ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ландо поднял бровь, пытаясь убедиться, не шутит ли она, и рассмеялся.

— Удобрение? С мира Веллера? На Ангел? Да вы, наверное, шутите!

Венди пришла в раздражение. Что тут смешного?Она нахмурилась.

— Я люблю посмеяться, гражданин Ландо… Но не вижу ничего смешного в том, что сказала.

Ландо пожал плечами, пытаясь согнать улыбку с лица.

— Простите, Венди. Я не хотел вас обидеть. Ваш заказ для меня — полная неожиданность, вот и все. Первый раз меня просят провезти контрабандой удобрения. Драгоценные металлы, человеческие имплантанты, электроника — да, но удобрения!

Венди немного успокоилась и отхлебнула чаю. Если посмотреть на дело с точки зрения Ландо, это действительно смешно. Она улыбнулась.

— Я вас понимаю. Но ваши слова как раз подходят к нашей ситуации. На Ангеле удобрения и в самом деле ценятся на вес золота, по крайней мере, для нас, и поэтому нам нужна ваша помощь.

Ландо выглядел озадаченным.

— Если удобрение для вас на вес золота, значит, Ангел — просто сплошной камень?

Венди мрачно улыбнулась.

— Ангел не настолько плох… но в целом все верно. Примерно сто тысяч лет назад Ангел был самой обычной планетой земного типа, похожей на Хай-Хо, только более сырой. Потом появился железоникелевый астероид, столкнулся с планетой и улетел в космос. Наши ученые говорят, что астероид имел около пятидесяти миль в поперечнике и весил примерно пару квадриллионов тонн, а скорость его в момент удара достигала тридцати миль в секунду. Отметина вдоль экватора Ангела видна до сих пор: двести миль шириной и почти тысячу — длиной. Можно и не упоминать о том, что столкновение вызвало выброс в атмосферу чудовищной массы вещества, достаточной для того, чтобы катастрофически сократить количество солнечного света, попадающего на поверхность, погубить большую часть растительности и животных, которые ею питались. Одновременно столкновение спровоцировало массовые извержения вулканов, отчего пыли и дыма в атмосфере стало еще больше, не говоря уже о реках расплавленной лавы. — Венди отложила вилку. — К тому времени как все закончилось, мало что осталось от живой природы.

Ландо попытался представить, на что это похоже — когда астероид ударяет планету, отскакивает и исчезает в космосе. Картина выходила столь ужасающе необъятной, что ему это не совсем удалось.

— На что же Ангел похож теперь?

Глаза Венди засияли.

— Он прекрасен, может быть, не совсем обычен, но тем не менее — прекрасен. След столкновения заполнился сначала лавой, потом водой. Из космоса он похож на длинный узкий канал. Мы называем его Перст Божий, потому что только Бог знал, где коснуться нашей планеты. В канале нет жизни из-за серных выбросов со дна, но там очень красиво. Вода всегда теплая, а пляжи усыпаны черным песком… — Венди помолчала, словно припоминая что-то давно минувшее. — Я должна сказать также, что в океанах, покрывающих примерно восемьдесят процентов поверхности Ангела, существует примитивная растительность. Она, а также те наземные растения, что уцелели после катастрофы, и обеспечивают нас кислородом. Наши вулканы выдают достаточно углекислого газа для поддержания баланса в биосфере. Континенты имеют резкие очертания, крайне гористый рельеф и в основном пустынны. Вдоль горных гряд сохранилось немного почвы, как правило, на склонах, потому что дожди и ветер большую часть ее смывают вниз. Там мы и живем — в долинах или на небольших плато. — Венди отодвинула тарелку и отхлебнула еще чаю. — Наша почва, где она есть, обычно суха и неплодородна. Мы хотим завести земные растения, но для этого требуются химические удобрения и бактерии.

— Что возвращает нас к удобрениям, — задумчиво произнес Ландо. — Они нужны вам, чтобы выращивать растения. Так в чем проблема? С каких это пор удобрения подпадают под определение товара, вывоз и ввоз которого регулируется специальными правилами? И зачем надо нанимать меня? Простой грузовик обойдется намного дешевле.

Трун кашлянул. Ландо заметил, что его салат стоит нетронутый.

— Во-первых, вы должны знать, что поселенцы владеют всего половиной планеты. Вторая половина принадлежит корпорации «Мега-Металлы».

— Правильно, — вставила Венди. — Старейшины не смогли купить целую планету. Так что, когда продавался Ангел, они купили половину, надеясь собрать деньги на вторую половину раньше, чем объявится покупатель.

Трун пожал плечами:

— Но время шло, колонисты не могли набрать денег, и «Mera-Металлы» купили вторую половину. На Ангеле богатые запасы железа и никеля, к тому же метеориты, попадающие на поверхность, — тоже металл, поэтому планета очень привлекательна для горной добычи.

— Не для всякой добычи, — с негодованием воскликнула Венди, — а для добычи открытым способом, после которой поверхность выглядит как кожа, изъеденная язвами.

— Да, — спокойно согласился Трун. — И поскольку эти шахты очень выгодны… компания предложила выкупить у колонистов их половину планеты…

— Мы отвергли это предложение, — горячо воскликнула Венди. — Это наша земля, и мы хотим на ней жить.

— …если их не выгонят, — все тем же ровным голосом продолжал Трун. — В каковом случае «Мега-Металлы» смогут купить часть планеты по минимальной цене. А император вполне может обеспечить корпорацию государственной поддержкой. Так что «Мега-Металлам» по силам здорово испортить жизнь колонистам. Например, установить сверхвысокие пошлины на удобрения, которые нужны, чтобы перейти на самообеспечение. Компания заявляет, что пошлины — «просто компенсация за защиту планеты и управление ею», но это фикция. «Мега-Металлы» не занимаются на планете ничем, кроме того, что так или иначе должны делать для себя.

— И вот еще что, — вставила Венди, указывая на булавку у себя на куртке. — Вы слышали о Церкви Свободного Выбора?

Ландо вспомнил, где он видел брошь Венди. Это был символ, используемый Избранными, подобный христианскому кресту или звезде Давида.

Как и некоторые другие альтернативные религиозные группы, Избранных часто показывали по видео, постепенно создав им репутацию тихих, но непримиримых фанатиков.

На Интро, родной планете Ландо, Избранные отказались платить ту часть налогов, которая шла министерству обороны, и в результате многие из них попали в тюрьму.

Отец Ландо охарактеризовал происшедшее как «полную дурость», и Ландо склонен был с ним согласиться. Покуда существовала опасность пиратских рейдов и войны с негуманоидами Иль-Ронна, вооружение было необходимым злом.

Но, как большинство контрабандистов, Ландо был убежденным противником авторитаризма и вообще не очень любил государство. Какими бы странными ни были Избранные, Ландо решил, что сочувствует скорее им, а не корпорации. Он улыбнулся.

— Да, конечно. Ваша Церковь в последнее время стала весьма популярна.

Смех Венди приятно его удивил.

— Ну да, сколько угодно популярности. Особенно когда кто-нибудь из наших членов отказывается платить налоги. Можете представить, какого рода слушания проведет имперский суд на Терре. Заголовки в газетах типа: «Избранные не хотят платить налоги, но требуют справедливости».

Наступило молчание. Ландо глотнул кофе.

— Да, кажется, я теперь имею представление. Но вы не упомянули о самом важном.

— О чем? — невинно спросила Венди.

— О деньгах, — ровным голосом произнес Трун. — Пик хотел бы знать, как вы собираетесь ему платить.

— Ах, это, — сказала Венди таким тоном, словно деньги были не более чем мелкой подробностью. — Ну, наша наличность несколько ограниченна, но мы подумали — может быть, вы согласитесь на обмен?

Ландо мысленно застонал. Что у этих Избранных может быть такого, что бы ему пригодилось? Он попытался принять заинтересованный вид:

— Да? И что вы предлагаете?

Венди порылась во внутреннем кармане и достала голо-графический кубик.

— Вот что мы имели в виду, — сказала она, протягивая кубик Ландо. — Не сам кубик, конечно, а то, что он изображает.

7
{"b":"7193","o":1}