ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Граф, – произнес князь, расплываясь в сладчайшей улыбке. – Я очень ценю вашу преданность и вашу верную службу мне. Потому рад вам сообщить, что вам возвращаются ваши владения, конфискованные у вас псковским посадником. Кроме того, жалую вам вотчину под Старой Руссой.

– Благодарю вас, – склонился Альберт.

– Но у меня к вам новое важное поручение.

– Служу и повинуюсь, – снова склонился Альберт.

– Вы отправитесь послом в Кенигсберг для заключения мирного договора между нами и тевтонами. Наши начальные условия и предложения, а также возможные уступки сообщит вам барон фон Рункель. Но это еще не все. После этих переговоров вы отправитесь в Копенгаген, к королю датскому, далее – в Лондон, говорить с английским парламентом и королем, далее – в Нант, где ныне пребывает король фрацузский. Далее – в Мадрид, к королю испанскому. Далее встретитесь с Папой Римским Урбаном. Далее проследуете к Императору священной Римской империи. Далее проследуете в Краков, для встречи с польским королем. Ваша задача та же, с какой игумен Дионисий направился в Константинополь, сотник Адыгеи – в Золотую Орду, а воевода Иван – в Вильнюс. Вам надо добиться признания Великого княжества Североросского и меня как правителя его. Все верительные грамоты будут вам вручены сегодня же.

– Слушаю и повинуюсь, – склонился Альберт.

Из дворца Артем и Рункель шли вместе.

– Твоя работа? – спросил Артем. – Думаешь, он справится?

– Не сомневаюсь, – отозвался Рункель. – Кроме того, мне стало жалко этого человека. Боюсь, это был единственный шанс сохранить ему жизнь.

– Думаешь, так все серьезно? – удивился Артем. – Но ведь в конце концов он вернется.

– Не скоро. За это время все изменится. Его тихо отправят в отставку, и он с почетом отправится в свои вотчины заниматься любимой охотой. Другого выхода для него сейчас нет.

– Но он ведь верен князю. Так почему?..

– Он опасен просто самим фактом своего существования. Это правила политической игры, которым следуют все. Если ты не готов их придерживаться, то потеряешь все и не добьешься ничего.

– Жестокие правила. Но ведь до сих пор князь держал при себе Альберта и всячески публично превозносил его…

– Да, друг мой, – отозвался Рункенль. – Мы окончательно победили в этой стране. Сейчас начнется самое страшное. Победители будут делить добычу.

Глава 62

Привкус власти

Несмотря на то, что в битве на Великой Ливонский орден был разбит полностью и ретировался с территории Псковского княжества, князь и его двор вернулись в Петербург только в конце октября. Пока он стоял в Пскове, вышла целая серия указов, определявшая жизнь нового государства.

Княжество князя Андрея официально именовалось теперь: “Великое княжество Северороссия”. Состояло оно из трех земель – Ингрийской, Псковской и Новгородской. Земли имели определенные права по самоуправлению, но уложение князя распространялось на всю территорию, а законы должна была принимать Дума из двух палат. В нижнюю каждая земля избирала по одному депутату от равного числа жителей одного сословия. Верхняя состояла из двенадцати человек – по четыре от каждой земли, – избранных властями каждой из земель. Законы принимались нижней палатой, одобрялись верхней и вступали в силу после утверждения князем. Короче, барон Рункель, стоявший за всеми этими реформами, сумел создать нормальную политическую структуру двадцатого века. Когда Артем сказал об этом, тот улыбнулся.

– Знаешь, – сказал он, – сейчас это поможет им добиться максимально быстрого развития и стабильности. Но придет время, и будет тормозить их.

Первое заседание думы должно было состояться в середине ноября. Собственно, чтобы участвовать в его открытии, князь и вернулся в столицу.

Ольга встретила Артема как после долгой разлуки. Он подумал, что для жены это и была целая вечность, и понял вдруг, что ждать любимого из полных опасностей походов и терпеть неизвестность, наверное, страшнее, чем самому лететь в атаку на стреляющих в тебя арбалетчиков.

Беременность Ольги теперь была уже очень заметна, и она все опасалась, что стала некрасивой и потеряет любовь мужа. Артем все никак не мог убедить, что с каждым днем она становится ему дороже и роднее.

Ждал Артема и еще целый ряд открытий. Еще до начала войны с Ливонским орденом его министерство стало обрастать штатом сотрудников. Уезжая с бароном в Новгород, Артем передал свои функции помощнику. Во время стояния княжеского двора во Пскове он вернулся к своим “играм в экономическую реформу”. Пытался руководить министерством с помощью депеш, передаваемых с гонцами, однако все время удивлялся, насколько торжественные и победные реляции о деятельности подчиненных он получал и как мало делалось на практике. Теперь, вернувшись в Петербург, он снова вступил в руководство министерством, но вскоре с удивлением обнаружил, что в его аппарате интриги цветут пышным цветом. Любой сотрудник министерства, желающий работать честно, быстро подвергается обструкции и нападкам со стороны коллег. Рабочий день Артема теперь очень часто начинался с разбора кляуз чиновников друг на друга. Определить, кто прав, кто виноват, за текучкой дел оказывалось очень сложно. Все улыбались и клялись ему в верности и чистоте намерений, все изображали активную деятельность по исполнению “гениальных идей начальника”. Впрочем, сам Артем, проведя восемь лет на различных чиновничьих должностях, не строил иллюзий в отношении того, что творится в канцелярии в его отсутствие.

Его устав торговых гильдий действовал уже с июля. Бумажные деньги, которые начали ходить с ноября, были популярны все больше и больше. После того как барон раскритиковал первый проект Артема, в обращение были выпущены “долговые обязательства казначейства Великого князя Североросского, обеспеченные золотыми и серебряными слитками и обмениваемые на оные по первому требованию любого предъявителя”. Но Артем чувствовал, что работа все больше и больше пробуксовывает из-за чиновничьих неурядиц, амбиций и склок.

Однажды Артем сказал обо всем этом барону после их очередной вечерней тренировки. На улице выла декабрьская метель, до Рождества оставались считанные дни. В тренировочном зале было холодно, поэтому они перешли в соседнюю маленькую комнатку, где и расположились на отдых.

80
{"b":"71895","o":1}