ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ландо поморщился. Две тысячи империалов — жуткая сумма, но придется ее заплатить. Он уже бывал на Марсе-Прим и знал, что с кораблями, оставленными без охраны, могут случиться и случаются самые неприятные вещи. У Счастливчика Лу есть что предложить — например, приличную охрану. Ландо включил переговорник:

— Мы принимаем ваши условия и остаемся.

— Прекрасно, — ответил голос. — Охрана осмотрит ваш корабль. Пожалуйста, откройте шлюз.

Венди посмотрела на Ландо, отстегивая ремни.

— Охрана? Зачем?

— Счастливчик Лу давно живет на этом свете, — ответил Ландо. — Некоторые говорят, что более сотни лет… И не только удача сохранила ему жизнь. Он очень осторожен. Что, если на корабле прилетели наемники, чтобы захватить его хозяйство?

— Такое может случиться? — в изумлении спросила Венди.

— Еще бы, — кивнул Ландо мрачно. — Случиться может все что угодно, да обычно и случается. Осторожность не повредит.

Следующие несколько часов оказались очень насыщенными. Явился отряд охранников, которые обыскали корабль от носа до кормы. Они работали очень тщательно, переговаривались односложным ворчанием и были увешаны оружием.

Как только охрана удалилась, Ландо и Венди сняли скафандры и приняли душ. Однако перед выходом из корабля им снова пришлось надеть скафандры. В ангаре поддерживалось нормальное давление, но всегда существовала опасность разгерметизации, так что все были обязаны носить космические костюмы. Для удобства молодые люди оставили щитки скафандров поднятыми.

Холодный воздух в ангаре пах озоном. Лампы светили ярче, и Ландо разглядел несколько роботов-ремонтников, полки с инструментами, мотки черного силового кабеля и столы с диагностическими компьютерами. Фирма Счастливчика Лу умеет чинить корабли, но за какие деньги?

Венди было трудно идти в условиях пониженной гравитации. Все было легко, так легко, что она то и дело подпрыгивала. Кроме того, ее скафандр был на размер больше и сейчас болтался вокруг нее, мешая двигаться.

Ландо, кажется, ничего не мешало. И, хотя лицо его ничего не выражало, Венди не могла отделаться от чувства, что он смеется за ее спиной.

Венди услышала жужжание и обернулась. Оказывается, все это время в ангаре находился киборг — он прятался в темноте под потолком и только сейчас решил обнаружить свое присутствие. Вышло очень театрально.

Венди видела немало киборгов и даже изучала их биомеханические системы жизнеобеспечения в медицинской школе, но ни разу не встречала ничего подобного. В отличие от Труна, который выбрал все же несколько человекоподобную внешность, этот киборг решил, что форма должна следовать за функцией.

Киборг состоял из двух частей. Первая напоминала ящик, плывущий на подушке сжатого воздуха, от ящика ввысь отходила телескопическая штанга, на которой висела, подобно спелому фрукту, вторая часть создания. Эта часть имела форму шара, снабженного четырьмя рабочими руками, каждая из которых могла управляться с целым набором различных инструментов.

Большинство глаз-видеокамер располагалось там, где они могли принести больше всего пользы — на концах рабочих рук, но два глаза были укреплены на стебельках, торчащих из верхней части металлического торса. Один глаз повернулся к Ландо, а второй разглядывал корабль.

— Ой-ой. И что мы имеем? Поврежденные репеллеры, дыра в главном двигателе и куча мелких поломок. Дайте я угадаю — кто-то сильно вас не любит!

— Угадал, — засмеялся Ландо.

Киборг сложился, проехал под крылом и осмотрел гидравлику левого борта.

— А здесь что? У вас и тут повреждение… Но оно не может давать такой крен.

Ландо оценил техническую подготовку создания — киборг хорошо разбирался в своем деле.

— Это специально подделанный крен. Иногда полезно, чтобы люди тебя недооценивали.

Киборг качнулся в знак согласия и продолжал исследовать корпус «Медного гроша». Весь осмотр занял почти час. За это время батарея диагностических компьютеров протестировала все управляющие и контролирующие системы корабля, а рой мини-роботов с видеокамерами забрался внутрь и зафиксировал все внутренние повреждения; киборг ездил туда-сюда, жужжа что-то себе под нос.

Наконец, справившись у главного компьютера, киборг подъехал к молодым людям, ожидавшим неподалеку. Обе главные видеокамеры повернулись к ним.

— Вам не понравится.

Ландо философски пожал плечами. Под скафандром этого не было видно.

— Что-то еще? Сколько это стоит? Киборг качнулся вправо.

— Починить гиперпривод, заменить вышедшие из строя репеллеры, залатать дыры и поправить мелкие поломки обойдется вам в две сотни и еще тридцать семь кусков. Половина вперед.

Венди встревожилась, да и Ландо поперхнулся. Это изрядная часть его прибыли.

— Хорошо. Мне нужен корабль в лучшем виде. Сколько времени потребуется?

Киборг взмахнул одной из своих рук.

— Два дня, может, меньше, если дела пойдут хорошо.

— Пусть будет два дня, — кивнул Ландо. — Я заверю денежный перевод, возьму зубную щетку, и мы можем идти.

Венди подняла брови:

— Идти? Зачем?

Ландо махнул рукой в сторону переборки:

— У Счастливчика Лу есть отель, но до него две мили. Стоимость проживания включена в счет. Нам не разрешат здесь остаться.

— Еще одна мера предосторожности? — спросила Венди, шагая за ним к кораблю.

— Конечно. Пусти сюда побольше людей, и они все тут захватят. Как я уже говорил, долгим веком Лу обязан не везению, а здравому смыслу.

Еще через полчаса пара вооруженных охранников проводила их до общего шлюза, вручила карту и проворчала: «До свидания».

Венди огляделась. Весь шлюз был исписан граффити. Ничего особо выдающегося заметно не было.

Ландо опустил щиток шлема и жестом показал, чтобы Венди сделала то же самое.

— Слышишь меня? — спросил он по радио.

— Слышу хорошо, — отвечала Венди. — Жалко, что костюм такой большой.

Ландо с сочувствием кивнул.

— Прости. «Грошик» не так велик, чтобы возить на нем скафандры всех размеров, — Контрабандист протянул ей один из двух бластеров, которые он взял из запасов на «Медном гроше». — Возьми-ка.

Венди не двинулась. Она все еще ощущала тяжесть бластера в руке, помнила запах паленых волос и вкус рвоты, поднимавшейся из желудка. Она поискала глаза Ландо за щитком скафандра.

— Нет, Пик. Больше не смогу. Ландо кивнул:

— Я понимаю. Но все равно возьми. Невооруженные люди привлекают неприятности.

С этим трудно было спорить. Венди взяла ружье и закинула его на плечо. Она будет носить проклятую штуковину, но стрелять — нет уж.

Люк открылся, и они вышли на замусоренную улицу. Было холодно, и Венди включила обогреватель. Со всех сторон их окружали темные металлические стены высотных зданий, в темноте мигали разноцветные огни, а десяток людей в скафандрах обернулись в их сторону. Венди не видела их лиц сквозь затемненные щитки-визоры, но решила, что им отчаянно скучно.

У одного из них на скафандре была какая-то реклама. Она приглашала «Пообедать у Сэма». Другой стоял рядом с полноразмерной голографической картинкой. Картинка изображала мужчину и женщину, которые занимались сексом. Мигали слова «Пойдем со мной».

Венди услышала голос Ландо в шлеме:

— Ну, вот. Ночная жизнь в Марсе-Прим. Впечатляющая картинка, а?

Венди не могла не согласиться. И впрямь впечатляющая. Объявления, рекламирующие тот или иной бар, кричащая безвкусица и полнейшее молчание, которое наступает, когда надеваешь скафандр.

— Такси? — послышался мужской голос, немного хриплый. Венди отшатнулась и почувствовала себя глупо. Любой человек в скафандре мог воспользоваться стандартной частотой переговоров.

Перед ними остановился ни на что не похожий экипаж — просто открытая всем ветрам платформа на колесах, оборудованная рудиментарными сиденьями.

Единственным намеком на безопасность служила высокая клетка с установленными наверху энергетическими пушками. У машины было четыре фары, и все заклеены, чтобы уменьшить поток испускаемого света.

32
{"b":"7193","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Право рода
Это слово – Убийство
Дети мои
Гимназия неблагородных девиц
Ловец
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
Прошедшая вечность
Вы ничего не знаете о мужчинах