ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГАЛЯ. Ты мне об этом не говорила! И потом, мы любим друг друга!

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Любишь кататься, люби и саночки!..

ГАЛЯ. Мама!

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Вы, значит, любите, а я - вкалывай!

ГАЛЯ. Я сама буду с ним, с ней!

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Ты хоть знаешь, кто у тебя: он или она?!

ГАЛЯ. Ты только что умирала!

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Умру, когда время придет, и не надо меня подгонять!

ГАЛЯ. Я не к тому - ты волнуешься...

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Поздно вспомнила, доченька!

Звонок в дверь.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Иди, открывай. К вам опять! Умереть спокойно не дадут!

Галя выходит.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Воспитывали, воспитывали, воспитали себе на шею. (Зоя Федоровна отворачивается к плите).

Действие переносится в комнату.

Петр Васильевич сидит на диване, читает газету. Рядом стоит Александр.

АЛЕКСАНДР. Петр Васильевич!

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. А?

АЛЕКСАНДР. Я хочу вам...

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. Тебе не показалось, что кто-то звонил?

АЛЕКСАНДР. Галя откроет. Петр Васильевич, я хотел...

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. Они не услышат, они там ругаются...

АЛЕКСАНДР. Услышит.

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. Все же надо проверить, неудобно заставлять людей ждать.

АЛЕКСАНДР. Уже открыли.

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. Вряд ли. Пойду, проверю.

За дверью слышатся голоса.

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. А ведь ты был прав, услышали. Ты что-то хотел мне сказать?

АЛЕКСАНДР. Я хотел сказать, что...

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. Интересно, кто это пришел?

АЛЕКСАНДР. Петр Васильевич!

Открывается дверь.

Входят Виктор Сергеевич и Ирина Антоновна. Слышен голос Гали. Она говорит входящим: "Я сейчас".

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ (искренне). Виктор Сергеевич, Ирина Антоновна!

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ. Здравствуйте, Петр Васильевич, здравствуй, Саша.

ИРИНА АНТОНОВНА. Здравствуй, сынок.

АЛЕКСАНДР. Кто к нам пришел!

ИРИНА АНТОНОВНА. Мы были в вашем районе и решили зайти... Ничего?

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. Хорошо, очень хорошо, садитесь.

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ (Саше). Ты чем-то недоволен?

АЛЕКСАНДР. Доволен.

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ. Пойдем, Ирина.

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. Да что вы? Куда это? Зоя! Зоя! Иди быстрей! Никуда я вас не отпущу!

Входит Зоя Федоровна, у нее больной вид, говорит еле-еле.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Что случилось, Петя? Здравствуйте, Виктор Сергеевич, здравствуйте, Ирина Антоновна.

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ и ИРИНА АНТОНОВНА. Здравствуйте, Зоя Федоровна.

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. Вот, решили уйти. Только пришли и сразу уходить.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Ну, что вы, мы вас не отпустим.

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ. Мы на секунду.

ИРИНА АНТОНОВНА. Мы тут мясо купили, надо его в холодильник...

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. У нас полно еды, зачем?

ИРИНА АНТОНОВНА. Вы плохо себя чувствуете?

АЛЕКСАНДР. Сколько здесь мяса?

ИРИНА АНТОНОВНА. Три килограмма.

АЛЕКСАНДР. Ага!

ИРИНА АНТОНОВНА. Это вырезка, Саша.

АЛЕКСАНДР. Значит, все-таки три!

ИРИНА АНТОНОВНА. Кончится, мы еще принесем...

АЛЕКСАНДР. Хватит, этого достаточно. (Быстро выходит).

ИРИНА АНТОНОВНА. Вы нас простите, мы, наверное, не вовремя.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Это вы меня извините, что я в таком виде.

Петр Васильевич открывает газету.

ИРИНА АНТОНОВНА. Что с вами?

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ. Ира, Зое Федоровне нездоровится, пойдем.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Сидите-сидите, ничего, я сейчас приду в себя.

ИРИНА АНТОНОВНА. Вам надо лечь, а мы пойдем, извините.

Входит Галя, за ней Александр.

ГАЛЯ. Ирина Антоновна, сколько вы приносили в прошлый раз мяса?

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Ты что, Галя?

ИРИНА АНТОНОВНА. Не помню, Галочка. Наверное, килограмм.

ГАЛЯ. Я же говорила.

ИРИНА АНТОНОВНА. Так получилось, что у меня не было больше денег...

ГАЛЯ. Мы просто поспорили с Сашей: он говорит, что вы приносили столько же, сколько и сегодня, а я хорошо запомнила, что вы принесли ровно килограмм.

АЛЕКСАНДР. По-моему, мы не о том спорили, но уж если говорить о мясе, то мама приносила столько же, сколько и сейчас!

ИРИНА АНТОНОВНА. Может быть, я не помню...

ГАЛЯ. А я отлично помню - меньше.

АЛЕКСАНДР. Ничего подобного! Три килограмма!

ИРИНА АНТОНОВНА. Стоит ли из-за этого...

ГАЛЯ. Один!

ИРИНА АНТОНОВНА. Может, я забыла?

АЛЕКСАНДР. Конечно, забыла! Ты приносила три килограмма, три!

ИРИНА АНТОНОВНА. Да, может быть.

АЛЕКСАНДР. Не может быть, а точно!

ИРИНА АНТОНОВНА. Пожалуй, ты прав.

ГАЛЯ. Мама! Ты делала из этого мяса котлеты! Сколько вышло котлет?!

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Не знаю, я плохо себя чувствую.

ГАЛЯ. Двадцать!

ИРИНА АНТОНОВНА. Вы очень много кладете хлеба.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Чтобы котлеты вышли сочными, нежными и не жесткими, надо, Ирина Антоновна, класть хлеба ровно столько, сколько кладу я.

ИРИНА АНТОНОВНА. Я же не потому говорю, что вы много кладете хлеба...

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. А насчет мяса, мне тоже кажется, что вы принесли килограмм.

ИРИНА АНТОНОВНА. Я не помню.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Точно, только теперь начинаю вспоминать - килограмм. Оно еще было в целлофановом пакете.

ИРИНА АНТОНОВНА. Я всегда приношу в целлофановых пакетах...

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Я достала его и как раз подумала, что кусок небольшой...

ИРИНА АНТОНОВНА. У меня не было с собой денег, случайно...

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Килограмм.

ГАЛЯ. Конечно, я же помню.

ИРИНА АНТОНОВНА. Да, наверное, килограмм, вы правы.

АЛЕКСАНДР. Вы ошибаетесь, кусок был такой же большой. (Ирине Антоновне). Вспомни, мама!

ИРИНА АНТОНОВНА (Виктору Сергеевичу). Я не помню!

ГАЛЯ. Виктор Сергеевич, вспомните.

АЛЕКСАНДР. Пап, скажи.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Виктор Сергеевич.

Маленькая пауза. Виктор Сергеевич вспоминает.

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ. Два. Два килограмма.

Небольшая пауза.

ГАЛЯ. Но не три же.

ИРИНА АНТОНОВНА. Правильно, два, как я забыла.

ГАЛЯ (Александру). Ты проиграл.

АЛЕКСАНДР. Там было три килограмма.

ГАЛЯ. Ты что, глухой?

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Из двух килограммов не может выйти двадцать котлет. Сорок - может, но не двадцать. А я точно помню - мяса больше не оставалось.

В это время встает Петр Васильевич и направляется к двери.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Петя, ты куда?

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. Проверять!

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Что?

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. Сколько выйдет из трех килограммов! Если двадцать (Гале), то проиграла ты, если шестьдесят - ты!

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Зачем? Это же просто спор.

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. Мне интересно. Мне очень интересно, сколько может выйти котлет! Я всю жизнь мечтал об этом узнать!

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Петя!..

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. Не останавливайте меня! Я буду крутить!

ЗОЯ ФЕДОРОВНА. Петенька, успокойся, я налью тебе валерьянки.

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. Мне?! Это вам надо валерьянки! А мне надо крутить мясорубку!

ГАЛЯ. Папа, возьми газету.

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ. Что?! Вы мне газетой рот не затыкайте! Я все вам скажу в лицо! (Выходит).

ЗОЯ ФЕДОРОВНА (смущенно). Вот упрямый какой... Вы уж нас извините... Нервы. Он сейчас отойдет. (Выходит).

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ. Саша, иди помоги Петру Васильевичу.

АЛЕКСАНДР. Он первый раз так разошелся.

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ. Тем более его надо успокоить.

АЛЕКСАНДР. Что он так из-за этих котлет?.. (Выходит).

Пауза.

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ (Гале). Не вовремя мы пришли, да? Тяжело жить с родителями.

ИРИНА АНТОНОВНА. Может быть, им у нас пожить?

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ. Где у нас?! На кухне?! Ты забыла, что наша квартира однокомнатная?!

ГАЛЯ. Нам пока и здесь места хватает.

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ. Меня просто возмущает, что человек говорит, не думая. Что в голову взбредет, то несет. А так, я буду только рад, я люблю, когда много народу.

ГАЛЯ. Не беспокойтесь.

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ. А знаешь... переселяйтесь-ка, действительно, к нам, берите Шурку и завтра с утра - к нам. Заживем что надо! Так и договорились - завтра же вы у нас.

3
{"b":"71904","o":1}