ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осторожно, и с изрядной помощью со стороны Венди, Пик поплескал водой на лицо, почистил зубы и выполз в кают-компанию.

Венди ничего из его действий не одобрила, но воспрепятствовать была не в силах. После кофе, нескольких глотков фруктового сока и четырех таблеток обезболивающего Ландо почувствовал, что, может быть, и выживет.

— Они не повредили корабль? Венди помотала головой:

— Насколько я вижу — нет.

Ландо кивнул. Это подтверждало его подозрения. Пэлу надо было, чтобы он улетел. Если почтовые торпеды спровоцируют расследование, убийство только ухудшит положение корпорации.

Предложенный Вендином план вчера вечером казался глупостью, дикой затеей кучки религиозных фанатиков, но сегодня все было по-другому. Сегодня дело приняло личную окраску.

— Который час? — спросил Ландо, кашлянув.

— Почти полдень, — ответила Венди, глянув на наручный терминал.

— Хорошо. Собирай вещи. Мы вылетим через четыре часа.

— Нет, Пик, — покачала головой Венди. — Тебе нужно время, чтобы поправиться. Я не могу такое позволить.

— У нас нет выбора, — мягко, но настойчиво сказал Ландо. — Теперь в любую минуту они могут узнать, что случилось на мире Веллера. Кроме того, как только мы выйдем за пределы атмосферы, я включу компьютер и буду спать всю дорогу до Техно.

Венди не понравилась эта идея, но она понимала, что Ландо прав. Чем раньше он улетит, тем лучше. И она тоже, если уж на то пошло. Ей совсем не хотелось встречать Лоренцо Пэла. Пока — нет. Она встала.

— Хорошо. Если ты обещаешь не подниматься до моего возвращения.

Ландо улыбнулся и поморщился от боли.

— Слушаюсь, мэм доктор. Но вот еще что. Нам понадобится помощь. Трюк с рудовозом во второй раз не пройдет. Нам нужен человек, который знает экваториальную зону и не боится рискнуть.

Венди нахмурилась. Экваториальная зона была полосой земли десять-пятнадцать миль шириной, расположенной прямо под кольцом Ангела. Она занимала примерно триста тысяч квадратных миль поверхности и была крайне опасным местом. Каждый год около двухсот пятидесяти миллионов тонн обломков падало в эту зону, а отдельные куски имели размер от пули до наземного автомобиля. Корпы использовали огромные бронированные тракторы, чтобы собирать там металлические метеориты, и каждый год теряли один-два.

Венди хотела рассказать об этом Ландо но, взглянув на его опухшее лицо, передумала. Чем меньше разговоров, тем лучше. Она кивнула.

— Я знаю такого человека. Он все время ездит в экваториальную зону, и, поверь мне, это очень рискованно. Мне кажется, он в городе, но я не уверена.

— Хорошо, — ответил Ландо. — Привези его сюда. Да, и привези карты экваториальной зоны. Они нам понадобятся.

Венди потребовалось больше получаса, чтобы добежать до дома, побросать в рюкзак чистую одежду и разыскать отца.

Блопар Вендин, как обычно, был в механической мастерской, он менял привод роботу-огороднику номер два старейшины О'Брайена, а мысли унесли его в далекое прошлое. Солнце, проникавшее в мастерскую через большое окно на крыше, заливало его золотым светом.

Венди немного постояла, решив сохранить в памяти эту картину на случай, если никогда больше ее не увидит. Она выросла здесь, играла между машинами, задавала отцу бесконечные вопросы. Вид, запахи мастерской — это воспоминания о детстве.

Мастерская представляла собой большое, но почти хирургически чистое помещение, полное цепных подъемников, станков, запчастей и оборудования, ждавшего ремонта. Хотя отец Венди считал себя фермером и даже каждый год засеивал поля, он больше зарабатывал на починке машин других фермеров. Тех самых машин, которые перестанут существовать, если их план сработает.

Электрическая отвертка взвыла в руке Блопара Вендина. Тут он заметил дочь, рюкзак, висевший у нее на одном плече, и понял, что она собралась в путь. Вендин выключил отвертку, положил ее на верстак и обтер руки грязной ветошью.

— Он уже поправился настолько, что может взлететь? Венди пожала плечами:

— Нет вообще-то, но он очень хочет. Вендин кивнул:

— У меня такое чувство, что гражданин Пэл оказал нам вчера вечером неоценимую услугу. Когда Пик уходил от нас, у него на лице было написано «нет» аршинными буквами. Драка повлияла на его мнение.

Венди немного подумала и решила, что отец, пожалуй, прав. Она расстроилась — ей показалось, будто Пик вечно делает хорошие дела по плохим причинам.

— Да, — серьезно согласилась Венди. — Думаю, ты прав. Но хорошо, что он у нас есть. Если кто и может организовать перевозку, так это Пик. Кстати, он просил меня привести ему человека, который хорошо знает рельеф, особенно в экваториальной зоне.

Вендин нахмурился.

— В экваториальной зоне? Почему там? Это же очень опасно.

— Да, я знаю, — кивнула Венди. — Но он так сказал.

Блопар Вендин задумался.

— Хорошо, но пусть не рискует грузом попусту. Ты, наверное, подумала про Ларса?

— Да, и собиралась к нему зайти, если он в городе.

— В городе, — кивнул отец. — Я видел его вчера. Он про тебя спрашивал.

Венди скривила рот. Ларе Шмидт делал ей предложение дважды, и оба раза она отказала ему. Она не могла сказать «да», зная, что это приведет к стычке между Ларсом и Лоренцо Пэлом.

Было и еще кое-что. Это ли нужно ей — жизнь на окраинном мире? Ландо предложил поехать с ним — не только на Техно, но повсюду, куда он ни полетит. Ей хотелось ответить ему «да».

— Тебе может больше так не повезти, — сурово предостерег ее отец. — У Ларса хорошая голова на плечах.

Вендин тут же пожалел о сказанном. Он хотел извиниться, но было слишком поздно.

— А тебе следует заниматься своими делами, — резко ответила Венди. — За кого выходить замуж — это мое дело. Будь осторожен, отец. И берегись Лоренцо Пэла — он еще вернется.

Вендин наклонился, чтобы поцеловать дочь в щеку, в душе ругая себя, и посмотрел ей вслед, когда она выходила из мастерской. Часть его души ушла вместе с ней. Насчет Пэла она была права. Следующие месяцы будут очень трудными. Но для Церкви Свободного Выбора в трудностях не было ничего нового. Отвертка снова зажужжала в его руке.

Ларе Шмидт оказался как раз там, где Венди и ожидала его увидеть, — глубоко под зданием городской библиотеки он деловито вводил данные в терминал главного компьютера колонии. Корпы не знали об этом компьютере.

В ярко освещенной комнате стояло шесть терминалов, и все сейчас были заняты. Двое ученых кивнули Венди, когда она шла по центральному проходу, а остальные даже головы не подняли. Компьютерное время было дорого, и они боялись упустить каждую секунду. Один пользовался луковицеобразным шлемом, позволяющим передавать устные команды, не мешая остальным.

Большинство присутствующих были заняты работой с компьютерными моделями взаимодействия планеты с искусственно созданной экосистемой, ждавшей своего часа на Техно. Когда микроорганизмы окажутся в атмосфере, исправлять ошибки будет слишком поздно.

Шмидт был единственным исключением. Главный геолог колонии, он только что вернулся из экспедиции. Его изыскания касались не только экологического проекта, но и более общих проблем.

В обязанности Шмидта входили оценка запасов полезных ископаемых на их половине планеты, исследование многочисленных действующих вулканов и распространение этой информации в ученом сообществе. Понятно было, что на это ему не хватит жизни.

Высокий и грузный человек, он плотно заполнял кресло и нажимал на клавиши клавиатуры большими толстыми пальцами. Одет он был в поношенный кожаный комбинезон, рабочий пояс и стоптанные ботинки.

Геолог, без всякого сомнения, был красив, и Венди за десять футов ощущала его грубую силу. У него была аккуратная бородка и яркие зеленые глаза.

— Венди! Как я рад тебя видеть! — Глаза его сияли. — Я слышал, что случилось. Как ты сейчас?

В голосе Шмидта звучало искреннее беспокойство. Он знал, что сделал Пэл, и беспокоился о Венди. Не видно было ни следа отвращения или любопытства, которые проявляли некоторые мужчины. Венди почувствовала благодарность к Ларсу. Она улыбнулась.

24
{"b":"7193","o":1}