ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Заносчивый с грустью качнулся всем своим корпусом.

— Боюсь, что вы правы, меня заносит при торможении, — сказал он. — Это очень неприятно. Робототехник Ху не может понять, в чем причина.

— Ну, могло быть и хуже, — ответил Сэм. — По крайней мере он считает, что тебя есть смысл чинить!

Робот некоторое время молчал, потом вроде бы приободрился.

— Это хорошо, не правда ли?

Мак-Кейд кивнул.

— Это — гораздо лучшая перспектива, чем рынок запасных частей.

Отсюда было уже недалеко до кабинета Свонсон-Пирса. Дверь охраняли двое морпехов. Щелкнув каблуками, они взяли оружие на караул и кивком пригласили войти. Сэм переступил комингс, и все, кто был в каюте, окружили его.

Рико хлопал его по спине и приговаривал: «Рад видеть тебя, старина!»

Секундами позже в его объятиях оказалась Сара. Глаза ее были полны тревоги.

— Как ты? — беспокоилась она. — Ты очень похудел!

Когда их губы встретились, Мак-Кейд почувствовал, как вокруг его правой ноги обвились две маленькие ручки. Посмотрев вниз, он увидел два блестящих глаза, копну каштановых волос и широкую улыбку.

— Па? — то ли спросила, то ли подтвердила малышка. Счастливый отец подхватил Молли, поднял ее, поцеловал и рассмеялся, когда Молли ухватилась за его нос.

Взглянув на Свонсон-Пирса, Мак-Кейд увидел нечто совершенно неожиданное — взгляд адмирала был полон зависти. Это напомнило ему о том, что под блестящим мундиром билось сердце мужчины, который был всегда одинок и душу которого бессонными ночами согревали только мысли о карьере.

Но охотник подавил в себе жалость к человеку в адмиральской форме. Когда Свонсон-Пирсу что-нибудь нужно, он будет использовать все для достижения желаемого, даже сочувствие Мак-Кейда, если только о нем догадается.

Свонсон-Пирс улыбнулся и указал на несколько удобных кресел.

— Присаживайся, Сэм, — сказал он. — Ко мне редко приходят просто по дружбе, поэтому жаль упускать такую возможность!

— Трудно прийти с тем, чего нет, — пробормотал чуть слышно Мак-Кейд.

Свонсон-Пирс сделал вид, что не слышал этих слов, Рико улыбнулся, а Сара укоризненно посмотрела на мужа.

Всю стену за спиной адмирала занимал обзорный экран.

На нем Молария выглядела коричневым шаром с прожилками голубого в мраморной белизне облаков. Она занимала весь центр экрана; в целом все это было похоже на большую картину в раме.

Офицер перехватил взгляд Мак-Кейда и, ткнув пальцем куда-то за свое правое плечо, сказал:

— Дивизия морской пехоты спустилась на эту планету двое местных суток назад. Они установили контроль над правительством, вооруженными силами и судами.

Он улыбнулся и продолжил:

— Судья Борга ищет нерлиниевые кристаллы на рудниках, его так называемые присяжные уволены, а мы сейчас разбираемся с людьми в шахтах. Нам уже было известно кое-что о положении дел в Моларии, а случай с тобой дал нам повод вмешаться и навести порядок.

Мак-Кейд испытал странное чувство гордости. Заняв престол, Александр повел решительную атаку на наиболее коррумпированные правительства ряда планет Империи. Это давно пора было сделать, и хотя охотник и не переоценивал себя, он до некоторой степени способствовал этому.

— Как там Алекс? — спросил он Свонсон-Пирса. Адмирал вздрогнул. Никто другой не осмелился бы назвать царственную особу столь фамильярно: «Алекс». Но что толку жаловаться, если сам Император разрешил Мак-Кейду звать себя по имени.

— Просто замечательно! Как тебе известно, он и леди Линни сочетались браком и теперь ждут ребенка. И она, и он шлют свои лучшие пожелания, — наконец ответил он.

Мак-Кейд кивнул.

— Хорошие люди! Так что, может быть, нам еще есть на что надеяться.

Свонсон-Пирс, не говоря ни слова, достал из кармана мундира запечатанный конверт и так же молча протянул его охотнику.

На конверте был Императорский герб, печать Александра и имя Мак-Кейда. Он открыл конверт и вместе с Сарой, которая заглядывала через его плечо, начал читать письмо.

Дорогой Сэм! Я был очень огорчен, узнав о твоих злоключениях на Моларии, но Уолтер разберется и наведет порядок. Возможно, то, что он скажет, будет тебе неприятно. Пожалуйста, прости его. Он действует от моего имени и, как бы это высокопарно ни звучало, делает большое дело для укрепления Империи. Бог свидетель, Империя— это все, что отделяет нас от беспросветного хаоса.

Сэм, нам нужно время, чтобы сделать ее сильнее и лучше. Я знаю, тебе не нравятся империи— ни наша, ни любые иные, ночто противопоставить им? Целые миры сожжены дотла, миллиарды жизней погублены, а тирания становится реальной перспективой недалекого будущего. Так что если Уолтер попросит тебя об одолжении, выслушай его и, если не захочешь сделать это для него, сделай для меня.

Независимо от твоего решения ты можешь рассчитывать на мою поддержку и дружбу.

Алекс.

Множество мыслей пронеслось в голове Мак-Кейда, пока он вкладывал письмо обратно в конверт. Итак, своим спасением он был обязан не только благосклонности Императора. Над Империей нависла угроза, и Александр надеется на его помощь.

Сэм испытывал смешанные чувства. Он досадовал на очередное вторжение в личную жизнь, он испытывал страх, не зная, какое задание ожидает его, и одновременно, нравилось ему это или нет, чувство охотничьего азарта.

Свонсон-Пирс постарался скрыть любопытство, когда Мак-Кейд поджег конверт и закурил сигару от его пламени.

Когда сигара наконец разгорелась, охотник бросил остатки письма в пепельницу и проследил за тем, чтобы оно сгорело полностью. Молли потянулась к пламени, но Мак-Кейд удержал ее.

— Алекс пишет, что у тебя какие-то проблемы? — спросил он.

Офицер кивнул и стряхнул с рукава невидимую пылинку.

— Я думаю, что слово «проблемы» вполне уместно, хотя все гораздо серьезнее. Ты ведь знаком с нашей политикой по отношению к пиратам?

Сара мрачно ответила за мужа:

— Нам ли не знать! Мы думаем о ней при каждом нападении, всякий раз, когда пираты грабят наши запасы, когда они убивают наших друзей.

Будучи главой Совета планеты Алиса, Сара особенно ненавидела пиратов. Хотя силы мятежников были разбиты в битве при планете Ад, часть из них сумела уйти и теперь разбойничала в пограничных мирах. Алиса и другие такие же планеты были постоянным объектом их нападения.

Однако все прегрешения пиратов искупались тем, что они находились в постоянной вражде с Иль-Ронном, и это было выгодно правительству Империи.

Проникая в глубины Вселенной, человечество встретило множество цивилизаций, но только раса Иль-Ронна создала империю, способную противостоять Империи людей. Это была древняя раса и гораздо более древняя, чем человечество. Они уже летали к звездам, когда люди еще жили в пещерах. Будь у них присущая человечеству склонность к авантюризму, они бы давно уже владели Землей и другими мирами Империи людей.

Но уделом Иль-Ронна была медленная и последовательная эволюция социума на базе общественного согласия и отрицания поведенческих мотивов и действий, результаты которых нельзя предугадать. Поэтому их империя развивалась медленно и неторопливо.

Человечество, напротив, двигалось стремительно. Оно выпрыгнуло из пещер в геологическое мгновение ока и устремилось в космос, осваивая и заселяя сотни звездных систем. Однако — и к сожалению — людям очень мешали присущие им разногласия и природная лень.

Как бы то ни было, две империи, примерно равные по размерам, соседствовали в космосе, причем каждая стремилась получить выгоду за счет другой.

Время от времени каждая сторона совершала набеги на пограничные миры, но избегала полномасштабных военных действий: ни та ни другая расы не были уверены в том, что победят в такой войне.

В этом хрупком равновесии пираты играли положительную роль. Поселившись вдоль границы Империи, они помогали сдерживать Иль-Ронн. Это позволяло государству иметь не очень большой военный флот и, к несомненной радости обывателей, низкий уровень налогообложения. Но, с другой стороны, приграничные миры получались отданными на откуп пиратам.

4
{"b":"7194","o":1}