ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ландо понимающе кивнул. Многие колонии обустраивали таким образом свои новые миры, а в некоторых случаях целые планеты были модифицированы по подобию Земли. Но такие попытки были крайне дороги, а потому редки.

Вендин поднял руку.

— Я знаю, о чем ты думаешь. Это не то, о чем я хочу сказать. Я говорю об экосистеме, которая совместима с нашей философией. Подумай об этом! Экосистема, которая разлагает большинство металлов! Экосистема, которая перерабатывает робокраулеры, тракторы и пушки, превращая их в плодородный слой. Короче говоря, эта экосистема заставит «Мега-Металлы» уйти с нашей планеты!

Ландо хотел что-то сказать, но Вендин перебил его:

— Да, нам придется отказаться от использования ряда технологий, которые мы применяем сейчас, и нам придется загерметизировать часть наших лабораторий, но цель того стоит.

Ландо задумался. Идея радикальная. Создать мир для аграрного общества, а не технологического. Если идея сработает, стоимость вложений «Мега-Металлов» резко упадет, и поселенцы смогут купить другую половину планеты за бесценок, чтобы счастливо жить на ней.

Вдруг Ландо понял: все присутствующие ждут, что он скажет.

— Отличная идея, но какова моя роль? Где сейчас эта экосистема? И как можно перевезти целую экосистему? Насколько я помню, последним, кто пытался это сделать, был человек по имени Ной.

Ему ответила Венди:

— Экосистема была разработана здесь, но создана на Техно. Тебе не придется перевозить развитую экосистему, одни только микроорганизмы, которые проложат путь остальным составляющим. Более высокие формы жизни появятся позднее. Твой корабль сможет перевезти все, что нужно, за один рейс.

Ландо слышал про Техно, но никогда там не был. Техно начала свою жизнь сотни лет назад как маленькая исследовательская лаборатория на орбите Терры.

Разногласия с планетарным правительством подвигли ученых и инженеров, которые работали там, провозгласить независимость и вывести лабораторию из поля притяжения Земли.

Сейчас Техно вращалась на собственной орбите, удобно расположившись между Землей и Марсом, но имея гораздо больший размер, чем прежде. С годами она все росла, модуль за модулем, пока не достигла в объеме трети Луны.

Так что это был маленький независимый мир, обеспечивающий себя всем необходимым, населенный лучшими учеными на просторах освоенной Вселенной, которые работали за самую высокую плату. Если кто и мог создать экосистему по заказу, так это они.

Блопар Вендин прервал его размышления:

— Ну, так ты поможешь нам? У нас сейчас маловато наличных… но мы можем платить в рассрочку… и предложить хороший процент.

Ландо взглянул на Венди. Она пожала плечами и улыбнулась.

Молодой человек оглядел комнату. Старейшины смотрели на него. Все это чистое безумие. Война без насилия, развязанная против противника, применяющего насилие в полной мере. Ландо чувствовал, что ему надо бы сказать «нет», сесть в свой корабль, улететь и никогда больше сюда не возвращаться. Они же не смогут ему заплатить. Сейчас точно не смогут, а кто знает, что будет потом?

Ландо встретил взгляд Венди. Венди смотрела на него со смесью отчаяния и надежды. Он попытался открыть рот, сказать «нет», и понял, что не сможет. При Венди — не сможет.

— Мне надо подумать до утра.

Все разом вздохнули. Опустили головы. Старейшины были разочарованы. Блопар Вендин тоже, но он лишь кивнул понимающе и объявил собрание закрытым.

Последовала безмолвная молитва, быстрый поцелуй от Венди и обещание встретиться утром.

Ученый по имени Нельсон Лаковски предложил Ландо подвезти его, и тот согласился.

Жена Лаковски тоже была с ним, и в крошечной кабинке не осталось свободного места, но Ландо был рад посидеть один в кузове.

Нимб Ангела был великолепен. Он выгибался дугой от горизонта до горизонта как мост, созданный из света. Но даже его сияние затмевалось густым потоком метеоритов, мелькавших по небу чуть ли не каждую секунду и сыпавшихся на экваториальную зону, как смертоносный дождь. Ландо прислонился к свернутому тенту и залюбовался ночным небом.

Кажется, уже через несколько секунд Лаковски резко затормозил у правого борта «Медного гроша». Космический корабль казался черной кляксой на фоне неба. Вдали, над каким-то ангаром, светил сине-зеленый фонарик.

Ландо спрыгнул на землю, поблагодарил Лаковски и пошел к своему кораблю. Каким-то образом, без всяких усилий, он уже принял решение. Ему нравилась Венди, но эта идея экологической войны была еще совсем сырой, и все могло обернуться совсем по-другому. Так что ему придется ответить «нет».

Ландо прошел под коротким крылом, убедился, что парковочный трос был на месте, и направился к шлюзу. Он очень устал и не мог дождаться, когда окажется на своей койке. Ему нужен хороший сон, душ и плотный завтрак. Тогда, может быть, он будет рад видеть Венди.

Удар застал его врасплох. Он пришелся Ландо по виску и оказался очень болезненным. Ландо покачнулся, потянулся за пистолетом, но было уже поздно. Крепкие руки обхватили его корпус, лишив возможности двигаться.

Он увидел чью-то ногу и наступил на нее. В ответ последовал удар по лицу.

— Заберите у него пистолет, — сказал кто-то, и Ландо почувствовал, как пистолет выдернули у него из-за пояса.

Захват немного ослаб.

— Держите его, — голос был знакомым, но Ландо никак не мог его узнать. А потом можно было уже и не напрягаться, потому что Лоренцо Пэл вышел из темноты и встал перед ним. Чиновник не был так красив, как раньше. Он держался за левый бок, правая рука была на перевязи, голова забинтована. Глаза его казались черными от злости.

— Узнаешь меня?

— Конечно, — с трудом улыбнулся Ландо. — Узнаю дерьмо, когда его вижу.

Лоренцо Пэл нанес первый удар тыльной стороной руки. Потом последовали и другие, так много, что Ландо и сосчитать их не мог и уже находился в полубессознательном состоянии, когда армейский ботинок ударил его по голове. Тьма показалась приятной.

Глава десятая

Ландо очнулся в полнейшей темноте.

Он попытался открыть глаза, но обнаружил, что не может — ему показалось, что тьма поглотила его. Он вытянул руку в сторону и поморщился, когда наткнулся на дюрасталь. Боль из руки растеклась по всему телу.

— Пик, это ты?

Пик увидел слабый свет и напрягся, чтобы разглядеть хоть что-нибудь. Вокруг глаз все было липким, веки оказались чем-то плотно склеены. Пику удалось немного стереть это что-то, и правый глаз распахнулся. Венди виделась нечетко, но ее можно было узнать. Пик открыл и левый глаз. Венди говорила обеспокоенным голосом:

— Пик, перестань. Тебе надо отдохнуть. Дай себе возможность хоть немного поправиться.

Он проворчал что-то неразборчивое и сбросил ноги с кровати. «Грошик», драка, — он все вспомнил.

Боль прокатывалась волнами по телу. Ландо поискал, где у него не болит, и не нашел. Он собрал все силы, стиснул зубы и встал, опасно покачнувшись; Венди схватила его за руку.

— Перестань, Пик! Это безумие! Ложись в постель! Ландо подождал, пока пройдет головокружение, и прохрипел едва слышно:

— Не сейчас, детка. У меня просто голова болит.

Ему потребовалась целая вечность, чтобы добраться от каюты до ванной. Каждый шаг приносил новую боль. Казалось, что Пэл и его прихвостни отбили ему каждый квадратный дюйм тела.

Он ввалился в дверь и испугался, глянув в зеркало. Глаза — красные щели, почти невидимые под распухшими фиолетовыми синяками. Синяки были повсюду, кроме того, на виске виднелась аккуратно зашитая рана, а ссадин было столько, что он и считать не стал.

Венди удалось улыбнуться.

— Я не обнаружила ни сломанных костей, ни внутренних повреждений, хотя ты получил сильный удар по голове. Может быть, они решили, что ты умер.

Ландо кивнул и пожалел, что не умер на самом деле.

— Я и выгляжу так, словно уже умер.

Но он понимал, что все немного не так. Если бы Пэл хотел его убить, он бы непременно этого добился. Но Пэл всего лишь хотел, чтобы Ландо убрался с планеты, а драка — для того чтобы сравнять счет.

23
{"b":"7193","o":1}