительстве последнего моста мне хотелось бы рассказать несколько подробнее.

Военный совет фронта принял решение о строительстве моста через Днепр у села Козинцы, возложив эту задачу на инженерно-саперные части нашей танковой армии и усилив их инженерными средствами фронта. Для заготовки строительного материала было привлечено около двух тысяч жителей Переяслав-Хмельницкого района. Общее руководство строительством моста было возложено на временно созданный штаб во главе с членом Военного совета танковой армии генерал-майором С. И. Мельниковым, Начальником строительства был назначен опытный инженер А. В. Топальский.

Военный инженер Алексей Васильевич Топальский был сравнительно недавно призван из запаса, раньше в армии не служил, боевого опыта не имел. Но как гражданский специалист он обладал глубокими знаниями, имел хорошую практику, полученную на проектировании и строительстве ленинградских городских мостов. Его заботливым "шефом" стал генерал-майор танковых войск Семен Иванович Мельников.

- Вы будете строить, а мы вам помогать. Все, что понадобится, мы сюда доставим, - встретил прибывшего инженера генерал.

Время на строительство моста было крайне ограничено. Учитывая это, генерал С. И. Мельников энергично мобилизовывал все наличные силы инженерно-саперных частей и местных крестьян для быстрого подвоза и заготовки материалов для будущего моста, впоследствии названного строителями мостом генерала Мельникова. Под его непосредственным руководством в прибрежном лесу был создан в кратчайшие сроки хорошо организованный лесозавод. Генерал сам вникал в детали наскоро готовившегося проекта моста. Он утвердил его, внеся весьма существенную поправку: уменьшить пролет между сваями, чтобы мост мог выдержать самые тяжелые грузы.

Член Военного совета армии не спал по нескольку суток подряд. Казалось, он был вездесущим. По самым неотложным делам он приезжал на лесозавод в самое неожиданное время - ночью, ранним утром. Был в курсе всех событий на каждом строительном участке, на каждом из восьми мест, где забивались сваи, где саперы и понтонеры работали по пояс в ледяной воде. Непосредственными деятельными помощниками генерала С. И. Мельникова были офицеры политотдела армии, которых Семен Иванович ввел в штаб и привлек к строительству моста, придавая ему исключительно важное значение как одному из решающих условий успеха будущей операции.

Обстановка на участке строительства была крайне напряженной. Люди работали действительно самоотверженно, самозабвенно, геройски. Перед нами несколько дневниковых записей инженера А. В. Топальского, вошедших в официальный отчет о строительстве моста. Они, пожалуй, лучше иных рассказов свидетельствуют о том, на что способны наши воины, стремившиеся ускорить освобождение советской земли от гитлеровской нечисти.

Вот эти записи: "...Вчера в 15.50 на левом берегу Днепра была забита первая свая, а сегодня утром старший лейтенант Михайлов доложил об окончании первых трех опор.

...После колоссальных усилий побеждает воля людей - забита первая свая на втором участке. Майор Юрченко в этот день торжествует победу. Ему удается забить еще три сваи. Однако забивка свай отстает от плана. Люди работают день и ночь, но результаты пока неутешительны. Враг разгадал нашу цель. Усилился огонь по переправам выше моста. Немецкие самолеты произвели налет в район моста.

...Прекрасное утро. Всюду кипит работа. В 7.45 в линию моста введен копер. Юрченко, уступив другому начальнику с таким трудом завоеванный участок, перебирается со своим отрядом дальше. Бьет седьмой десяток свай и идет дальше живой и энергичный начальник участка Михайлов. Организует своих бойцов и обеспечивает копры лесоматериалами неутомимый Бахарев. Широко развернули работы на правом берегу саперы командира Алексеева... Пикируя на участки моста, немцы ожесточенно бомбили нас. Но нельзя убить мужество и волю русского воина. Наши самолеты быстро отогнали немцев. Встали снова на свои места бойцы и офицеры. Мост будет построен - таков приказ.

...Заново создается первый участок. Убитого Михайлова сменяет старший лейтенант Скрягин. Майора Юрченко сменяет на боевом посту капитан Соболев. Восстанавливаем разрушенное хозяйство участков. Снова вырастают подмости. Но враг все еще не унимается. Сегодня в 8.10 - новый налет авиации. Бомбежке подвергся правый берег".

За одиннадцать суток через Днепр был построен свайный мост длиной 750 м, шириной 4 м, грузоподъемностью около 45 тонн. Чтобы представить объем работ по строительству моста, достаточно отметить, например, что потребовалось заготовить около 3,5 тысячи кубометров леса и переправить его на противоположный, западный берег.

Строительство моста велось круглосуточно, несколькими строительными командами, которые работали одновременно на нескольких участках: непосредственно в русле реки, с правого и левого берегов. Артиллерийско-минометный огонь и частые бомбардировки вражеской авиации выводили из строя многих воинов. Среди погибших был начальник инженерных войск 3-й гвардейской танковой армии полковник М. В. Онучин, посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза.

В результате поистине героической работы строителей в строго установленный срок, 14 октября, мост был пущен в эксплуатацию. Военный совет танковой армии доносил в те дни в штаб фронта: "С началом строительства моста как в зеркале отразилось высокое политико-моральное состояние всей массы строителей, их трудовой энтузиазм и патриотический героизм"{53}.

За мужество, героизм и трудовую доблесть, проявленные личным составом инженерных войск в обеспечении форсирования Днепра, многие были награждены правительственными наградами. Наиболее отличившиеся удостоились звания Героя Советского Союза. Среди них - начальники инженерных войск 38-й армии генерал-майор Н. В. Крисанов и 60-й армии полковник З. А. Концевой, командир 23-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона майор А. П. Тихонов и другие.

Наступление войск фронта со всех плацдармов началось 11 - 12 октября. Противник оказывал ожесточенное сопротивление. Наибольший успех наших войск наметился в районе Лютежа.

18 октября Военный совет Воронежского фронта доложил в Ставку Верховного Главнокомандования соображения о дальнейших действиях: "В настоящее время на плацдарме непосредственно в 20 - 30 км севернее Киева (плацдарм в районе Лютежа) 38-я армия сломила сопротивление противника и преследует его. Имеется полная возможность развивать дальнейший успех в юго-западном направлении; однако резервов для этого не имеем. Имеется также возможность развить успех с плацдарма 60-й армии (Черняховского), но так же не имеем сил... Развитие успеха севернее Киева значительно облегчало бы прорыв фронта с букринского плацдарма и облегчило бы полное выполнение поставленных Вами задач фронту"{54}. К концу октября лютежский плацдарм приобрел первостепенное значение для борьбы с киевской группировкой противника и освобождения Киева.

В эти же дни войска фронта, сосредоточенные на букринском плацдарме, дважды переходили в наступление, но прорвать вражескую оборону на участке Ржищев, Канев не смогли. Гитлеровское командование успело создать здесь мощную, глубоко эшелонированную оборону с достаточным количеством войск, огневых средств и всевозможных инженерных сооружений и заграждений.

Таким образом, в ходе октябрьского наступления на букринском и лютежском плацдармах освободить Киев не удалось. Сказались физическое перенапряжение войск, отсутствие резервов, растянутость тылов. На выполнение задачи повлияла и резко пересеченная местность букринской излучины, ограничивающая боевое применение крупных соединений и объединений танковых войск. Немаловажным было и то, что войска фронта утратили оперативную внезапность, которая была достигнута в первые дни 3-й гвардейской танковой и 40-й армиями, с ходу форсировавшими Днепр. Наши войска вышли к Днепру, почти не имея табельных переправочных средств, что затрудняло наращивание сил на плацдармах с целью их расширения.

55
{"b":"71893","o":1}