ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ты на машине? - спросил капитан, скидывая пиджак и ослабляя галстук.

- Сломалась. Так что придется париться в метро.

Капитан был здоровым детиной под два метра ростом. Квадратное лицо и выпуклые, как у жабы, глаза делали его похожим на дебила, но под этой внешностью скрывалась умная и хитрая бестия. Рогозин был темной лошадкой. Саблин его терпеть не мог и в душе желал ему всяческих напастей. Впрочем, это желание было взаимным. Петр Александрович знал, что капитан является глазами и ушами генерала Быкова.

- Хозяин велел передать, что с завтрашнего дня ты поступаешь в распоряжение Шаха, - спокойно сообщил Саблин, но в его глазах промелькнула усмешка.

- Значит, он согласился с нашим предложением?

- Формально - да. Но этот узкоглазый способен выкинуть все, что угодно. Будь с ним осторожен, хотя не мне тебя учить.

Рогозин усмехнулся:

- Исламбек долго пробудет в Москве?

- Это его дело. Спроси сам.

Они вошли в метро и затерялись в людском потоке.

* * *

Шах в это время пил чай в своем загородном поместье и думал над предложением Саблина.

Он знал, что после крупных провалов быковская группировка очень нуждалась в деньгах. Выкачивать средства из совдеповских мафиозных структур было делом почти безнадежным, так как половина из них была разгромлена, часть находилась в ведении андроповцев, а оставшиеся слишком сильно наложили в штаны и легли так глубоко на дно, что лучше и не рыбачить. Западные филиалы также перешли к Андропову или находились под его контролем. Те, что еще уцелели, давали слишком мало прибыли и не могли покрыть всех расходов, связанных с заговором. Оппозиции не оставалось ничего другого, как искать новые каналы за рубежом, причем под драконовские проценты.

У Исламбека были свои связи с «Золотым полумесяцем», а после провала Мао Ли пять лет назад Шах практически стал основным звеном при проведении сделок между советской оппозицией и Востоком. Единственное, что его беспокоило все это время, - непонятная история с профессором Никифоровым, а если точнее, то как она закончилась для самого Исламбека. ЦРУ больше не тревожило, а КГБ относился с прежней «отеческой» заботой. Теперь же Шаху предстояло решить, на чьей стороне он будет продолжать свои игры. Естественно, что политика Андропова его не устраивала, и, по большому счету, мафиозо сам сидел на бочке с порохом и уже подумывал о перемене места жительства и гражданства. Если же к власти придет демократическая оппозиция, как они сами себя называют, то для Исламбека откроются невиданные перспективы. Причем на сей раз они будут закреплены законом. Он станет флагманом в отношениях с Востоком при новом начальстве, он будет держать в своих руках все связующие звенья золотой цепи. Над этим стоило подумать и ради этого стоило рискнуть.

Естественно, что Исламбек не собирался с бухты-барахты окунаться в рутинное дерьмо. Для начала он решил, по обычаю предков, надавать уйму обещаний, слегка подкрепить их кредитами, а затем выждать и посмотреть, чем все это кончится. Если в ближайшее время Андропов исчезнет со сцены и на его место сядет демократ, то Исламбек, пожалуй, начнет открывать свои тайные коридоры.

Была и еще одна веская причина согласиться на сотрудничество. Через верные каналы до Исламбека дошли слухи, что Запад ищет на Востоке выход к быковской оппозиции и готов оказать ей крупную финансовую помощь. Шах понимал, что если не он, то найдется другой, ибо свято место пусто не бывает.

3

Корнеев приехал на квартиру к Зотову в восемь утра. Оба майора были рады встрече и крепко обнялись, тиская друг друга и громко хлопая по плечам.

- Ты неплохо устроился, - произнес Валентин, пройдя в комнату хозяйским шагом и даже не осмотрев ее, из чего Дмитрий заключил, что его друг здесь не в первый раз.

- Что будем пить?

- Кофейный ликерчик вон из того барчика. Я тут два дня у тебя ошивался, - пояснил Валентин. - Устанавливал аппаратуру обнаружения, оперативной связи, глушилки и прочее.

- Я так и понял. За встречу!

- Вздрогнули!…

Друзья давно не виделись. В школе КГБ их называли Дон-Кихот и Санчо Панса. Но несмотря на эти прозвища оба они были людьми серьезными и обладали отменным здоровьем, выносливостью и силой.

- С утра тоже неплохо идет, - крякнул Зотов, разливая еще по одной. - Ну, обо мне ты, наверное, все знаешь, так что тебе и ответ держать.

Корнеев улыбнулся:

- Это я сделаю вечером, когда ты придешь к нам на пироги. А сейчас поговорим о делах насущных.

Дмитрий кивнул. Они допили ликер и удобно уселись в кресла.

- Ты уже в курсе, что будешь работать в моей группе. Кроме нас в нее входят еще три человека. Точно сказать не могу, но уверен, что каждый из них - независимый информатор Орлова, ведь недаром он набирал людей из разных подразделений. И ты, может быть, тоже…

- Пока мне генерал таких установок не давал.

- Я тебе верю, но ты мне можешь ничего не говорить. Не в детском саду работаем.

- Он настолько недоверчив?

- Старик, ты явно расслабился в своей Зоне. Это всегда было стилем нашей работы. Кроме того, в ходе расследования все мы неизбежно столкнемся с высшим партийно-государственным и военным руководством. Эти ребята весьма серьезны и размениваться на мелочи не будут. У них хватает сил, чтобы подкупить, запугать, убрать и т. д. Поэтому неудивительно, что каждый член группы обязан держать под контролем остальных. Подкупят одного, запугают второго, уберут третьего, но всегда найдется четвертый, который своевременно доложит кому следует.

Зотов усмехнулся:

- Вообще-то цифра «четыре» очень коварна и опасна. Все мы привыкли считать до трех, не обращая внимания на четверку, но именно она наносит предательский удар в спину, когда мы поворачиваемся лицом к единице, чтобы начать отсчет сначала.

- Ты всегда был философом. - Валентин хлопнул друга по плечу. - Но мы отвлеклись от главного. Так вот, наша группа входит в спецподразделение, подчиняющееся только Орлову и Андропову. Наша задача - раскрыть каналы связи советской партийно-государственной верхушки с правящими кругами и спецслужбами потенциального противника. Наш с тобой канал - афганский. Андропов решил перетрясти всех этих зажиревших на государственной службе баранов из ЦК, МИДа, МВД, МО, ВПК и даже нашего родного КГБ.

- Давно пора. Стой! - спохватился Дмитрий. - Надо включить аппаратуру.

- Не волнуйся, она работает в постоянном режиме. Чуть позже я покажу тебе, где стоит оборудование. Кстати, я принес небольшой подарочек. - Корнеев вытащил из дипломата прибор, похожий на маленький транзисторный приемник: - С помощью него можешь определить, в каком месте находится подслушивающая аппаратура. Тебе надо только нажать вот на эту кнопку, вытащить вот эту антенну и смотреть на вот этот индикатор, показывающий расстояние в метрах. Кроме того, если нажать вот на эту кнопку, то по мере приближения к жучкам звуковой сигнал усилится. Уверенно берет до ста метров.

Зотов взял прибор и начал рассматривать.

- Немецкая вещичка?

- Ага. Наши тоже делают, но раз в десять слабее и в пять больше по размерам и по весу. Да и зачем нам корячиться, когда удобнее купить у проклятых капиталистов.

- Тоже верно. Ну так что там насчет Афгана?

- Это один из каналов. Он возник вскоре после начала войны, когда через действующую армию, а также через советские учреждения и организации в Афганистане развернулась весьма активная торговля с душманами, а затем с Пакистаном и Ираном советским оружием, техникой, боеприпасами, продовольствием, медикаментами и другим товаром - кто чем мог. Рассчитывались с нами валютой, бытовой электроникой. В дальнейшем с нашей стороны по этому «южному коридору» стали уходить из страны драгоценные металлы: золото, платина, а также драгоценные и полудрагоценные камни. С той стороны к нам хлынули опий, гашиш и прочие слабые наркотики, в основном в сигаретах. Ты же знаешь, что наркота в нашей Средней Азии производилась всегда, но с 80-го года она пошла из стран «Золотого полумесяца» через Афган в таких количествах и по такой низкой цене, что сбыт ее резко расширился, а доходы наркомафии фантастически возросли. Потребление наркотиков в Союзе увеличилось не только из-за общего ухудшения социальной ситуации, но и, в частности, из-за того, что многие воины-афганцы за время службы пристрастились к наркоте [Впоследствии, с 85-го года, на рост потребления наркотиков повлияла и борьба за трезвость, подсказанная Горбачеву определенными структурами, удачно воспользовавшимися письмом ученых из Новосибирска.]. Понимаешь, старик, в этой взаимовыгодной торговле с душманами и Пакистаном участвуют многие генералы и старшие офицеры из командования 40-й армии, руководство компартий Узбекистана, Таджикистана и отчасти Туркмении, многие советские учреждения в Афгане, Госкомитет по экономическим связям, а также КГБ и МИД.

2
{"b":"71901","o":1}