ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нет, он не запугивал. Убийство Максима Петровича, безрезультатное следствие подтверждали, что банда, которую я хотел разоблачить, хорошо организована, действует продуманно и дерзко, имеет надежное прикрытие; возможно, целая мафиозная группа. Сумеют ли быстро обезвредить её те, к кому я намеревался обратиться за помощью?

Вернувшись в редакцию, я пошел в другой кабинет, где никого не было дружки Василия Васильевича могли пристроить к моему телефону подслушивающее устройство, - и набрал номер майора Горелого, которого ещё вчера посвятил в свои перипетии и который заверил, что подключает к этому делу сотрудников милиции.

- Слушаю, Горелый, - отозвался он сразу.

- Привет, Саша. Как дела?

- А, это ты .. Дела как сажа бела А у тебя голова не болит?

- Пока нет, но идет кругом

- Может, тебе к врачу сходить? Начитался детективов... Кому интересно на твоих красоток смотреть?.. Надо мной, как над дураком, смеются.

- Смеяться, конечно, легче, чем дело делать, - разозлился я. - А я только что со встречи с Василием Васильевичем. Помнишь, рассказывал о хмыре, подсевшем ко мне на поминках? Так вот, это один из них. - И я подробно изложил ему все, о чем мы говорили.

- Понятно. Все намного серьезнее, чем мы предполагали, - после небольшой паузы сказал Горелый - Вот что, никуда пока не отлучайся, к концу работы я к тебе подскочу и обсудим дальнейшие действия.

Я-то на оперативников, как на каменную стену, надеялся, а они, оказывается, меня чуть ли не за шизофреника посчитали. Потому-то и разгуливают молодчики на свободе, творят, что хотят. "Кому интересно на твоих красоток смотреть..." А сами глаза, видно, на Дину пялили, а Василия Васильевича проворонили - что он был в "Бегах", я не сомневался.

"Пока никуда не отлучайся .." Сиди, мол, и дрожи за свою шкуру.

Надо что-то предпринять, хотя бы на первый случай обзавестись пистолетом. Выдают нам оружие, лишь когда посылают в командировку, в "горячие точки" Дважды я брал свой "Макаров", отправляясь в Афганистан, и один раз в Нагорный Карабах. Теперь "горячая точка" в Армении: там создаются целые армейские формирования националистов, требующих самостоятельности Армении, будто их кто-то в чем-то притесняет. Может, попроситься туда недельки на две? А дальше что? Надеяться на то, что наши органы правопорядка поймают Василия Васильевича и наведут в стране порядок, не приходится. Преступников с каждым днем становится все больше, а милиционеров все меньше - они не хотят рисковать жизнью за мизерную зарплату, на которую при современной дороговизне можно только одному с трудом прокормиться, и уходят кто в кооператоры, кто в охранники по договору, где платят втрое больше А те, кто остаются, за скудные гроши не очень-то надрываются. Помнится недавний случай - девушка подбежала к лейтенанту милиции, указала взглядом на парня в новенькой серо-голубой дубленке с шалевым воротником, пояснила: три дня назад эту канадскую дубленку сняли с отца четверо грабителей. Я стоял рядом и вызвался помочь лейтенанту. Парень заметил наши взгляды, понял, в чем дело, и стал уходить; мы - преследовать. Рядом был девятиэтажный трехподъездный дом, и парень юркнул в первый подъезд. Лейтенант остановился и беспомощно развел руками:

"В квартиры мы не имеем права вторгаться". - "Да он где-нибудь на лестничной площадке! - возразил я - Вызовите подмогу, а я пока покараулю". - "Это не мой участок, и мне некогда", - отрезал лейтенант и пошагал в другую сторону.

Там был мелкий хулиганишко, один, а тут, возможно, мафиозная группа, кому захочется за меня жизнью рисковать Прямо как в том сатирическом романе: "Спасение утопающих - дело самих утопающих".

Пошел к главному редактору, объяснил ситуацию.

- Так, говоришь, работники милиции подключились к этому делу? переспросил генерал.

- Подключились, но у них, видно, более важных дел хватает. За каждым Василь Васильевичем они не станут гоняться. Потому прошу разрешить мне выдать пистолет.

Лицо генерала озаботилось.

- Ты же знаешь, оружие по приказу министра обороны выдастся только при выполнении боевых задач, связанных с опасностью. Может, тебе действительно в командировку укатить? - пришел и он к такому выводу, за который уцепился было я. - Хоть на целый месяц.

- А потом?

- Ну твое дело не такое уж сложное, я думаю, наши сыщики за неделю его раскрутят.

- Тем более я здесь нужен буду. Генерал снова подумал.

- Вот что, - наконец озарился он идеей. - Я сейчас позвоню знакомому генералу из МВД, попрошу лично взять твое дело под контроль, и живи, не бойся, волос с твоей головы не упадет...

С тем я и ушел.

Днем мне раза четыре звонила Дина, спрашивала, встретимся ли вечером. А мне было не до любви. Не скажу, что я из трусливого десятка, в Афганистане не раз попадал в такие перипетии, что, казалось, живым не выбраться. Но я оставался спокойным, воспринимал все как должное - рано или поздно все равно умру, - а тут испытывал какое-то идиотское состояние: меня преследуют, угрожают, а я ничего предпринять не могу.

Трижды звонки были безответными - абонент сразу клал трубку; не иначе, проверял, на месте ли я.

В половине шестого приехал Горелый, возбужденный, довольный. Пожал мне руку.

- Молодец. Поздравляю. Кажется, интересное дельце нам подкинул: два часа назад наши сотрудники твоего старого знакомого прищучили - Гусарова. Две машины дюралюминия и две шифера вез из воинской части. По липовым накладным для строительства пионерского лагеря. В порядке шефской помощи. На самом деле по дорогой цене другим кооперативам загоняли. Это уже выяснено.

- Может, в этой части и засек их Максим Петрович? - мелькнула у меня догадка.

- Возможно. Возможно, там и документики компрометирующие раздобыл. Только от кого и какие? Тут цепочка, видимо, не простая. Не знаю, как быстро удастся расколоть Гусарова, но тебе надо держать ушки на макушке: коль они считают тебя обладателем секретных документов и попались с поличным, могут посчитать, что ты после встречи с Василь Васильевичем не внял их угрозам, а приступил к действию.

- Хорошенькую перспективу ты мне нарисовал, - невесело усмехнулся я, а мне даже пистолет боятся выдать.

- Ну, пистолет тебе пока не нужен, и не очень-то надейся на него стрелять первым вряд ли ты рискнешь. А в случае чего, наши ребята прикроют...

Наш разговор прервал телефонный звонок.

- Ну так как, встречаемся сегодня или у тебя другие планы? - в голосе Дины звучала обида.

Горелый догадался, о чем речь, и кивком посоветовал встретиться.

- А какие у тебя планы?

- Мы давно не были в домжуре. У меня сегодня получка с прогрессивкой, так что я приглашаю. Домжур - Дом журналиста. Горелый снова кивнул.

- Хорошо. Где встречаемся?

- Я уже свободна и могу подъехать к "Беговой".

- Езжай к домжуру, я встречу тебя там. Я заказал ужин и двести коньяка, для Дины: коль у неё появилось желание посетить наш фирменный ресторан, значит, хочет выпить. Не знаю, как часто пила она до меня, но со мной, особенно в последнее время, у неё прямо-таки тяга к горячительному. Вино она не любит, даже шампанское, водку пьет без особого удовольствия, а вот коньяк обожает. Мне её тяга не очень нравится, как-то я намекнул на это. Дина грустно вздохнула, потом усмехнулась:

- Вот возьмешь замуж, тогда буду повиноваться, как рабыня.

Нет, такие девицы созданы не для замужества... Мы сидели с ней вдвоем за столиком - погода снова была скверная, и журналисты предпочитали отсиживаться в своих квартирах, сочиняя бессмертные творения, - и ужинали молча; я все время ощущал на своем затылке чужие взгляды и невольно, когда забывался, крутил головой. Но все люди были как люди, ни врагов, ни друзей распознать я не мог.

- Ты кого-то ждешь? - спросила Дина.

- Нет, просто смотрю знакомых.

- Тебе со мной становится скучно?

- Не говори ерунды.

- Но у тебя кислый вид, будто силком сюда затащили. Или по работе неприятности?

12
{"b":"71908","o":1}