ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"С 8 часов 30 минут выслать сильные передовые отряды для доразведки противника.

С 9 часов 30 минут продолжать решительное наступление всеми силами с предварительной тридцатиминутной артподготовкой..."{78} На Житомир нацеливались войска 1-й гвардейской и примыкающие к ней фланги 60-й и 18-й армий. 3-я гвардейская танковая армия получила новую задачу: ударом на Коростышев во взаимодействии с 1-й гвардейской армией разгромить радомышленскую группировку.

Из распоряжений, отданных войскам, со всей очевидностью можно сделать вывод, что командование фронта стремилось как можно быстрее выполнить задачу по разгрому главных противостоящих группировок противника радомышленской и брусиловско-корнинской, с тем чтобы развить стремительное наступление на Житомир, Бердичев и Казатин.

Интересно посмотреть, к каким выводам по результатам первого дня нашего наступления пришло командование группы армий "Юг". Вот что пишет по этому поводу Э. Манштейн: "На запросы ОКХ (безусловно, исходившие от Гитлера)... командование доносило: "Момент для того, чтобы спасти положение на северном фланге группы армий путем частных мер, как, например, переброски отдельных дивизий, упущен. Судя по количеству брошенных здесь противником в бой сил, даже если и удастся временно остановить наступающего противника, мы не сможем добиться коренного изменения обстановки. К тому же ясно, что противник будет бросать в наступление все новые и новые резервы, накопленные им этой зимой. Обстановка складывается так, что в ближайшие недели в районе Коростень, Житомир, Бердичев, Винница - южнее Киева противник может перерезать наши тыловые коммуникации, а затем отбросить наши войска на юго-запад"{79}.

Это было вынужденное признание одного из гитлеровских стратегов по поводу безвыходной обстановки для немецких войск, сложившейся в конце 1943 года на киевском направлении на рубеже Коростень, Малин, Корнин. А ведь в середине июля 1941 года, когда немецко-фашистские войска вышли на этот рубеж, вряд ли они могли предполагать, что через два с половиной года в этом районе их будет ожидать одно поражение за другим.

Второй день Житомирско-Бердичевской операции начался в неблагоприятных условиях. С утра 25 декабря 1943 года погода резко ухудшилась. Снова начались дожди. Грунтовые дороги превратились в сплошное месиво. Все это затрудняло подтягивание вторых эшелонов и резервов, подвоз боеприпасов и горючего. Авиация бездействовала. Основную роль в огневой поддержке войск играла артиллерия. И все же, несмотря на трудные условия, советские войска, действовавшие на киевском направлении, упорно, метр за метром продвигались вперед.

Еще в ночь на 25 декабря в трудном положении оказалась 3-я гвардейская танковая армия. Ей пришлось отразить несколько сильных вражеских контратак из Озерян и одновременно производить перегруппировку, чтобы выполнить новую задачу: во взаимодействии с 1-й гвардейской армией нанести удар на Коростышев. Наша танковая армия наступала на этом направлении в основном силами 9-го механизированного корпуса и 91-й отдельной танковой бригады, которая, действуя вдоль Житомирского шоссе, обеспечивала правый фланг армии и отражала контратаки противника с направлений Ставицкая Слобода, Рудня, Радомышль, Коростышев. 6-й гвардейский танковый корпус продолжал оказывать содействие 18-й армии.

Мужественно и инициативно действовала на отдельном направлении 51-я гвардейская танковая бригада под командованием подполковника М. С. Новохатько, смелого, волевого офицера, с которым нас не раз сводили фронтовые дороги. Во взаимодействии с 237-й стрелковой дивизией генерал-майора Ф. Н. Пархоменко она отразила сильную контратаку противника из района Приворотье и к исходу дня овладела важным вражеским узлом сопротивления Карабачин.

Наиболее упорное сопротивление противник оказал в полосе наступления 38-й армии в районе Брусилова. Попытка овладеть городом с ходу успеха не имела. И только после того как была подтянута артиллерия, в том числе дивизион 101-й гаубичной бригады большой мощности, который в течение трех с половиной часов выпустил по врагу около трехсот 203-мм снарядов, враг вынужден был отойти. Вскоре Брусилов был освобожден.

В развитии успеха 38-й армии на казатинском направлении большая заслуга принадлежит нашему боевому соседу - 1-й танковой армии, за успехами которой мы ревностно следили. Ее действия во второй день операции значительно активизировались. Развивая наступление на юго-запад соединениями 11-го гвардейского танкового корпуса, армия главными силами 8-го гвардейского механизированного корпуса совместно со стрелковыми войсками участвовала в боях за Корнин.

25 декабря особенно отличилась 1-я гвардейская танковая бригада полковника В. М. Горелова, наступавшая на Попельню - важную базу снабжения немецких войск. Бригада переправилась через реку Ирпень и с ходу ворвалась в Липки. К вечеру части В. М. Горелова внезапным налетом овладели населенными пунктами Киловка и Лозовки, где освободили 400 наших командиров и бойцов, находившихся в плену. Использовав ночную темноту и замешательство отступающего противника, одиннадцать наших танков во главе с командиром бригады и командиром 1-го танкового батальона майором Н. И. Гавришко освободили районный центр Киевской области и железнодорожную станцию Попельня.

Напряженным был бой и за другой украинский районный центр - Корнин, который являлся крупным опорным пунктом в системе вражеской обороны, прикрывавшим казатинское направление. В освобождении города и разгроме корнинской группировки врага принимали участие соединения армий К. С. Москаленко, Ф. Ф. Жмаченко и М. Е. Катукова.

Из всех этих сил только 40-я армия генерал-лейтенанта Ф. Ф. Жмаченко (член Военного совета генерал-майор К. П. Кулик, начальник штаба полковник В. И. Белодед и с 5.1.1944 г. генерал-майор Л. Б. Соседов) еще не участвовала в наступлении. Она готовилась к выполнению своей главной задачи - нанесению удара на белоцерковском направлении и к выполнению частной оказанию содействия 38-й армии в овладении Корнином.

Утром 25 декабря после пятидесятиминутной артиллерийской подготовки ударная группировка 40-й армии перешла в наступление. Артиллерийский огонь по заранее изученным и засеченным целям противника дал хорошие результаты. Атака оказалась неожиданной. В результате войска правого фланга армии прорвали вражескую оборону на участке Мохначка, южная окраина Волицы и нанесли стремительный удар на Корнин с юга. После его освобождения ударная группировка армии продвинулась на 10 - 15 км, выйдя на рубеж Жидовцы, Романовка, Волица.

Таким образом, за двое суток напряженных боев войска фронта выполнили свою первостепенную задачу: прорвали вражескую оборону на фронте до 80 км и продвинулись на глубину от 20 до 40 км. Они нанесли тяжелое поражение четырем танковым и двум пехотным дивизиям противника и создали благоприятные условия для преследования врага.

Вместе с тем прошедшие бои выявили некоторые недочеты в действиях войск. В директиве, подписанной Ватутиным, Крайнюковым и Боголюбовым, обращалось внимание на то, что в войсках "отсутствует надежная связь и взаимодействие между соседями. В результате этого происходит резкое отставание одних соединений и оголение фланга выдвигающихся вперед соединений. Противник оставляется в промежутках между такими соединениями, и командиры их не стремятся уничтожить этого противника взаимным маневром ударом во фланг и тыл. Управление и связь в ходе боя часто нарушаются; командиры и штабы зачастую отстают от боевых порядков войск... Штабы узнают обстановку с большим опозданием, а командиры в таком случае не в состоянии своевременно принимать решения и реагировать на ход боя"{80}. В этой же директиве указывалось на недостатки в работе тыла. Тогда остро стоял вопрос со снабжением горючим, и особенно боеприпасами. Командование фронта после тщательного изучения сделало все необходимое, чтобы удовлетворить потребности соединений и частей.

Большую организаторскую работу в эти первые дни наступления проводило политическое управление фронта во главе с генерал-майором С. С. Шатиловым. Он был мужественным человеком и опытным политработником. Политическое управление под его руководством активно мобилизовывало войска на выполнение боевых задач, требовало от подчиненных политорганов, чтобы они постоянно были в курсе главных событий и знали, что делается в соединениях для выполнения задачи дня, как завершается боевой день и начинается новый.

88
{"b":"71893","o":1}