ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шлюз мог вместить корабль, значительно превосходящий «Венди» по размерам, и для такой планеты, как Джетро, являл собой большую роскошь. Но, как знал Ландо из предыдущего опыта, портовые сборы с лихвой возмещали расходы на постройку.

На «экваторе» робо-лоцмана загорелась надпись «Ждите», и контрабандист повиновался. Взгляд в кормовой монитор показал, что створки дверей закрываются.

Прошло несколько минут, ядовитые газы были удалены из шлюза, и компрессоры закачали воздух, пригодный для дыхания. Робо-лоцман опять зажег надпись «Следуйте за мной», раздвинулись внутренние двери, и Ландо легко повел кораблик в ангар.

В большом, хорошо освещенном ангаре, заполненном кораблями на три четверти, кипела жизнь. Люди, роботы-подсобники, автоматические механизмы сновали туда-сюда по заляпанному смазкой полу — приезжали, уезжали и просто крутились на месте.

Несколько человек, в основном пилоты, обернулись, провожая взглядами быстроходный корабль. «Грошик» всегда вызывал несколько иную реакцию. Ландо улыбнулся. Приятно, когда у тебя есть то, чего нет у других.

Он оглядел другие корабли. Тут стояли потрепанные бесконечными входами в атмосферу челноки, неуклюжие грузовики, списанные военные суда, старые буксиры. Виднелась и парочка яхт — собственность преуспевающих контрабандистов, а может быть, каких-то богачей, прилетевших за развлечениями.

Пока лоцман вел его на площадку в отдалении, Ландо искал корабль отца. Его не было видно. Молодой человек нахмурился. Странно — где же «Квини»? Отец редко покидал Интро без нее. Ландо пожал плечами — ответ на этот вопрос он скоро услышит.

Толчок при посадке был едва заметен. Ландо выключал системы корабля, а робо-лоцман выдал надпись «Желаю всего наилучшего» и улетел по другим делам.

Ландо быстро принял душ, надел чистый костюм и в отменном настроении покинул корабль. Хорошо будет опять увидеть отца, а еще лучите — показать свой новый корабль, убедительное доказательство его успеха. Молодой человек пружинистым шагом направился через ангар к огромной надписи «Форбова Берлога» со стрелкой, указывающей на двойные двери. Он насвистывал на ходу и кивал встречным, радуясь жизни.

За пределами ангара размещался тускло освещенный мир — круглый по форме, как купол, под которым он расположился, довольно четко разделенный на несколько районов. Тут были заведения, которые удовлетворяли самые насущные потребности тела — в еде, сне и сексе, — а также были такие, что предлагали большой выбор прочих продуктов и услуг, включая клиники для киборгов, бутики оружия, хирургические центры и мйогое другое.

Главный проход заполняла толпа людей, инопланетян, роботов-разносчиков, нищих, карманников, шлюх. В зависимости от ситуации Ландо то кивал, то качал головой, то обходил их стороной. Он помнил, как еще в детстве шел по этому же проходу, в изумлении глазея на здешнюю жизнь, спотыкаясь о собственные ноги, пытаясь охватить все одним взглядом.

Тогда, как и теперь, отец считал бар «Приют контрабандиста» своей неофициальной штаб-квартирой. Впереди Ландо увидел знакомую вывеску — голубую голограмму, висевшую над толпой и бросавшую отсвет на плававший вокруг дым. Ландо улыбнулся.

Входная дверь представляла собой просто занавеску из цепочек. Он раздвинул занавеску, и цепочки забрякали. Бар был наполовину пуст, а многих сидевших в зале Ландо знал еще с детства как друзей и приятелей отца.

Ландо увидел Трига Хольмана, бывшего когда-то пилотом, а теперь — наркомана, пристрастившегося к стимуляторам, Лизу Санто, грузового агента и хорошего друга, Бидо Балазара, подлого как черт, и страшного, как два черта, и многих других. Поднялся шум:

— Эй! Гляньте, кто явился! Это же Пик Ландо!

— Пик! Ты где взял такой кораблик? Тебе, наверное, какой-нибудь сутенер оставил его в наследство?

— Эй, Пико! Где десятка, которую ты мне должен? Бармен, наливай! Пик платит за всех!

Ландо бросил на стойку билет в сто кредитов, пожалев, что расстается с деньгами, но кивнул бармену. Раздался одобрительный рев, и хромированный робот-бармен начал разливать спиртное.

А молодой человек прошел к угловому столику, тому самому, за которым отец совершил сотню сделок и где он сам в детстве дожидался окончания бесконечных взрослых разговоров. Там отец и сидел — немного постаревший, поседевший, но, в общем, все такой же.

Зак Ландо ростом был немного пониже сына, но сложен, как кирпичная стена, и такой же крепкий. Возраст обошелся с ним милосердно. Седина посеребрила волосы, морщины прибавили лицу выразительности, а зубы сияли белизной, что и показала улыбка. Он встал и шагнул вперед.

Мужчины обнялись. Зак положил руки на плечи Ландо.

— Ну-ка, дай посмотреть на тебя, сынок. Черт, ты хорошо выглядишь! Садись, я куплю тебе пива.

— Хорошо, — усмехнулся Ландо. — А то я выложил на стойку последнюю сотню.

Зак рассмеялся и хлопнул сына по плечу.

— Немного поиздержался, а? Ну, ничего. У твоего старика есть деньжата. Но твой корабль? «Иглы» по дешевке не продаются.

Ландо кивнул.

— Еще бы. За «Венди» я продал «Грошик» и отдал все, что у меня было.

Зак понимающе кивнул:

— Представляю. Я знаю, сколько мог стоить «Медный грош», и ты должен был провернуть неплохое дельце, чтобы доплатить.

Ландо почувствовал прилив гордости. В устах отца это был почти комплимент, но молодой человек постарался не показать своих чувств. Он пожал плечами:

— У меня были очень странные клиенты, с которыми я потерял столько же, сколько заработал.

Зак поднял бровь.

— Чувствую, тебе есть, что рассказать. Ну, вот и пиво. Промочи горло и начинай.

Так Ландо и сделал, начав с Хай-Хо и закончив боем в экваториальной зоне Ангела.

— Итак, — подвел итог отец, — ты получил деньги, продал «Грошик» и купил «Иглу», — он одобрительно качнул головой. — Скорость — лучший друг контрабандиста. Забудь все эти навороченные пушки и кожаную обивку. Твою задницу спасет только скорость.

Ландо слышал это тысячу раз, но кивнул.

— Да, папа, и нет ничего быстрее «Нистер-Иглы». Зак отхлебнул пива и привалился к спинке стула.

— Значит, у тебя теперь есть быстроходный корабль, но нет денег.

Ландо кивнул.

— Примерно так. Я решил заскочить проведать тебя, и узнать, не найдется ли груза.

Зак задумался.

— Знаешь, сынок, так выходит, что я сейчас проворачиваю очень крупное дело, и мне не помешает помощь. Интересуешься?

Ландо нахмурился.

— Отец, мне не нужны подачки. Спасибо, не надо, благодарю.

Зак рассмеялся:

— Подачки? Я что-нибудь говорил о подачках? Кто тебя таким тупым воспитал?

— Уж точно не мама, — улыбнулся Ландо. Зак, вспомнив о жене, перестал улыбаться.

— Да, конечно, не она. Ну, слушай. Мне нужна помощь, и лучше я возьму тебя, чем какого-нибудь наемного стрелка.

— Стрелка? Зачем? А как же «Скорость — лучший друг контрабандиста», и все такое?

— Из каждого правила есть исключения, — пожал плечами Зак. — Это особое дело. Скорость в нем мало значит. Я не ожидаю трудностей, но не доверяю людям, с которыми имею дело, и хорошо бы иметь поддержку.

Ландо отхлебнул пива. В груди у него образовалась пустота В контрабандном деле существует два способа заработать. Можно сильно рискнуть и получить большие деньги, или при меньшем риске получить меньше. Второй способ обычно лучше. Так проживешь дольше и в конечном счете заработаешь больше. Зак это знал. Черт, он и сына этому научил, но сейчас нарушал собственное правило. Почему?

Ландо посмотрел отцу в глаза.

— Папа, это совсем на тебя не похоже. Это идет вразрез с тем, чему ты меня научил. Почему?

Зак Ландо открыл рот, хотел что-то сказать, но передумал. Он рассмеялся.

— Знаешь что? Я собирался сказать полную глупость. Что-нибудь в духе «кто ты такой, чтобы задавать мне вопросы?».

Это и впрямь глупо, я ведь сам тебя учил в первую очередь выяснять мотивы, которые движут людьми. Видишь ли, дело в том, что я сейчас рискую больше, чем обычно.

45
{"b":"7193","o":1}