ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поэтому сейчас Тиб и Мак-Кейд вместе шли вслед за солдатами Песчаной Гвардии, которые расчищали для них дорогу в толпе.

— Ну, Сэм, одно испытание кончилось и начинается новое! — со вздохом сказал Тиб.

— Что верно, то верно, — согласился Мак-Кейд. — Хотелось бы, чтобы в следующем испытании было больше шансов на успех. Искать Фиал Слез — все равно что искать песчинку посреди пустыни.

От этих слов Тиб отмахнулся кончиком хвоста.

— Не позволяй сомнению овладеть тобой, брат мой! — возразил он. — Не я ли говорил, что ты никогда не пройдешь испытания, но гляди — ты носишь красную мантию, и народ почитает тебя, как если бы ты был одной с ним крови. Свершилось одно чудо, может свершиться и другое!

— Надеюсь! — сказал охотник со вздохом сомнения. — Честно, я очень надеюсь на это.

У него были все основания для беспокойства. Чтобы найти священную реликвию, Мак-Кейду дали только один месяц, и если он не добьется успеха, консерваторы склонят общественное мнение на свою сторону и объявят войну Империи людей. Дай Бог, чтобы за это время Империя хоть как-то сумела подготовиться.

Круто повернув направо, они вышли в коридор, где было очень много народу. Военные Песчаной Гвардии, чиновники и многорукие обслуживающие роботы буквально переполняли его. Все, кроме старших офицеров, спешили освободить им дорогу, но и они почтительно кланялись, завороженно глядя на Илвика, принадлежащего к иной цивилизации.

Множество знакомых запахов коснулось носа Мак-Кейда, когда они подошли к ангарам космопорта, расположенным глубоко под поверхностью планеты. Здесь пахло горячим металлом, от паров высокооктанового топлива щипало глаза, а от озона першило в горле.

Тяжелые двери во взрывобезопасном исполнении разошлись при их приближении, за ними стоял аэромобиль. Он был овальной формы с двумя рядами сидений. Мак-Кейд и Тиб сели в него, солдаты вскочили на подножки, и машина поднялась в воздух. Через секунду она набрала скорость и понеслась в дальний конец ангара.

Ангар был огромным. Сверху донесся глубокий раскатистый гул, и массивные перекрытия скользнули в сторону, открывая фиолетовое небо. В небе появился черный клин, его навигационные огни часто пульсировали, пока он снижался к ангару. Клин тенью скользнул в ангар, и вскоре грохот створок перекрытий ангара был заглушен пронзительным визгом корабельных вспомогательных двигателей — репеллеров. Корабль встал на консоли, во все стороны полетела пыль, а роботы уже спешили к нему, чтобы произвести дозаправку.

Несколько дальше пятерка перехватчиков уходила в тренировочный полет. Машины словно всплывали на своих репеллерах, пока не оказывались вне пределов ангара и не получали возможность запустить основные двигатели. Включив их, они мгновенно исчезли, превратившись в маленькие точки на конце белых инверсионных следов, устремленных в черноту космоса.

А аэромобиль тем временем летел вдоль ремонтной зоны. Корабли, военные и гражданские, стояли здесь ряд за рядом, каждый в своей стадии ремонта или технического обслуживания. Рабочие и роботы суетились вокруг них подобно жрецам у алтарей, посвященных богу космоса.

И еще здесь повсеместно взлетали, садились и летели по своим различным делам небольшие суда и суденышки. Что это было за зрелище! Сэм так увлекся, что не заметил, как аэромобиль приземлился рядом с одним из таких кораблей.

И не с каким-нибудь, а с его собственным! Выйдя из аэромобиля, Мак-Кейд критически оглядел корпус корабля. «Пегас» стоял там же, где он его оставил, но выглядел он гораздо лучше. Свет блестел на новом теплоотражательном покрытии, исчезли все мелкие вмятины и царапины.

— Мы взяли на себя смелость сделать небольшой ремонт на твоем корабле, — сказал Тиб, — и у тебя нет поводов для беспокойства. Хотя мы не занимаемся обслуживанием кораблей людей, но время от времени мы захватываем их, поэтому наши специалисты теперь прекрасно разбираются в вашей технике.

— Да, работа действительно смотрится прекрасно, — дипломатично сказал Мак-Кейд, — но счет за нее прошу направить принцу Александру.

— И не подумаю! — решительно ответил Тиб. — Став Илвиком, ты получил достаточно круглую сумму на текущие расходы плюс жалованье в сто тысяч рангов в год.

— На самом деле? — спросил охотник, повеселев от мысли о дополнительном доходе. — Ну, тогда будем надеяться, что моей жизни хватит, чтобы истратить такие деньги.

Согласно принятому у людей обычаю, Тиб протянул руку, и Мак-Кейд заключил ее в свою. Рукопожатие ильроннианца было крепким, а рука сухой и костистой. Он сказал:

— Удачи, Сэм!

— И тебе того же, брат мой!

Мак-Кейд поразился искренности, с которой он это произнес.

Взбежав по ступенькам приставного трапа, охотник уже собрался войти в корабль, когда Тиб окликнул его:

— Сэм!

— Да?

— Я там оставил тебе кое-какие подарки. Надеюсь, они тебе пригодятся.

Мак-Кейд кивнул:

— Конечно! Попрощайся за меня с Нимом!

И с этими словами он шагнул в люк «Пегаса».

Было приятно снова оказаться на своем корабле, хотя бы потому, что можно скинуть костюм с охлаждением и насладиться услугами кондиционера.

Раздевшись догола, Сэм шагнул в душевую кабину, принял душ и обсох под струей теплого воздуха. Чувствуя себя гораздо лучше, он направился в рубку, добавив к своему «костюму» только хорошую сигару.

Напевая что-то вполголоса и попыхивая сигарой, Мак-Кейд вошел в рубку и остановился как вкопанный.

Ним и Реба подняли головы от Регламента предполетной подготовки и улыбнулись.

Первой заговорила Реба:

— Добро пожаловать на борт, капитан! Что, на сегодня предписана именно такая форма одежды?

13

«Пегас» мчался к пределам Империи людей, а Мак-Кейд ходил из угла в угол маленькой кают-компании и думал о «подарках» Тиба. Реба и Ним. Красавица и чудовище.

Во многих приграничных мирах Нима застрелили бы лишь при одном взгляде на него. Во всех пограничных мирах люди не любили ильроннианцев, особенно на таких планетах, как Арно, населенной сектой фундаменталистов. Они бы увидели в Ниме сущего дьявола во плоти и либо открыли бы огонь по нему, либо с воплями устремились в свои храмы. И то, и другое создаст дополнительные проблемы, поэтому Ниму придется все время оставаться на борту.

С другой стороны, Ним мог потребовать содействия от любого ильроннианского военного корабля, встретившегося на их пути, и, если они действительно найдут Фиал, он сам сможет вернуть его на родную планету — Сэм охотно обойдется без такой поездки.

Даже если все это и так, Мак-Кейд вряд ли удивился бы, узнав, что Тиб втайне надеется, что Ним никогда не вернется, и он таким образом навсегда избавится от психа.

Реба же имела несомненные достоинства — во всяком случае, так это выглядело. Она была квалифицированным пилотом, довольно хорошим врачом, да и собой весьма недурна. Все эти качества вполне могли пригодиться.

К тому же она клялась, что навсегда оставила пиратство, что она в неоплатном долгу перед Мак-Кейдом и ничто не доставит ей большего удовольствия, чем участие в поисках Фиала Слез. Ладно, время покажет.

Впрочем, ее верность клятвам не очень беспокоила Мак-Кейда, лишь бы она обеспечила то, в чем он нуждался более всего — возможность попасть на планету под названием Скала.

Мак-Кейд заказал в автоматическом баре порцию виски с Земли и закурил сигару.

В кают-компанию вошел Ним и, вежливо кивнув, уселся перед голографической игровой приставкой. Он надел наушники и внимательно уставился в емкость стереоэкрана. Очевидно, очередная игра-загадка «Угадай, кто преступник». Ильроннианцы обожали их.

Мак-Кейд заставил себя вернуться к проблеме под названием «Скала». Когда-то, еще во времена Конфедерации, на этой планете кипела жизнь. Густые джунгли окрашивали планету в зеленый цвет, горы устремлялись в небо, и реки текли в моря, богатые жизнью.

Теперь это все исчезло, уничтоженное термоядерными взрывами с целью расчистки поверхности планеты.

19
{"b":"7194","o":1}