ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Реба выключила репеллеры, и сразу же ожил экран передатчика. Человек, который появился на нем, подходил под категорию людей с лишь с очень большой натяжкой. Его голова каким-то холмиком возвышалась между плечами. Это впечатление подчеркивали густые космы, которые покрывали ее всю; они почти совсем скрывали лицо и торчали даже из ушей. Он заговорил, и небольшие глазки заморгали в такт его словам.

— Стоянка вашей красотки здесь обойдется вам в тысячу кредитов!

Реба нахмурилась.

— Тысяча кредитов! Да за такие деньги целуй меня в задницу! Сто, и ни пенсом больше!

Мужчина зло ухмыльнулся.

— Твоя задница не стоит тысячи кредитов. Даже здесь. Девятьсот!

Реба сделала грубый жест.

— Двести! — уступила она.

Человек, засмеявшись, продемонстрировал желтые зубы.

— Семьсот!

— Триста!

— Шестьсот!

— Четыреста!

— Ладно, ладно! Пятьсот кредитов. Но бесплатной выпивки не жди!

После этого экран сразу же потух.

— Вы, люди, поражаете меня, — сказал Ним, высовываясь из люка. Как обычно, он плотно кутал свое сухощавое тело в красный плащ с обогревом. — Столько торговаться из-за элементарной оплаты стоянки. Зачем?

— В основном от скуки, — ответил Мак-Кейд, отстегивая ремни безопасности. — Чем меньше у нас возможностей развлекаться, тем больше мы торгуемся. Ну, план всем понятен?

Реба кивнула, и Ним махнул хвостом в знак согласия.

— Хорошо, тогда приступаем к подготовке.

Через час Ним стоял у шлюза, провожая их.

— Удачи, Сэм! — и чувством сказал он. — Надеюсь, все пройдет гладко.

— Тебе того же, Ним. Не забывай следить за мониторами наружного наблюдения. Если кто-нибудь попробует подняться на борт, дай им по сусалам!

— Дать по сусалам, — повторил Ним, как бы пробуя слово на вкус. — Мне это нравится! Еще одна идиома в наборе: «замочить», «загасить» и «размазать по стене». Воистину у вас, у людей, жуткий язык!

— Просто ты просмотрел слишком много видеозаписей боевиков, — терпеливо пояснил ему Мак-Кейд. — Поэтому, не вдаваясь в тонкости, сделай, как я тебя прошу, ладно?

— Ладно! — радостно ответил Ним. — Если кто-нибудь попробует подняться на борт, я ему дам по сусалам.

— Хорошо! Встретимся примерно через неделю.

Натянув на голову маску респиратора, Сэм проверил застежки на шее и посмотрел, как дела у Ребы. Ее респиратор уже был на месте, а сама она подняла большой палец в знак того, что все в порядке.

Прижав ладонь к замку внутреннего люка, Мак-Кейд дождался, пока он откроется. Затем он предложил пройти в шлюз Ребе и вошел сам следом за ней.

Они еще раз помахали Ниму, и потом люк закрылся. Здесь им пришлось подождать, пока в шлюз закачали ядовитый воздух Спина, и внешний люк открылся с легким хлопком, свидетельствовавшим о выравнивании давлений здесь и за бортом.

Естественно, никаких автоматических лестниц им предоставлено не было, поэтому Ребе пришлось спустить шторм-трап и ждать, пока Мак-Кейд спустится по нему, гремя цепями на каждом шагу. Ножные кандалы не только издавали сильный шум, они еще очень мешали движению.

Поскольку у себя на Алисе Мак-Кейд был одним и единственным шерифом на всю планету, на борту его корабля были и более современные средства усмирения непокорных. Но кандалы на ногах у заключенного всегда придавали ситуации и особый драматизм, и поэтому они более всего подходили для их плана.

Наконец пришла очередь Ребы спускаться по лестнице, а Сэм смог оглядеться. Сторожевик теперь стал гораздо больше, он высился над ним, подобно какому-то железному чудовищу, контуры которого терялись в клочьях ядовитого тумана. Была ли эта орудийная башня намеренно направлена в их сторону? А может быть, она уже давно в таком положении?

Но Сэм не успел установить это наверняка, поскольку Реба сильно толкнула его в спину.

— Шевели ногами, дурак! — рявкнула она. — Это тебе не экскурсионная прогулка.

Хотя Мак-Кейд и старался удержать равновесие, но он все равно упал, запнувшись о свои цепи.

Сердито ругаясь, Реба рывком поставила его на ноги и вновь толкнула вперед.

Низко опустив голову и звеня кандалами, Мак-Кейд потащился к ближайшему куполу. Поскольку кто-нибудь мог видеть их и даже слышать их радиопереговоры, Реба была совершенно права, установив подобный характер отношений между ними.

Но все же к чему излишнее усердие? Может, ей не стоит доверять столь безоговорочно? Что, если она предаст его, как только они войдут под купол?

Тогда на помощь должен прийти Ним. Во всяком случае, он должен был попытаться. Пока Реба спала, они с Нимом подготовили план на случай непредвиденных осложнений. Согласно ему, Ним должен будет поднять «Пегас» на репеллерах, нанести серьезные повреждения сторожевику и пропороть энергией репеллеров отверстия в обшивке главного купола.

Как только — и если только — Ним выполнит свою часть работы, Мак-Кейд должен будет надеть респиратор, освободиться от кандалов с помощью электронного ключа, приклеенного липкой лентой к левому предплечью, и покинуть купол, используя дыры в его обшивке.

План был сложным и уязвимым со многих точек зрения, поэтому Сэм надеялся, что им не придется прибегать к крайним мерам.

Реба еще раз толкнула его, и Мак-Кейд снова едва устоял на ногах.

Слева и справа от купола высились кучи мусора. Здесь было принято сваливать мусор сразу у входа, пока не возникнет угроза засыпать его совсем. Тогда кто-нибудь залезал на древний бульдозер и сталкивал все, что накопилось, в ближайшее ущелье.

Реба приложила ладонь к замку. Что-то заскрежетало, и створки люка, дергаясь, поползли в стороны. Однако, пройдя чуть больше половины пути, они двинулись навстречу друг другу; Мак-Кейд и Реба едва успели проскочить в шлюз. Как и все в этом космопорте, данный механизм тоже давно нуждался в ремонте и смазке.

Спустя несколько секунд изношенный насос, гремя клапанами, начал откачивать ядовитый воздух Спина.

Черная жижа покрывала весь пол камеры. Вдоль обеих ее сторон стояли пластиковые мешки с мусором, а стены были покрыты различными надписями и рисунками. Ни один из них не отличался оригинальностью.

Все здесь нисколько не изменилось. К счастью, сам он сегодня был другим. Мак-Кейд пришел к заключению, что пятидневная щетина на подбородке, замызганные лохмотья и весь облик сломленного жизнью человека послужат хорошей маскировкой на тот маловероятный случай, если кто-нибудь его опознает.

Хриплый гудок возвестил о завершении цикла вентиляции камеры, и это же подтвердил зеленый огонек индикатора на респираторе Сэма. Тяжело ступая, Мак-Кейд двинулся к внутреннему люку. По дороге он стянул с лица маску, но так, чтобы она висела на ремнях у него на шее.

По-прежнему понукаемый пинками и ругательствами, Мак-Кейд прошел по слабо освещенному коридору в круглую комнату.

Воздух был сизым от дыма. Он плавал здесь серо-голубыми пластами, причем густой, свинцового цвета дым стлался над полом, в то время как более светлые и легкие клубы взмывали под потолок.

Но все-таки кое-что изменилось с тех пор, как он и Крутая Мэри сошлись лицом к лицу в центре этой комнаты. Стойку бара перенесли в другое место, огромная емкость стереоэкрана заняла большую часть одной из стен, и слой жирной грязи, покрывавшей здесь вся и все, стал еще толще.

Охотник и Реба вошли, разговор прекратился, и все головы повернулись в их сторону. Неудивительно — ведь их появление наверняка было самым интересным событием за весь день.

Мак-Кейд старался сохранить рабски покорный вид, когда Реба вытолкнула его на середину комнаты и с надменным видом проследовала за ним. Краем глаза охотник оглядел помещение и увидел, что бар наполовину пуст и что нетрудно определить основные группы посетителей.

Пираты сидели обособленно в ближнем секторе комнаты. Их было восемь, точнее, девять, если считать упившуюся женщину, спавшую тут же на полу. Стол этой компании был заставлен пустыми бутылками. Почему-то приход новых посетителей поверг их в изумление, как если бы это были призраки, явление которых едва можно видеть и совсем невозможно объяснить.

21
{"b":"7194","o":1}