ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не вставай! Что это ты с собой сотворил?

Дядя Сид неловко обнял Венди и поцеловал ее в щеку.

— Что я сделал? И ты еще называешь себя доктором? Ты что, ни разу не видела сломанную ногу? Ну да ладно. Дай я на тебя посмотрю.

Он принялся оглядывать Венди. У нее были короткие черные волосы, большие сияющие карие глаза, прямой изящный нос и пухлые алые губы. Они изогнулись в улыбке.

— Ну?

— Бесподобно, — совершенно серьезно ответил дядя Сид. — Просто бесподобно. Страшное искушение для любого мужчины.

— Неужели? — легкомысленно спросила Венди. — Тогда почему же я до сих пор не замужем?

— Очень хороший вопрос, — строго заметила тетя Маргарет. — Ты знаешь, что мы переписываемся с твоим отцом, и он сообщил нам, что несколько молодых людей делали тебе предложение, и все получили отказ.

— Отец преувеличивает, и вообще, это не его дело, — упрямо отвечала Венди. — Ну, дядя Сид, так что же случилось с твоей ногой?

Следующую пару часов Венди слушала рассказ про упаковочный ящик, который упал на ногу дяде Силу, о том, с какой жесткой конкуренцией им приходится сталкиваться в бизнесе, и о том, что дела идут еще хуже из-за ненависти людей к их Церкви.

Эта ненависть зародилась сотни лет назад, когда небольшая группа людей заявила, что они выбрали, по их словам, «жизнь, основанную на свободном выборе и направляемую голосом в душе».

В отличие от большинства религиозных групп, у них не было ни священников, ни иерархов, ни письменного устава, ни обязательных для всех правил. Просто приверженцы разделяли одни и те же убеждения, в том числе — что жизнь должна быть простой, производительной и в ней не должно быть места насилию.

Чтобы вести подобный образ жизни, они сторонились городов, строили дома в деревнях и делали все возможное, чтобы избегать конфликтов.

Но города все время росли, с каждым годом захватывая все больше фермерских земель, поката жизнь, которой пытались избежать приверженцы Церкви, не окружала их со всех сторон и не врывалась в их дома.

Жадные застройщики называли их «ретроградами», другие религии высмеивали их независимый от Бога путь, а правительства планет использовали их налоги, чтобы развязывать войны.

И приверженцы Церкви Свободного Выбора переезжали из города в деревню, с одной планеты на другую, но повсюду было то же самое. Не важно, насколько уединенно они жили, не важно, куда они ехали, — приходили другие и устанавливали свои порядки. Будучи не в силах жить в подобных условиях, члены Церкви были вынуждены покидать свои дома, часто продавая фермы и имущество за гроши, а то и теряя их совсем. Такое происходило снова и снова.

Пытаясь решить эту проблему, они созвали огромное собрание. Представители прибыли с дюжины планет; дебаты продолжались не один день. Наконец, когда заслушали всех, было принято решение: надо купить свой мир, планету, где приверженцы Церкви могли бы жить, как считают нужным, и наслаждаться плодами своих трудов.

План был отчаянный, но гораздо более реалистичный, чем могло показаться, так как имперские корабли-исследователи каждый год открывали пару планет, пригодных для обитания, и большинство из них предлагались на продажу или для колонизации.

Итак, собрали группу ученых и нашли деньги. Прошло немало лет, много планет было рассмотрено, но ни одну так и не купили. Некоторые были слишком холодные, некоторые — слишком жаркие, но большинство из них просто слишком дорого стоили. Наиболее привлекательные планеты, те, которые в перспективе можно было превратить в курорты, мегакорпорации выкупали на аукционах за бешеные деньги.

В конце концов, в результате, если можно так сказать, массового компромисса, купили половину планеты. Планета была в большей части неплодородна, и приверженцам Церкви приходилось делить ее с горнопромышленной корпорацией, но кое-что — лучше, чем ничего.

Планету назвали Ангел, и Венди прожила на ней всю свою жизнь, не считая времени учебы в медицинской школе.

Так что Венди было понятно, о чем говорили ее дядя и тетя. Рассказы о лицензиях на импорт, которые переходили к представителям более охотно принимаемых концессий, списки потерянных сделок, потому что дядя и тетя отказывались иметь дело с торговцами оружием, и постоянные попытки мегакорпораций выжить их с рынка.

Со своей стороны дядя и тетя горели желанием узнать о том, как идут дела на Ангеле, потому что давно мечтали продать свое дело и уйти на пенсию. Сколько земли уже расчистили? Какие злаки лучше растут? Мешает ли им горнодобывающая компания? Тетя и дядя расспрашивали Венди до тех пор, пока солнце не село за горы и темнота не захватила пустыню.

И тогда, за чудным вегетарианским обедом, приготовленным тетей Маргарет, разговор коснулся цели приезда Венди.

Отпив глоток вина, дядя Сид подержал его во рту, смакуя, и лишь затем позволил напитку скользнуть в горло.

— Ну, хватит глупых вопросов. Теперь о том, зачем ты приехала на Хай-Хо.

Венди улыбнулась:

— Не тяни…Узнал?

Дядя выразительно кивнул:

— Чтобы разузнать то, о чем просили старейшины, ушло почти три месяца и очень много денег, но — да, на мире Веллера тебя ждет десять тонн концентрата.

Венди поставила свой стакан на стол и захлопала в ладоши.

— Ура! С удобрением все пойдет по-другому! К следующему году мы сможем сами обеспечивать себя!

Дядя Сид протянул руку.

— Ты ничего не забыла? Мир Веллера далеко от Ангела. Кроме того, судя по тому, что писал твой отец, компания может попытаться помешать вам. Что ты собираешься предпринять?

Венди откусила хлеба и принялась задумчиво жевать.

— Мы подумали об этом. Я найму грузовой корабль.

— Только не обычный, ни в коем случае, — возразила тетя Маргарет. — Это будет очень дорого. Они запросят двойную цену за такой маленький груз.

— Если вообще согласятся, — прибавил дядя Сид. — Ангел расположен в стороне от основных маршрутов, и вряд ли у грузовика будет возможность взять попутный груз на обратном пути.

Венди пожала плечами:

— Хорошо, найму контрабандиста. Если все пойдет по плану, нам все равно понадобится контрабандист.

Муж и жена посмотрели друг на друга. В словах Венди была правда. Рано или поздно, нравится им это или нет, а к контрабандистам идти придется. Дядя Сид кивнул.

— Хорошо. Но надо выбирать осторожно. Большинство контрабандистов мало чем отличаются от уголовников.

— Джонатан Трун может нам помочь, — сказала тетя Маргарет.

— Да, — согласился дядя Сид, махнув вилкой в сторону Венди. — Джонатан — наш транспортный агент. Я свяжусь с ним утром. Если кто-то и может связать тебя с надежным контрабандистом, так это Джонатан.

— Если вообще бывают надежные контрабандисты, — с сомнением заметила тетя Маргарет. — Большинство из них перевозят оружие и наркотики.

Венди улыбнулась.

— Неисповедимы пути Господни.

Глава третья

Женщина вскрикнула, когда мужчина, одетый в черную кожу, ударил ее плеткой по обнаженной спине. Венди знала, что это голограмма, да и с женщиной все было в порядке, но в душе у нее все сжалось. Она ничего не имела против эротики или порнографии, если уж на то пошло, но не могла видеть, как жестокость используется в качестве эротического стимулятора.

Венди огляделась. Никто больше не смотрел голографическое кино. Оно шло фоном обычной жизни бара. Шум стоял такой, что почти заглушал крики голографической женщины.

Бар был битком набит, в основном космонавтами; много было народу с эсминца, прилетевшего сегодня. Они передвигались туда-сюда — живой ковер с узором из комбинезонов, униформ разных типов и пуленепробиваемой одежды. Венди увидела совсем мало инопланетян и решила, что они проводят большую часть времени в другом, более космополитическом окружении.

В воздухе висело столько дыма, что у Венди заболело горло. Ей совсем не нравился ни шум, ни кислый запах алкоголя, ни ощущение спрессованных вокруг нее тел.

5
{"b":"7193","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Темная комната
Отдел продаж по захвату рынка
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Окаянный
Ты есть у меня
Принца нет, я за него!
Заветный ковчег Гумилева
Кто не спрятался. История одной компании
Популярность. Как найти счастье и добиться успеха в мире, одержимом статусом
Вторая жизнь Уве