ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В тот день, когда был освобожден Олевск, успешно развивалось наступление и на новоград-волынском направлении. Здесь соединения 24-го стрелкового корпуса генерал-майора Н. И. Кирюхина форсировали реку Случь и продолжали наступать на Новоград-Волынский. Особого успеха добился 25-й танковый корпус генерал-майора Федора Георгиевича Аникушкина - одного из известных танковых командиров. Соединения и части корпуса окружили гарнизон противника и 3 января во взаимодействии с соединениями стрелкового корпуса освободили Новоград-Волынский.

Москва салютовала доблестным войскам 13-й армии. В приказе Верховного Главнокомандующего войскам, участвовавшим в освобождении города, была объявлена благодарность. 140-я стрелковая дивизия генерал-майора А. Я. Киселева, 149-я стрелковая дивизия полковника А. А. Орлова, 287-я стрелковая дивизия генерал-майора И. Н. Панкратова, многие танковые, мотострелковые соединения, артиллерийские и другие части были удостоены почетного наименования Новоград-Волынских, а 140-я стрелковая дивизия, кроме того, была представлена к награждению орденом Красного Знамени.

В первые дни после Нового года наступление войск нашего фронта развивалось быстро. Вслед за Новоград-Волынским 4 января была освобождена Белая Церковь, а 5 января - Бердичев.

В освобождении Белой Церкви решающую роль сыграла 40-я армия. Ее командующему Герою Советского Союза генерал-лейтенанту Ф. Ф. Жмаченко пришлось воевать в эту пору недалеко от тех мест, где он родился. Войска армии за два дня до Нового года продолжали наступление правым флангом в обход Белой Церкви с запада, а центром и левым флангом - непосредственно на город с целью окружения и уничтожения белоцерковско-гребенковской группировки противника. К этому времени фронт действий армии, расширяясь, как и в других армиях, веерообразно, стал составлять уже 75 км, что неизбежно вызывало большие разрывы между войсками. Вполне естественно, что при таком широком фронте наступления плотности сил и средств были небольшими. Так, плотность по артиллерии и минометам составляла всего около 15 единиц на 1 км фронта. Однако если посмотреть соотношение сил, то, кроме танков, 40-я армия в полосе своего наступления по всем остальным показателям имела превосходство над противником в полтора-два раза. Иначе говоря, наступать было можно, но, конечно, при правильном распределении сил и средств по направлениям действий.

1 января соединения армии вышли на рубеж реки Рось и завязали бой за северо-западную окраину Белой Церкви, Противник, опасаясь окружения, яростно контратаковал с разных направлений, и на следующий день ему удалось временно задержать продвижение наших войск. Однако войска армии с присущей им настойчивостью продолжали усиливать натиск. И вскоре они с трех сторон обложили Белую Церковь. Их наступление на город умело поддерживала штурмовая авиация.

К этому времени командующий фронтом усилил армию Ф. Ф. Жмаченко танковым корпусом А. Г. Кравченко и приказал к исходу 3 января окончательно овладеть районом Белой Церкви. Танковые же части должны были наступать на Ставище и в дальнейшем на Таращу, отрезая тем самым отход белоцерковской группировке на юг.

Генерал Н. Ф. Ватутин внимательно следил и за 27-й армией, которая, как известно, должна была содействовать войскам Ф. Ф. Жмаченко в овладении Белой Церковью. Однако соединения этой армии, возобновив наступление, заметного успеха не добились. Поэтому, чтобы развивать ее успех, командующий фронтом приказал: "...Для усиления своего правого фланга взять с букринского плацдарма две дивизии без двух полков. На букринском плацдарме оставить два стрелковых полка и два артдивизиона под общим командованием генерал-майора И. С. Шмыго. Задача - прочно оборонять букринский плацдарм, в случае отхода противника, немедленно его преследовать"{86}.

Штурм Белой Церкви начался в ночь на 4 января. Враг не выдержал ударов советских войск. Бросая оружие и боевую технику, автомобили и повозки с награбленным имуществом перед Случью, как некогда наполеоновские мародеры перед Березиной, гитлеровцы бежали, оставляя позади себя черные пепелища. В сумеречном небе отчетливо виднелись языки пламени. Горели окраины, подожженные отступающими войсками. Утром подул ветер и погнал вслед убегающему врагу космы черного дыма. Они гигантскими шлейфами перекинулись через город. Эти скорбные дымы напоминали о многих бедах, причиненных городу оккупантами. Белоцерковцы никогда не забудут о трагедии, разыгравшейся на седьмой площадке. Здесь, на окраине города, гитлеровцы расстреляли десятки тысяч мирных жителей и военнопленных.

Вместе с советскими воинами в освобождении Белой Церкви принимала участие и 1-я Чехословацкая отдельная бригада Людвика Свободы, за что она была награждена орденом Богдана Хмельницкого I степени, а 44 ее солдата и офицера - орденами и медалями Советского Союза.

После войны Людвик Свобода с гордостью вспоминал о глубокой признательности воинам-чехословакам, которую от имени советского народа высказал Михаил Иванович Калинин. Он говорил: "Неважно то, сколько вас было, а важно то, что вы, чехословаки, остались верными нам в тяжелое для нас время... Вы верили вместе с нами в конечную победу нашей общей справедливой борьбы... А борьбе вы отдали все, что имели. Это особенно ценит наше государство и весь наш народ"{87}.

Потерпев поражение в боях за Белую Церковь, немецко-фашистское командование отвело остатки своих разбитых дивизий в районы Черкасс, Потеевки и Таращи, где создало очаги сопротивления. Одновременно оно готовило промежуточный оборонительный рубеж в районе Кагарлыка в надежде задержать наши войска, нанеся по ним удар с севера.

В связи с этим Военный совет фронта поставил генералу ф. Ф. Жмаченко задачу: "Отходящего из района Белая Церковь противника стремительно преследовать в восточном направлении, отрезая пути отхода и уничтожая его. К исходу 4.1.44 во что бы то ни стало овладеть районом Тараща, Ракитное..."{88}

Гитлеровцы придавали большое значение Таращанскому узлу сопротивления, прикрывавшему их белоцерковскую группировку с юга и юго-востока. Таращанский узел имел сильную, подготовленную оборону. В ее системе на ближних подступах к городу находились части 25-й танковой и 88-й пехотной дивизий. Гарнизон усиливался отходящими частями. После белоцерковской это была наиболее сильная группировка вражеских войск на юге.

Особая роль в ликвидации этого мощного опорного пункта врага, преграждавшего путь на Умань, отводилась 5-му гвардейскому танковому корпусу. В полдень 4 января его соединения совместно с частями 167-й стрелковой дивизии генерал-майора И. И. Мельникова возобновили наступление.

Сопротивление с каждым часом возрастало. 21-я гвардейская танковая бригада подполковника П. Ф. Охрименко в самом начале наступления была вынуждена отразить две контратаки противника.

Поздно вечером 4 января согласованным ударом 520-го стрелкового полка подполковника П. Г. Акулова с запада и 22-й гвардейской танковой бригады полковника Ф. А. Жилина с юга советские войска завязали уличные бои в городе. Ожесточенная схватка, начавшаяся ночью, закончилась только во второй половине следующего дня полным освобождением Таращи. После овладения этим узлом сопротивления войска 40-й армии получили возможность наступать на Умань.

На главном, житомирско-бердичевском направлении были сосредоточены основные силы противоборствующих сторон в районе киевского плацдарма. После падения крупного узла сопротивления, каким был Житомир с прилегающими населенными пунктами и системой водных преград, остатки разгромленной житомирской группировки противника отошли в район Чернодуб, Троянов, Чуднов, имея целью прикрыть Бердичев с северо-запада. Войска же, оборонявшие этот город, получили приказ удерживать его до подхода резервов, с тем чтобы в дальнейшем перейти в контрнаступление.

Обстановка требовала немедленной ликвидации бердичевской группировки противника. Как упоминалось, эта задача была возложена в основном на армии К. Н. Леселидзе и П. С. Рыбалко. В дальнейшем она уточнилась. В частности, в докладе Г. К. Жукову, который находился в те дни в войсках соседнего 2-го Украинского фронта, задача окончательно была сформулирована Н. Ф. Ватутиным так: "Рыбалко выходит в район Большие Коровинцы, Иванополь, Райгородок и становится западнее Бердичева, содействуя тем самым овладению Бердичевом. Леселидзе, нанося главный удар своим правым флангом в направлении Слободище, Пятигорка и вспомогательный удар южнее Бердичева, обходит Бердичев, овладевает им и к исходу дня выходит на фронт Гартышевка, Пятигорка, Поличинцы, Волчинец, исключительно Вуйна.

98
{"b":"71893","o":1}