ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

23

Внутреннее убранство фургона напоминало рубку космического корабля из фантастического боевика. Светились экраны мониторов, цветомузыкой переливались контрольные лампочки и индикаторы на приборных панелях. Во вращающихся креслах сидели два оператора. На шее каждого болтались наушники, из которых доносились писк и гул, как будто кто-то крутил ручку настройки радиоприемника. Собственно, и слушать-то было нечего: у объекта в постоянном режиме работали «глушилки». Иногда прорывались посторонние звуки просыпающегося дома: вот кто-то в соседней квартире спустил воду в унитазе, вот почти одновременно заработали электробритвы в разных концах дома, и к помехам «глушилок» добавились еще одни.

Бригада «эфирного контроля» несла службу у дома с девяти вечера. Сейчас было почти восемь утра. Время прошло на редкость бестолково, и ко всему прочему около полуночи в тепловизоре сломался сканирующий блок. После этого не только слушать, но и смотреть стало нечего.

До поломки сканер выдавал на дисплей голограмму принимаемого изображения, практически как в кино. Операторы осмотрели всю квартиру фигуранта и обнаружили только хозяйку. Они с удовольствием наблюдали, как она полчаса занималась йогой, затем приняла душ и легла спать. Хозяин так и не появился, и, судя по поведению женщины, и не должен был, во всяком случае, до утра.

Заменить или отремонтировать блок можно было только в стационарных условиях, но начальство запретило покидать пост, приказав выкручиваться самим, и операторы совсем загрустили.

- Самим - эт-то как? Лечь к ней в пос-тель? - спросил светловолосый парень, акцентом и внешностью похожий на прибалта.

- С такой красавицей можно, - ответил второй, розовощекий здоровый детина.

Делать было нечего. Операторы достали домино. Потом были карты, и шахматы, и нарды, и… Еще ночью они выключили бесполезную аппаратуру, чтобы зря не грелась, а точнее, не мешала играть. Запасы кофе и всего остального закончились, играть надоело до чертиков, а тут еще начальство проснулось и позвонило узнать обстановку.

- Без изменений,- четко отрапортовал здоровяк и на удачу включил давно остывшую аппаратуру.

Экран засветился, сканер заработал, и тут оператор понял, что допустил ошибку. В квартире находились два человека.

- Козел, не мог раньше позвонить, - обругал прибалт начальника и, обращаясь к напарнику, спросил: - Саня, «наружка» еще спит?

- Сейчас узнаем.

Саня связался по рации с группой наружного наблюдения, но те клялись и божились, что в дом никто не входил.

- Стран-но, - протянул прибалт. - Откуда же второй взялся? Врут, сволочи.

- Кажется, наши клиенты хотят смотаться. - Саня показал на экран и переключил радар тепловизора на автоматическое управление.

Компьютер уже зафиксировал параметры нового объекта и теперь сам должен был управлять радаром, отыскивая среди жильцов дома необходимого человека. Окна лестничной площадки выходили на противоположную сторону дома. Поэтому между беглецами и фургоном находилась шахта с лифтом и на каждом этаже - кухня, ванная комната и туалет. Спускающийся по лестнице объект перекрывали тепловые изображения жильцов дома. Во всей этой цветовой какофонии мог разобраться только компьютер… Или профессионал.

- Кажется, они остановились на первом этаже. Там нет окна или другой лазейки? - спросил прибалт, связываясь с группой захвата.

- Нет, я проверил. По-моему, они вошли в квартиру… Точно… Подходят к окну… Они пропали! Наверное, за дом забежали, гады!

* * *

Забежав за угол, беглецы проскочили под аркой и скрылись в соседнем дворе.

- Пора разбежаться, - быстро сказал Дмитрий на ходу. - Они охотятся за мной и пленками. Я уведу их, а ты пробивайся на корнеевскую конспиративную квартиру.

Лена кивнула в ответ, на мгновение остановившись. Дмитрий быстро поцеловалее, она сделала несколько решительных шагов, обернулась и, махнув рукой, исчезла за следующим домом.

Ах, как нехорошо у Зотова защемило сердце! Он с тоской смотрел ей в след, понимая, что может ее больше никогда не увидеть.

Дмитрий мотнул головой, стараясь отогнать плохие мысли, несколько секунд постоял и быстрым шагом направился к проспекту.

Когда он вышел к светофору, горел зеленый свет для пешеходов. Зотов круто свернул к переходу, боковым зрением увидев, как у «зебры» в метре от него затормозила комитетская «Волга». В машине сидели трое, один из которых был ему знаком, он сопровождал майора из Ленинграда в Москву. Зотов усмехнулся:

- Гестапо обложило все выходы, но Штирлиц вышел через вход, придурки!

Он бросился к интуристовскому «Икарусу», вынимая на ходу удостоверение. Водитель открыл дверь. Прыгнув в автобус, Дмитрий еще раз сунул удостоверение экскурсоводу и водителю и приказал ехать в гостиницу. Через затемненные окна он видел, как «товарищи» подбежали к «Икарусу», но загорелся зеленый свет, и «интурист», выпустив клубы черного дыма, тронулся с места. Комитетчикам ничего не оставалось, как вернуться в машину и поехать следом. Брать Зотова среди иностранцев они не решились и теперь связывались с начальством, чтобы получить новые инструкции.

Тем временем Дмитрий объяснил переводчице, что государственные интересы требуют, чтобы он, майор КГБ, срочно переоделся в одежду какого-нибудь иностранца и под их же прикрытием вышел из автобуса по прибытии на место. Испуганная женщина смотрела то на майора, то на оба его удостоверения, то на ничего не понимавших туристов. Наконец она перевела им слова Зотова, и те радостно загалдели, предлагая свою помощь. Такое они могли увидеть только в кино. Идея с переодеванием им пришлась по душе, во всяком случае, теперь будет что рассказать на родине.

Когда Дмитрий переоделся, переводчица воскликнула, что он похож на истинного француза. А когда он еще и выдал пару фраз на «школьном» немецком, то вызвал бурю аплодисментов.

Подъехав к гостинице, французы, как настоящие конспираторы, закрыли своими телами Дмитрия и, бурно жестикулируя и галдя, единой толпой направились к выходу. В это время из отеля как раз выходила группа не то англичан, не то американцев, и Зотов незаметно перешел в их ряды. Французы как ни в чем не бывало пошли дальше, пропев на прощание что-то похожее на «Марсельезу», и исчезли за стеклянными дверями под неусыпным оком товарищей из Комитета. Несколько гэбэшников уже обшаривали автобус.

Новые англоязычные друзья, как и переводчица, не заметили неожиданного пополнения, и огромный двухэтажный автобус, не торопясь, тронулся с места, взяв курс на пристань. Туристам предстояла увлекательная экскурсия по Москве-реке.

Когда автобус подкатил к причалу, Зотов незаметно отстал от группы и тормознул проезжавшее мимо такси.

- «Метрополь», - произнес он на ломаном русском.

Французы, спасшие майора от братьев-чекистов, проживали в «Национале». Комитетчики там сейчас землю рыли, поэтому Зотов благоразумно решил выйти из машины на некотором удалении, но в людном месте, недалеко от метро, и в тоже время не вызывая подозрения у водителя такси.

В гостиницу Дмитрий не пошел. Он проскочил в соседний двор, в каком-то грязном парадном переоделся в свою одежду, предварительно вывернув наизнанку «двойные» штаны и куртку, и приклеил припасенные для такого случая маленькие усики. Он надел было темные очки, подаренные французом, но, подумав, снял их. В очках и с усами он походил на шпиона из дешевого фильма. Импортную одежду Зотов бросил в бачок для пищевых отходов. Еще раз внимательно осмотрев себя, он с беспечным видом вышел на улицу. Теперь оставалось пробиться на конспиративную квартиру Корнеева.

Эту хату Валентин, используя свои личные связи, получил два года назад, и, кроме него и его личного агента, о ее существовании никто не знал. Теперь она стала последним надежным убежищем для Дмитрия и Лены.

Квартира была выбрана удачно, находилась на первом этаже и была угловой. Кроме того, на этаже других соседей не было: все оставшееся пространство занимал универмаг. Поэтому никто из жильцов дома не знал, кто и когда приходит в квартиру, а также кто ее хозяин.

26
{"b":"71901","o":1}