ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так что народ жил здесь бывалый.

Свой дом в воде был повод малый,

Чтобы печалиться, скорбеть…

Живой – и можно песни петь.

Оттуда, с черных тех времен,

На душу пепел нанесен.

Вползла в те вольные края

Колючей проволки змея.

Я рос, я видел зоны эти,

(Их не держал никто в секрете.)

И жизнь нас часто убеждала,

Что места там еще немало.

Сосед бревно спер – посадили.

Сын Сашка был – мы с ним дружили.

Потом прибрали дядю Лешу…

Он шел, понурый, сквозь порошу.

И как-то к мысли привыкали,

И без печали принимали:

Там может каждый побывать,

Телят с Макаром погонять.

Любое детство, словно призма,

Чиста, прозрачна, чуть капризна.

Что к нам туда ни попадает,

Навеки в душу проникает.

На полотне остались в ряд:

Обрыв, река внизу. Наряд -

Я клоун в детсаду на елке,

Сестра-снежинка мнет иголки.

Там также лесоперевалка.

Щепа, вагоны, бревна, палки.

Меж штабелей нагроможденье,

Дрезины тяжкое сопенье.

И слухи: ногу оторвало,

Там придавило, искромсало.

На сплаве утонул рабочий -

Сначала – страх, потом – не очень.

* * *

Поэма “Нити” - pic_2.jpg

Природа… Край какой богатый!

Вбегал на улицы сохатый…

Дальневосточные края.

Где ж твой певец, моя земля?

* * *

И напоследок. Детский сад.

Стоят кроватки к ряду ряд,

Окно большое, высоко.

В нем небо – сладко далеко.

Дня бесконечного тягота

И подконтрольных дел тенета,

Не озорник, в огляд играл…

Неволя – вот что ощущал.

Звучала жизнь из-за забора,

Как вечер приходил нескоро!…

Желаний школа обузданья

Навеки въелась в подсознанье.

Там я учился выживать,

Вниманье чтоб не привлекать.

Совет держал лишь сам с собой

И, как в лесу, топтал путь свой.

Но кожуру носить уменье

Лишь телу дарует спасенье,

А для души сия короста

Лишает все побеги роста.

2. Переезд

Прощай, Восток,– пора в дорогу.

Набрал ход поезд понемногу,

И под неспешный стук колес

Я вспоминал, что день принес.

Опять разлив, мутна вода.

Луж к переправе череда,

Я с мамой в лодке закачался.

Восторг и жуть… И в борт вцеплялся.

Последний, пламенный закат,

Крыльцо скрипит… Чему я рад?

И почему, не сожалея,

Покинул, что душой лелеял?

Пространство ли родит движенья,

Дарует силы для сомненья.

Я торопился – жизни сок

Прозрачен лишь недолгий срок.

Жизнь – это хрупкое созданье,

Это все время созиданье

Себя. 3а счет великих дел,

Иль малых (это мой удел).

Далек наш путь – чрез полстраны.

И как вы сердцем не нежны,

Но приедается дорога.

И вы скучны… Ну, ради бога.

Проста причина переезда -

Нам сердце тешила надежда,

Что будет как-то легче жить…

(Я чую-путь мне повторить.)

* * *

Теперь мы к маминой родне,

Таежной, топкой стороне

На время обратим свой взор.

Пусть режет наш «ФзДэ» простор.

* * *

Сибири топкие края

Известны Вам – дает земля

Нефть «за бугор», природный газ

(Но то богатство не про нас).

А в те года, что речь ведется,

Медведь, бывало, продерется

Сквозь бурелом тайги глухой -

Над Обью ветер, волн покой…

И небо северное близко,

И облака так низко-низко,

Что кто Европы небо знает,

Тому пространства не хватает.

Что говорить, в края глухие

Вели дороги непростые.

И мало кто своею волей

Житье с медведем выбрал долей.

Сослали их в Сибирь с семьями

3а бунт – не ладили с царями,

Иль с теми, кто поближе был -

Я тень тех лет не ворошил.

Прощай Воронеж, черноземы,

Какие ни на есть хоромы.

Сломали жизнь. Как веха миг:

Полудень… Лето… Бабий крик…

Судьба дедов не баловала,

Не показалось бы Вам мало

В долбленке, с голыми руками

Поплыть обскими берегами.

Но приживались понемногу.

Кормил их плуг. Когда острогу.

И лодку (звался обласок)

Чрез мель прапрадед вброд волок.

Коль здесь судьба, то будем жить.

Детишки вон… А их растить.

Посеем рожь, посеем лен,

Ничо, ребята. Проживем…

Тайга кормила: кедр, брусника,

Морошка, клюква, голубика…

Глядь,– и дома в два этажа.

Возами рыба в город шла.

В тайге пушнину добывали.

И, в общем, милостей не ждали

Ни от природы, ни от власти…

Далеко было до напастей.

* * *

Ходил прадед тайгой дремучей,

На берег вышел по-над кручей:

«Эх, красота!» Избу поставил,

К весне и семью переправил.

Потом пришла еще семья,

И скоро вновь-кругом родня.

А Парабель-река течет,

Пройдет их жизнь – и наш черед.

* * *

Но мы придем, а по-над кручей

Опять стеною лес дремучий.

«Ну чудеса, – сказал бы дед -

Все вроде то – деревни нет»

Еще б, наверно, подивился

На Парабель – ручей извился,

Когда вёл лошадь под уздцы,

Теперь ей берега тесны.

Гадаю, что б прадед спросил:

«Медведь вам, что ли, досадил

Как староверам? Те подале

Забрались в лес. Коров их рвали…

А может, как в болотах дальних

Тяжел стал дух, и вновь в бескрайних

Просторах лошадь сын повел,

И место новое нашел?»

Но вряд ли бы спросил он так.

Кто-кто, а прадед не простак,

И знал – лютее нет напасти,

Чем та, что даруют нам власти.

И что не испугать медведю

Того же, скажем, брата Федю -

Он с них полсотни шкур содрал.

Один. А братьев бы позвал?…

Вот дух… Бывали там болота

(Природный газ теперь, всего-то).

Так не гоняй туда коров

И стерегись с тех мест ветров.

«Нет, тут похлеще дело было, -

Решил бы он.– Тут вражья сила

Нужна, чтоб все искоренить,

Дома – пожечь, людей – побить».

Вы – как? А я бы с ним не спорил.

Наоборот, ему бы вторил,

И рассказал бы, как потом

Детей сравняли со скотом.

* * *

Год был, пожалуй, тридцать пятый.

Уклад как встарь. Но вот помятый

Привесили флажок у дома.

«Петь, ты чего?» – «Эт, дядь, райкома!»

2
{"b":"71911","o":1}