ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разумеется, кто-то уже опустился на несколько метров вниз и безуспешно пытался пробиться сквозь глыбы... Несли кирки, бадьи для мелких камней, молотки... Отказаться пробиться вглубь было опасно, "Трибунал" не простил бы такого, но люди не верили, что их попытки помогут...

- Они все мертвы, те, кто был внизу...

- Мы не пробьемся...

- Да, кобольды вряд ли вернут тех, кто смел угрожать им молитвой Святого...

- А ведь из трех шахт эта - самая лучшая, те две дают только четверть камней...

Люси вдруг ощутила холодную дрожь.

- Эдгар знал... Знал, что шахта должна рухнуть... Знал даже время крушения... Эдгар причастен к тому, что случилось! - мелькнуло в мозгу. - Он обязан мне все объяснить! Только где мне найти его?

Люси с огромным трудом начала выбираться из громко шумящей толпы. Она знала, где главный склад сколов. И ей было трудно представить, что там нет надежной охраны. Они не посмели бы бросить сокровища, чтобы пойти посмотреть, что творится у шахты... Возможно, и Эдгар там, с ними... Ведь он не любил "разный сброд", как презрительно звал всех старателей...

Люси никак не хотели пустить внутрь склада.

- Какой еще Эдгар?... Ах, "кобольд"? Учетчик? Учетчик на месте!... К нему? А зачем?... Может, лучше расскажешь, подружка, что там происходит, у шахты?

Однако ей повезло, Люси все же пустили. Охранник ее проводил до какой-то двери и буквально втолкнул внутрь.

- Красотка к тебе, писарь! - рявкнул он, и человек за столом поднял голову, недоуменно взглянув на вошедшую.

Люси слегка растерялась. Ей нужен был Эдгар, а вовсе не парень, сжимавший перо в перепачканных пальцах. Он выглядел старше ее дружка. Взгляд Люси сразу отметил блестящую россыпь прыщей на болезненно-бледном лице. ( Такой цвет очень часто бывает у тех, кто почти не выходит на воздух.) Короткие темные волосы писаря были достаточно сальными, а выражение маленьких глаз недоверчивым и, в то же время, надменным. Он так посмотрел на нее, что она ощутила себя надоедливой мухой, без спросу залезшей в чернильницу писаря.

- А где... Где Эдгар? - спросила его Люси.

Парень, как видно, не понял вопроса.

- Какой такой Эдгар? - ничуть не скрывая досады, спросил он, измерив ее ледяным взглядом.

- Кобольд!

Сидевший за столиком вдруг покраснел так, что даже пропали прыщи.

- Ах ты, девка! Туда же?! Ты лучше читать научись, а потом обзывайся! При храме я был самым лучшим из всех! Я еще покажу вам, скотам, как меня обзывать разной поганью! Ишь ты, шутница нашлась!

- Это я не тебя... Ты вообще здесь совсем не при чем. Я искала другого... Он мне говорил, что... Скажи мне, здесь, кроме тебя, есть еще кто-нибудь? Есть другой писарь? - хрипло спросила его Люси.

- Я один был удостоен вести учет сколов, - надменно ответил парнишка.

- Ты знаешь пять шрифтов и три языка?

- Разумеется!

- Тебе сейчас девятнадцать лет?

- Да, девятнадцать.

- Тебя... Значит, это тебя зовут Кобольдом?

Парень опять покраснел и напрягся.

- Прости, я тебя не хочу обижать, - очень быстро сказала ему Люси. Просто... Как видно, один из наших рабочих решил обмануть меня, выдав себя за тебя... Я поверила. Ты извини... Я пойду, хорошо? Не сердись на меня...

...Один из наших рабочих...

Люси знала, что это ложь, Эдгар не мог быть старателем. Руки, манера держаться, не слишком привычная речь, необычный, немного пугающий облик, в котором смешались черты разных рас...

Кем он был, незнакомец, случайно вошедший в ее жизнь? Быть может, наследником шахты, который приехал продать "Трибуналу" свою долю и позабыть о какой-то далекой Сибилле? Ведь Харт не случайно сказал ей: "Пацан!" Но наследник из города, кем бы он ни был, не мог знать о страшном обвале, а Эдгар... Он знал. Знал, что штольню завалит. Не зря он велел ей купить сколы! Значит, он все-таки кобольд, дух шахты?

- Я человек, я такой же, как ты! - сказал он ей в последнюю ночь. Просто я знаю то, чего мне нельзя знать...

Человек не мог вызвать обвал... Человек не мог знать, что молебен обрушит шурф. И человек не смолчал бы, знай он о смертельной опасности. Он бы пошел на костер, но не дал бы причету спуститься и стать жертвой нечисти!

- Я человек!

Оставался один вариант, объясняющий если не все, то достаточно многое. Эдгар - внебрачный ребенок кого-то из "brilliant soul" и... Один из тех, кто не должен был жить, потому что уже самим фактом рождения опровергал самый главный закон "Трибунала" - запрет на смешение рас. Он сумел выжить и, приспособившись к миру, избегнуть костра и меча. Но часть проклятой крови Отверженных, "satanos rubinos", переборола Свет, дав ему шанс овладеть черной магией... Когда он ей говорил про жриц расы Сияющих, служащих нечисти, то, вероятно, подумал о собственной матери.

Эта догадка казалась вполне правомерной, и Люси объял страх. Цель проклятой расы - продлить род, смешать свою кровь с человеческой, чтобы родился наследник чар... Каждый случайный контакт завершается новым рождением монстра, а Люси не раз и не два была с Эдгаром. А уж эта последняя ночь на проклятой "гулянке"...

При мысли о том, что в ней зреет чудовище, Люси едва не лишилась сознания.

- Нет! Ни за что! - пронеслось в голове. - Я убью себя, но не рожу!

И, как будто в ответ на протест, Люси вдруг ощутила внизу непонятный толчок... Голова поплыла, на висках проступил пот и...

- Слава Святому, - пришла облегченная мысль. - Я ошиблась, ребенка не будет!

Присев на корягу, она попыталась смирить неприятную слабость, прийти в себя.

- Мне повезло... Но тогда для чего же нужна была встреча? - подумала Люси. - Зачем он ко мне приходил? Чего мне теперь нужно бояться? Какого подвоха ждать?

Люси не знала. Обвал унес с собой жизни людей, но такое бывало не раз. Раньше гибли рабочие, сейчас засыпало тех, кто решил освятить шахту. Страшно? Жестоко? Чудовищно? Да. Но чем это грозит ей, обычной служанке в трактире? Ничем. И потом, они сами полезли туда со своими молитвами...

Мысль была очень крамольной, кощунственной, и Люси вздрогнула.

- Тот, кто посмеет впустить в свою жизнь существо с кровью "satanos rubinos", будет навек проклят. Он навлечет на себя всевозможные беды и смерть...

Эти строки Закона знал каждый, и Люси, как все остальные, считала их истиной. А сейчас, сидя на камне, она в первый раз вдруг спросила себя: "Почему?", и ответ не нашла. Эдгар, Кобольд, не сделал ей зла, он помог Люси так, как никто из обычных дружков. (Она знала, чего стоят несколько камешков после крушения шахты.)

7
{"b":"71899","o":1}