ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

3-я гвардейская танковая армия в тот период развивала наступление на казатинском направлении. Однако длительное время действовать в отрыве от общевойсковой армии она не могла. Хотя 55-й гвардейской танковой бригаде и удалось овладеть Паволочью и во взаимодействии с партизанскими отрядами Дороша и Баха удерживать ее до 13 ноября, а 71-й механизированной бригаде выйти к Попельне, они, не получив поддержки, с разрешения командующего были вынуждены возвратиться к своим корпусам, пробиваясь через кольцо вражеских войск.

Это произошло потому, что главные силы танковой армии при выходе в район Фастов, Васильков и южнее из-за отставания стрелковых соединений были вынуждены отражать сильные контрудары противника на Киев с юга и, естественно, не смогли развить успех своих передовых частей в наступлении на Казатин и тем более выполнить дополнительную задачу по овладению Белой Церковью.

Начиная с этого периода, основным содержанием Киевской наступательной операции было развитие наступления на коростеньском и житомирском направлениях и отражение вражеского контрудара на юге.

Особенно ожесточенные бои с 9 ноября развернулись в районе Фастова, где противник готовил крупный контрудар. Поскольку мне довелось быть непосредственным участником этих событий, хочу рассказать о них более подробно.

Еще 8 ноября части 3-й гвардейской танковой армии были вынуждены отражать контратаки 25-й танковой дивизии и танковой дивизии СС "Рейх". На следующий день сопротивление врага возросло, он подтянул две танковые дивизии, а также ряд пехотных частей. Противник намеревался вновь овладеть Фастовом, а затем развить наступление на Киев и восстановить утраченное положение. Гитлеровский генерал Ф. Меллентин по этому поводу писал, что план предусматривал использование этого мощного кулака для наступления из района Фастова прямо на Киев, чтобы сделать для русских невозможным всякое дальнейшее продвижение на запад и, в случае успеха, окружить и уничтожить крупные силы противника.

Основной удар врага приняла на себя 3-я гвардейская танковая армия. С выходом ее соединений на рубеж Пивни, Фастов, Ксаверовка армия получила приказ командующего фронтом закрепиться на достигнутом рубеже и не допустить прорыва противника к Киеву.

Генерал Рыбалко решил занять оборону в 40-километровой полосе, имея передний край на рубеже Лучин, Пивни, южная окраина Фастова, Фастовец. Нашей отдельной танковой бригаде было приказано обороняться в районе Фастова. При этом она должна была обеспечить непосредственную оборону города на его южной и восточной окраинах. С юго-запада и запада город оборонял 6-й гвардейский танковый корпус. 7-й гвардейский танковый корпус переходил к обороне на рубеже Фастовец, Клеховка.

В результате ожесточенных контратак противнику удалось вновь занять Пивни, Фастовец, Клеховку. Его части развернули наступление к железной дороге Киев - Фастов. Они наступали волнами: в первом эшелоне шли тяжелые танки "тигр", за ними следовали средние танки и в третьей линии наступала спешившаяся с бронетранспортеров мотопехота.

Наши части и соединения при отражении вражеских атак действовали согласованно. В этом была основа их успеха.

Большую роль в борьбе с танками противника сыграли умелые действия истребительных противотанковых артиллерийских бригад: 8-й гвардейской - на участке Фастов, Фастовец; 32-й - на участке Фастовец, Ставы; 9-й гвардейской - на участке Ставы, Новоселица.

Артиллерия 3-й гвардейской танковой армии использовалась централизованно. Осуществлялись широкий ее маневр и массированное применение на танкоопасных направлениях, которые к тому же своевременно минировались саперами.

Ощутимые потери нанесли врагу и наши танковые части и соединения, решительно атакуя его с фланга. Часть танков закапывалась в землю и использовалась как неподвижные бронированные огневые точки.

Ожесточенные бои за обороняемый нашими войсками Фастов начались во второй половине 9 ноября и продолжались четыре дня. Первый удар враг нанес частями танковой дивизии СС "Рейх" и спешно переброшенной с Запада в район действий группы армий "Юг" 25-й танковой дивизии. Она была сформирована из остатков разгромленных под Сталинградом дивизий. Ее командиром был генерал фон Шелл - личный друг генерал-инспектора бронетанковых войск рейхсвера Гейнца Гудериана. Дивизия развертывалась и комплектовалась в Норвегии, однако после крушения гитлеровского плана "Цитадель" на Курской дуге, когда восточный фронт забрал все силы из Франции, она была переброшена туда для усиления оккупационных частей. Но и во Франции дивизия не задержалась. Когда по всем швам затрещал Восточный вал и фашистский гарнизон Киева доживал последние дни, Гитлер отдал приказ об отправке ее на Восток.

В начале ноября 25-я немецкая танковая дивизия разгрузилась в районах Бердичев, Казатин, Кировоград, Новоукраинка и с ходу была брошена в бой на киевское направление, где и нашла свой бесславный конец.

Безнадежно рухнули честолюбивые планы ее командира генерала фон Шелла, который рвался на восточный фронт, мечтая об орденах и славе. Эти мечты были похоронены в ноябре и декабре сорок третьего на украинской земле, на подступах к Фастову и в районах Корнин и Брусилов. Дивизия понесла невосполнимые потери и перестала существовать.

В те дни Гудериан записал в дневник, что ему пришлось расформировать "достойную сожаления 25-ю танковую дивизию", которую они с другом так долго готовили к боям и победам.

Но вернемся к боям под Фастовом, где в начале ноября нашей 91-й отдельной танковой бригаде как раз и пришлось первой сразиться с частями фон Шелла и предрешить поражение его дивизии. Интересны признания об этих боях самого Гудериана. Вот отрывки из его воспоминаний о Фастове: "7 ноября около 12 часов дня прибывшие из Фастова солдаты принесли известие, что противник уже ворвался в город. Командир дивизии... выдвинулся вперед, чтобы подготовить наступление на Фастов... Вдруг бронетранспортеры натолкнулись на русские танки Т-34... Началась паника... Ночью русские танки напали на обоз и частично вывели его из строя. Командир дивизии принял решение пробиться ночью через действовавшие вокруг танки противника в направлении Фастова и соединиться с выдвинувшимися вперед частями своей дивизии... С тяжелыми боями около 4 часов утра 8 ноября ему удалось выйти из кольца русских танков...

Между тем другие части дивизии под командованием полковника барона фон Вехмара уже продвигались через Гребенки, Славя на Фастов.

Утром 9 ноября генерал фон Шелл направился в эти части. Расположенная восточнее Фастова деревня Фастовец была в руках противника, и ее пришлось атаковать. Части под личным командованием командира дивизии к середине дня взяли эту деревню и начали наступление на Фастов... 10 ноября наступавшие достигли пригорода Фастова, но натолкнулись на его восточной и южной окраинах на сильное сопротивление противника..."{65}

91-я отдельная танковая бригада и другие соединения и части, оборонявшие район Фастова, преградили путь немецко-фашистским войскам, рвавшимся к Киеву,

Об инициативе и воинском мастерстве наших воинов свидетельствует, например, тот факт, что в нашей танковой бригаде для обороны Фастова кроме танков успешно использовались трофейные зенитные орудия. Бойцы в короткое время освоили стрельбу из них и метко разили врага.

В непрерывных ожесточенных боях за город воины бригады совместно с частями 6-го гвардейского танкового корпуса и 232-й стрелковой дивизии генерал-майора И. И. Улитина нанесли противнику большие потери.

Только 9 и 10 ноября в районе Фастова и Фастовца было подбито 70 вражеских машин. Подлинный героизм и мужество проявили бойцы и офицеры 91-й отдельной и 52-й гвардейской Фастовских танковых бригад. На участок, который оборонял 345-й танковый батальон капитана С. Ф. Гусева, двинулись до 45 машин противника. В первой же атаке 7 из них были выведены из строя. Последующие две атаки также не принесли успеха. Более двух десятков танков подбили и сожгли мужественные защитники города.

72
{"b":"71893","o":1}