ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В итоге напряженной работы, проведенной командованием, штабами, политорганами, партийными и комсомольскими организациями, войска фронта в исключительно короткие сроки сумели подготовиться к операции и к выполнению важнейшей ее военно-политической задачи - освобождению столицы Советской Украины Киева.

Наступали последние часы перед штурмом вражеских укреплений на подступах к столице Украины. Пехота и танки вышли в исходные районы для наступления. Артиллеристы изготовились к открытию огня. Все ждали сигнала.

Герои Киева и Фастова

Наступление началось 1 ноября 1943 года ударом войск с букринского плацдарма. Бой сразу же принял ожесточенный характер. Враг оказывал упорное сопротивление, неоднократно контратаковал наши части.

В результате первого дня боя наступавшие здесь 40-я и 27-я армии поставленной задачи не выполнили. Из-за плохой погоды наша авиация не смогла оказать действенной помощи наземным войскам. Не добились успеха эти армии и на следующий день. Тем не менее командующий фронтом, стремясь ввести противника в заблуждение относительно направления главного удара, приказал продолжать боевые действия на букринском направлении.

Военная хитрость удалась. Противник не вывел из этого района ни одной дивизии. Более того, вражеское командование бросило под Букрин свой резерв - танковую дивизию СС "Рейх", а также 223-ю пехотную дивизию и один полк 168-й пехотной дивизии из-под Черкасс.

На главном направлении - севернее Киева - боевые действия начались 3 ноября. Ночью накануне наступления отдельные танковые полки и бригады, а также часть сил 5-го гвардейского танкового корпуса, действовавшие в качестве танков непосредственной поддержки пехоты 38-й армии, вышли на исходные позиции. Саперные подразделения проделали проходы в минных полях. Самолеты 208-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии всю ночь бомбили противника.

В 8 часов 40 минут утра после мощной артиллерийской подготовки наши войска атаковали противника. Оборона была прорвана в полосе наступления 38-й армии на направлениях действий 50-го и 51-го стрелковых корпусов генерал-майоров С. С. Мартиросяна и П. П. Авдеенко.

Весьма успешно действовали также 24-й и 30-й стрелковые корпуса генерал-майоров Н. И. Кирюхина и Г. С. Лазько из состава 60-й армии. Они развернули стремительное наступление в глубину. Большую помощь пехоте оказали танкисты 150-й отдельной танковой бригады полковника С. И. Угрюмова и 58-го отдельного танкового полка. В течение первого дня войска Москаленко и Черняховского прорвали главную полосу обороны врага и развернули бои за вторую.

Советское Верховное Главнокомандование пристально следило за ходом Киевской операции. 3 ноября на имя генерала армии Н. Ф. Ватутина была отправлена телеграмма за подписью Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина и первого заместителя начальника Генерального штаба генерала армии А. И. Антонова, в которой говорилось о том, чтобы операцию, начатую на правом крыле фронта, не затягивать.

Ставка потребовала перерезать железную дорогу Киев - Коростень восточнее или западнее реки Ирпень, в зависимости от обстановки, и не позже 5 - 6 ноября овладеть Киевом.

В соответствии с этим Н. Ф. Ватутин уточнил задачи войск ударной группировки. Командующий фронтом решил с утра 4 ноября ввести в сражение дивизии второго эшелона общевойсковых армий, а 3-ю гвардейскую танковую готовить для ввода в прорыв и развития успеха в оперативной глубине.

Командующий фронтом непосредственно в адрес командиров корпусов 3-й гвардейской танковой армии и командира 5-го гвардейского танкового корпуса направил телеграмму, в которой давались следующие указания: "Успешное выполнение задачи зависит в первую очередь от стремительности, смелости и решительности ваших действий. Ваша задача - в самый кратчайший срок выполнить поставленные вам задачи, для чего, не боясь оторваться от пехоты, стремительно двигаться вперед, смело уничтожать отдельные очаги противника, навести панику среди войск противника. Стремительно преследовать их с тем, чтобы к утру 5.11.43 г. нам занять Киев. Командирам всех степеней быть со своими частями и лично вести их для выполнения задачи".

Наиболее ожесточенные бои в полосе 38-й армии развернулись на южной окраине Дачи Пуща Водица. Введя в бой части 7-й танковой дивизии, враг овладел районом Детского санатория. Попали в полуокружение 20-я гвардейская танковая бригада подполковника С. Ф. Шутова и один полк 136-й стрелковой дивизии, которой командовал полковник И. М. Пузиков. Несмотря на это, пехотинцы и танкисты отбили все контратаки немцев. Чтобы окончательно сломить сопротивление врага, генерал К. С. Москаленко ввел в бой все части 5-го гвардейского танкового корпуса генерал-лейтенанта А. Г. Кравченко.

В первой половине дня 4 ноября 3-я гвардейская танковая армия начала выдвижение в исходное положение для ввода в прорыв. Ей предстояло совместно с 38-й разгромить противостоящую группировку врага в тактической зоне его обороны, перерезать Житомирское шоссе, а в доследующем развивать наступление на Фастов и Васильков, с задачей охватить группировку врага в районе Киева с запада.

9-му механизированному корпусу приказывалось войти в прорыв за 23-м стрелковым корпусом, обогнать пехоту и к исходу 4 ноября овладеть районом хутор Шевченко (на восточном берегу реки Ирпень, южнее Житомирского шоссе), Плоденец, Корытищи. 6-й гвардейский танковый корпус должен был временно передать 50-му стрелковому корпусу две танковые бригады для действий в качестве танков непосредственной поддержки пехоты до рубежа ее обгона, после чего наступать всеми силами и к исходу дня выйти в район Заборье, Малютянка, Будаевка.

Второму эшелону и резервам армии были поставлены также активные задачи.

В середине дня 4 ноября после короткого огневого налета артиллерии и ударов авиации 5-го штурмового авиационного корпуса генерал-майора авиации Н. П. Каманина части танковой армии начали наступление. Вначале в бой вступили только 52-я и 53-я гвардейские танковые бригады 6-го гвардейского танкового корпуса, которые находились в боевых порядках стрелковых дивизий. Этим бригадам и остальным силам корпуса удалось выйти на южную опушку леса южнее Дача Пуща Водица, Детский санаторий.

Успех 6-го гвардейского танкового корпуса развил введенный в сражение из второго эшелона 7-й гвардейский танковый корпус, который передовыми частями к вечеру овладел населенным пунктом Берковец. К этому времени на правом фланге армии 9-й механизированный корпус вышел в северную часть Дачи Пуща Водица.

С вводом в сражение 9-го механизированного, а затем и 7-го гвардейского танкового корпусов обстановка в полосе 38-й армии резко изменилась.

К исходу дня соединения танковой армии продвинулись в юго-западном направлении до 8 км. Тогда генерал П. С. Рыбалко решил продолжать наступление и ночью. Однако вечером опустился настолько густой туман, что не проглядывались даже рядом, буквально в нескольких метрах находящиеся строения, деревья, дорога. Действовать наугад чуть ли не в кромешной тьме было далеко не безопасно.

У себя в бригаде мы решили попробовать пустить вперед танки с зажженными фарами. Предварительно проверили, не будет ли свет демаскировать наши боевые порядки. Я приказал выслать несколько наблюдателей в сторону противника, чтобы они через строго определенное время проследили, на сколько метров от нашего расположения будут видны включенные прожекторы и фары боевых машин.

Проходит назначенное время, но наблюдатели не возвращаются. Ждем десять, двадцать минут. Наконец они появились. Говорят, что видны были, как через густое матовое стекло, едва заметные рассеянные просветы. Значит, решение наше верное. Мы сможем не замеченными пройти необходимое расстояние на сокращенных дистанциях, а затем ошеломить врага неожиданной атакой.

Генерал П. С. Рыбалко, подробно расспросив обо всем и убедившись в гарантии успеха, одобрил наше предложение. И вот началось наступление. В непроглядной тьме перед противником вдруг встали снопы света, обнажая его укрепления. Танки нашей бригады с десантом автоматчиков на броне и включенными сиренами, ведя интенсивный огонь на ходу из пушек и пулеметов, устремились на врага.

64
{"b":"71893","o":1}