ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Невольно опускаюсь рядом с ней на кровать. Она шевелит губами и улыбается, видно сладкий сон снится. А может, смеется надо мной, радуется своей легкой очередной победе - теперь я не сомневался, что и Андрей погиб не без её участия... Что ж улыбайся, я принимаю твой вызов в этой смертельной игре. Как говорят, ещё не вечер, и посмотрим, на чьей улице будет праздник.

Раздеваюсь догола и ложусь рядом с ней, тесня её к стене, чтобы она проснулась: если меня видел охранник, пусть знает, куда и зачем я крался. Альбина мычит, слабо сопротивляется. Но вот открывает удивленные глаза, лапает меня.

- Ты?.. Ты как сюда попал?

Я киваю на балконную дверь.

- Я думал, ты специально открыла. И не мог уснуть, когда ты через стенку.

Она провела горячей ладонью по моему телу от груди к животу и, резко поднявшись, одним рывком сбросила с себя сорочку.

11

В школе меня ожидало в общем-то не удивившее известие: не вернулся из увольнения Петря Супруне, он вместе с женой Мирчи отравился газом. Будто бы Жанна забыла закрыть конфорку. Среди курсантов об этом только и судачили. Но я-то знал как обстояло дело... Усомнилось в такой версии и начальство, трижды вызывали Мирчу на допросы прибывшие из Кишинева представители правоохранительных органов - то ли из уголовного розыска, то ли из службы безопасности.

Мне удалось увидеться с Доничем на спортивной площадке и переброситься несколькими фразами. Коротко я сообщил о "консилиуме" представителей спортивных ассоциаций шести республик и о том, что меня ожидает новая проверка.

- Скоро им конец, - заверил Донич. - Думаю, до новой проверки дело не дойдет. А вот что подслушал разговор - молодец. Очень ценная информация. Присмотри какую-нибудь вещицу из гардероба Петрунеску: подтяжки, часы, запонки, куда можно подсунуть микрофончик...

- А не лучше ли авторучку? Я видел у него паркеровскую, из зеленого перламутра.

- Можно, конечно, и авторучку, - согласился Донич. - Или электробритву. В общем, я посоветуюсь...

Вечером я пошел в бильярдную, где, как и ожидал, нашел Мирчу. Он играл с одним недавно прибывшим новичком, молдаванином, таким же рослым и не выражающим особого интеллекта лицом, тоже дезертиром из нашей армии. Видимо он впервые держал кий в руках, но и Мирча играл в этот раз не лучшим образом, несмотря на то, что подолгу целился в шар, морщил лоб и кусал губы; бил со злостью, и шары с треском разлетались по столу, минуя лузы. Понятно - Мирча нервничал, и мысли его были заняты совсем другим.

Я встал в сторонке, наблюдая за игрой и продолжая в деталях разрабатывать план своих действий, упреждающих очередной ход моих "спасителей" Петрунеску и его дочери. То, что школа находится в ведении президента спортивной ассоциации, я теперь не сомневался. А вот знают ли власти и соответствующие органы, чем занимается эта школа - большой вопрос. Поэтому надо быть особенно осторожным и предусмотрительным, не нарваться снова на сообщников и покровителей Петрунеску.

Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, чем занимаются террористы и куда идут награбленные ими средства. Не только на содержание школы, и не только Петрунеске. Давно подмечено: чем человек богаче, тем жаднее. Вот на этом и надо сыграть. Уже с полгода журналисты муссируют в печати слухи о партийных деньгах, переправляемых некоторыми функционерами на свои счета за границу. Забросили на них удочку Михаил Михайлович и Иона Георгиевич. Попробую-ка я подогреть аппетит моего "благодетеля"...

Мирча, убедился я, не только туповат, но и трусоват, после совершенного преступления не находит себе места (то, что он прикончил жену и Петрю, не вызывало у меня сомнения), - вот и надо воспользоваться этим.

Когда партия закончилась - Мирча все-таки победил, - я предложил ему сыграть со мной. Он согласился.

Наша игра мало кому доставляла удовольствия: мы часто мазали, попусту гоняли шары по зеленому сукну, и болельшики вскоре оставили нас одних.

- Что-то сегодня не ладится у нас игра, - сказал я. - Видно, жара влияет.

- Да уж, - согласился Мирча, смахивая пот со лба.

- Слышал я, будто уголовный розыск приезжал в школу?

- Приезжал, - вздохнул Мирча.

- И что ты им сказал?

- Что... - Мирча зыркнул на меня затравленно и тут же опустил взгляд. - Пусть ищут.

- Правильно, - одобрил я. - Что ты дежурил и никуда не отлучался, подтвердили дневальные...

Он снова метнул на меня недоверчивый и вопрошающий взгляд. И я пошел в открытую:

- Не бойся, и я тебя не выдам. - Сделал длинную паузу. - Конечно, покоя они тебе не дадут... До чертиков тут надоело. Были бы деньги... Румыния рядом, а оттуда - хоть в Италию, хоть в Америку. - Снова помолчал, видя, как насторожился мой напарник. - Есть у меня одна идейка, надежный помощник нужен. Не сдрейфишь?

- Смотря что,.. - заколебался Мирча.

- Одного состоятельного дядечку тряхнуть. Казна у него очень уж заманчивая: и доллары, и марки, и форинты.

- Так охрана, наверное...

- Само собой. Но это уже другая сторона медали. У меня против него имеется более действенное оружие, и он сам на блюдечке с голубой каемочкой преподнесет кругленькую сумму. Твое дело узнать его апартаменты и часы приема по личным вопросам. Остальное обсудим потом.

- И кто он?

- Крупная шишка. Один из заместителей секретаря ЦК компартии Молдовы. Партийный казначей.

Мирча от неожиданности даже кий положил.

- Ну вы даете!.. И думаете?..

- Уверен. Но если ты трусишь...

Мирча потоптался у стола.

- Я не трушу, но очень уж...

- А ты как думал? Знаешь русскую пословицу: "Полюбить - так королеву, а украсть - так миллион". Решай. Дело намного проще, чем с твоей супружницей.

Мирча набычился, глянул на меня исподлобья, зло и с недоверием. Дальше я предпочел не распространяться, точным ударом загнал шар в лузу.

- Вот так!

Мирча постоял молча с минуту и взял кий. Но удар и на этот раз не получился. Он бросил кий.

- А-а, была не была...

12

Через три дня Донич привез мне паркеровскую авторучку, точно такую, какую я видел у Петрунеску, два микрофона и импортную электробоитву полный комплект подслушивающего устройства. Пошутил:

- Бритва тебе. Теперь будешь знать все, о чем говорит твой тестюшка.

А ещё через два дня за мной приехала Альбина на ослепительно-рубиновых "Жигулях", стремительных и коварных, как и их хозяйка. От одного их вида во мне закипело негодование, и я готов был послать свою возлюбленную ко всем чертям. Но надо было продолжить игру, теперь я владел ситуацией, и теперь предстоял мой ход.

Мирча пока ничего существенного мне не сообщил. Дважды он побывал в городе, но выяснить, кто ведает партийной казной, где его офис и квартира, не смог. А что предложит мне моя фея? Новую "настоящую проверку" или просто приехала удовлетворить свою неуемную похоть?

Пока Альбина вылезала из машины, я обошел вокруг, внимательным взглядом отыскивая следы недавней аварии, но "девятка" блестела, как новенькая, и номера были другие.

- Хочешь прокатиться? - насмешливо спросила Альбина, догадавшись, чем я заинтересовался.

- Спасибо. Только красный цвет с некоторых пор действует на меня, как на быка: так и хочется пнуть твою тачку.

- Вот даже как, - огорчилась Альбина. - А я рассчитывала... - Она не договорила, на что рассчитывала, перевела разговор на другое: - Ты очень занят?

- Точнее спросить, свободен ли я. Увы!

- Тебя хочет видеть папа. С твоим начальством он уже договорился. Так что собирайся.

- Далеко и надолго?

- Пока к нам. Познакомишься с интересным и полезным человеком. А надолго ли... возможно, насовсем, все будет зависеть от тебя.

Герпинеску был на службе и подтвердил разрешение на отъезд. Я собрал в дипломат свои дорожные вещички и через пятнадцать минут ярко-рубиновые "Жигули" мчали нас по асфальту в направлении Кишинева. Несмотря на обнадеживающие слова и на то, что я уже за воротами школы, на чистое предвечернее небо и зеленые сады и виноградники, проносящиеся мимо, свобода почему-то меня не радовала, сердце сжимала тревога: какое ещё испытание приготовили мои тираны и чего они добиваются от меня? Не допустил ли я просчета, рискнув использовать в своих целях Мирчу? А если школа давно субсидируется партийной кассой? Мой провал обеспечен. И Донича. Нас ждет, в лучшем случае, молдавское правосудие. Но Доничу я пока никаких сигналов не подавал... Дошла ли моя информация и мой замысел до Петрунеску и клюнет ли он на мою приманку? А если прежде устроит проверку? Заставит кого-то убить или что-то взорвать, снова участвовать в какой-то террористической операции?..

57
{"b":"71908","o":1}