ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ну не знаю, чем он тебе не угодил. Очень симпатичный мужик, среди Любимых Руководителей ты второго такого не встретишь. И в тебе принимает участие. А раз он приложил такие старания, чтобы освободить тебя - между прочим, первый случай на моей памяти - то надо нанести ему хотя бы визит вежливости, тебе не кажется?

- Так это были его люди?

- Что значит его люди? Обыкновенные служащие, выполняющие задание начальства.

- А ты тут с какого бока примазался?

- Помнится, я обещал тебе, что постараюсь помочь. Вот и помогаю... в меру своих сил. И за Алину тебе Одворила надо поблагодарить - он ей приют дал, что, между прочим, противозаконно.

"В конце концов, Филипп мог врать", - успокаивал себя Н. Теперь его грызло нетерпение; он был готов молотить кулаками по приборной доске, чтобы машина ехала быстрее, а легким не хватало внезапно ставшего душным и горячим воздуха. Н. казалось, что на всех светофорах при их приближении будто нарочно зажигается красный свет и никак не желает сменяться зеленым. Он скрежетал зубами и стискивал ладони, переплетая пальцы и едва не ломая их.

Свен, заметив его состояние, усмехнулся:

- Потерпи чуть-чуть. Два месяца ждал, а сейчас всего-то полчаса осталось!

- Два месяца? А сейчас какой у нас месяц?

- Начало августа.

- И год тот же самый?

- Разумеется.

- Я представления не имел, сколько времени прошло. Мне казалось, я там вечность просидел. А оказывается, всего пару месяцев... Так что случилось с Алиной? - продолжил он расспросы. - Кто были те люди в джипе?

- Она была ранена в бедро, и вдобавок при падении сломала руку, но сейчас уже поправилась. А те люди... Думаю, ты как-нибудь с ними встретишься. Видишь ли, твоя личность многих интересует. Впрочем, все равно ты сейчас ни черта не соображаешь, верно? Так что не забивай голову вопросами. Отдохнешь, и тогда у нас будет серьезный разговор.

Н. крутил головой, пытаясь заметить какие-нибудь перемены в городском пейзаже. Но нет, все было по-прежнему - серые от пыли тополя, неуклюжие вывески, выбоины на мостовой, жестяные коробки троллейбусов. На окраине города Свен повернул на дорогу, идущую по долине реки Барахты. Н. никогда по ней не ездил и полагал, что дорога ведет в какой-нибудь санаторий или воинскую часть. Шлагбаум, загораживавший въезд на дорогу, блестел свежей краской. Из будки вышел часовой с автоматом. Свен перекинулся с ним парой фраз, часовой кивнул и поднял шлагбаум.

Лента шоссе, идущая по горной долине, постепенно забиралась все выше. Листва на растущих вдоль дороги березах уже пожелтела. Кое-где на склонах виднелись причудливые скалы, в которых фантазия могла увидеть скульптурные изображения людей и животных. Наконец, дорога повернула ещё раз и по распадку вывела к большому дому, стоявшему в центре широкой безлесной котловины. Н., вспоминая услышанные в тюрьме рассказы об Одвориле и его гареме, был сильно разочарован - хотя здание имело внушительные размеры, на дворец оно не тянуло. Машина миновала ворота с двумя часовыми и подкатила к дому.

Какой-то высокий худой человек сбежал с крыльца и открыл дверцу машины. Н. вышел, настороженно озираясь. К дому вела огибавшая неработающий фонтан дорожка, аккуратно выложенная каменными плитами, с газонами по обеим сторонам. Разительный контраст с цветниками составлял высоченный глухой забор, как будто отрезавший дом от внешнего мира.

Навстречу гостям с крыльца спускался хозяин дома, сам товарищ Одворил - низенький пухленький человечек с румяными щеками, подвижный, как капля ртути.

- А-а, вот и вы! - обрадованно воскликнул он, потирая руки. Он весь так и излучал из себя радушие. - Давно мечтал с вами познакомиться!

- Вы очень вовремя! - заявил Одворил, пожимая им со Свеном руки. Сейчас подадут обед. Впрочем, - подмигнул он, - уверен, что вам не терпится встретиться ещё кое с кем... Вас ждут. Только не задерживайтесь, проходите в столовую.

Н. осознал, что Свен тащит его куда-то вглубь дома. Он краем глаза замечал высокие потолки, отполированный до блеска паркет, охотничьи трофеи на стенах. Затем распахнулась ещё одна дверь - и перед Н. предстала Алина.

Мгновение они остолбенело глядели друг на друга, затем Алина сорвалась с места, подбежала к нему, повисла у него на шее и начала целовать его с энергией, совершенно ошарашившей Н. Он сделал слабую попытку обнять её в ответ и тоже поцеловал - робко и недоверчиво.

- Ну, здравствуй, - вымолвил он, наконец, чуть отстраняясь от Алины, чтобы остаться в её объятиях, но иметь возможность рассмотреть её получше. - Давно не виделись, однако.

- На кого ты похож, Н.! - воскликнула Алина. - Что они с тобой сделали!

- Ничего особенного, - ответил Н. - С другими обходились гораздо хуже.

Алина тоже выглядела неважно - сильно похудела, под глазами чернели мешки, отощавшие руки были бледными до синевы. Но все равно она была такой красивой, что сердце Н. на каждом ударе проваливалось в какую-то дыру.

- Зачем такой похоронный тон? - побранил приятеля Свен. - Ну ладно, что тут встали? Проходите.

- Идем, - сказала Алина, взяв Н. за руку. - Формально я до сих пор на постельном режиме, - она кивнула в сторону незастеленной кровати.

- Это из-за того? - спросил Н. - Бедная... - и он снова прикоснулся губами к впалой щеке подруги.

- Ой, оставь, - отмахнулась Алина. - Все это давно прошло и зажило. Вот ты только зачем под пули лез?

- Под какие пули? - удивился было Н., но сообразив, о чем речь, прибавил, - а что же мне ещё оставалось делать?

- Ну ничего себе! А если бы ты погиб, как бы я тогда - об этом ты подумал?

- Тогда мне надо было думать только об одном - как бы тебе не попасть в лапы к этому негодяю, - устало произнес Н. Он был настолько измотан, что ему не хватало сил на возмущение злодеяниями Акрора и его подручных.

- Ну ладно, не сердись, - улыбнулась Алина. - Садись, и дай я на тебя погляжу хорошенько.

- Наглядитесь еще, - оборвал их словоизлияния Свен. - Хозяин ждет. А я, между прочим, целые сутки не ел.

12.

В столовой Н. озирался в поисках следов того гарема, о котором толковал Филипп, но видел только двух прислуживавших им длинноногих девиц, одетых весьма легкомысленно - в чрезвычайно коротенькие юбочки и прозрачные блузки - но все-таки одетых. Когда с обильным обедом, тяжелым комом улегшимся в желудке у Н. - он отвык от подобных трапез, а если точнее, то не помнил, чтобы когда-нибудь наедался до отвала - было покончено, хозяин спросил у гостей:

- Ну, а теперь что вы скажете насчет сауны?

- Чего? - переспросил Н.

- Сауны. Никогда не слышали? Это баня такая.

- Ну, я - всегда за, - заявил Свен.

Н. вопросительно взглянул на Алину; он полагал, что она откажется, а покидать её у него не было никакого желания. Но к его удивлению, она согласилась, как будто ходить в баню с мужчинами было для неё самым обычным делом.

Уже через минуту они оказались в помещении со стенами из золотистых досок, где у Н. сразу же перехватило дыхание - такой нестерпимый стоял здесь жар, от которого кожа мгновенно покрывалась потом. Услужливые девицы принесли водку и пиво. Они совсем разделись, но Н. тщетно пытался найти на их телах пресловутые клейма.

Заметив, как его голова неотрывно поворачивается вслед за длинноногими красотками, Алина шутливо дернула его за ухо:

- Ты куда смотришь? Здесь, что ли, ничего интересного не находишь?

Н. до сих пор с трудом осмеливался поднять на неё глаза и поспешно отводил взгляд всякий раз, как тот падал на нагое тело подруги, будто ослепленный нестерпимым сиянием. Он чувствовал себя страшно неуютно, опасаясь, что природа возьмет верх, и все его тайные побуждения будут слишком явно выпирать вперед, не прикрытые никакой одеждой.

- Пейте пиво, - угощал его хозяин. - Ручаюсь, что такого пива вы никогда не пробовали.

- После водки? Хм... - сомневался Н. Одной-единственной рюмки за обедом после долгого воздержания оказалось достаточно, чтобы сейчас ходить, держась за стенку. А тут ещё такая жара... - Мои возможности не безграничны.

25
{"b":"71916","o":1}