ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Далекие, сверкающие отраженным светом точки становились все больше и ярче; наконец они закрывали звезды и проносились мимо на расстоянии в сотни футов с одной или другой стороны. Яркий солнечный свет скользил по поверхности медленно вращающихся астероидов, создавая бесконечную и причудливую игру света и тени. Это было красиво, так красиво, что Сэм, заглядевшись на величественную картину вокруг него, чуть было не пропустил первую станцию слежения и оповещения.

Все, что он успел заметить, — это свет, отраженный ровной металлической поверхностью, и космическое тело умчалось вдаль.

— Притормози, Генрих, и отметь, что мы только что прошли что-то похожее на пост оповещения. Весьма вероятно, что впереди их будет еще больше, — отреагировал Мак-Кейд на эту встречу.

Так оно и было. Сбросив скорость, Генрих осторожно вел салазки среди астероидов, позволяя Мак-Кейду засекать станции. Они встречались через равные промежутки времени, и внешне все установки выглядели одинаково, конструктивно оформленные в виде металлического контейнера с электронной аппаратурой, с похожей на цветок солнечной батареей и целым кустом блестящих антенн.

Благодаря этим станциям Понг получал информацию о любых кораблях, прилетавших к нему или покидавших его базу, а в случае вторжения он будет предупрежден задолго до контакта с противником. С этим приходилось мириться: станций было слишком много, чтобы Мак-Кейд мог их уничтожить. Но даже если бы он и нашел способ, как это сделать, сама такая акция явилась бы предупреждением о нападении.

Весьма вероятно, что станции уже засекли салазки и ведут их от поста к посту. Хотя нет, у салазок была очень маленькая масса, не было радиоизлучения, а двигатели на сжатом азоте не выделяли тепла.

Так что если не делать фигур высшего пилотажа, станции скорее всего не обратят на него внимания. Все-таки это пояс астероидов, и вероятность быть обнаруженным среди летающих нагромождений камней наверняка меньше одной тысячной процента.

Внезапно астероиды окружили салазки со всех сторон. Считанные мили отделяли один осколок от другого; несмотря на то, что Генрих снизил скорость до минимальной, они проносились мимо с невероятной быстротой.

И здесь Мак-Кейд увидел их — одну, две, три боевые платформы впереди по курсу их следования; они были расположены так, чтобы противник, войдя в узкий проход, непременно попал под их перекрестный огонь.

Спокойным, размеренным голосом Сэм стал диктовать Генриху данные наблюдений. КОРКОМП привязывал информацию к соответствующим навигационным координатам, составляя детальное описание системы обороны Понга.

— Похоже, что на внешнем кольце обороны стоят только автоматические огневые системы, — отметил Мак-Кейд, — поскольку нигде не видно признаков жилья. Конечно, казармы могут быть размещены где-нибудь в глубине сооружения, но я так не думаю. Дело в том, что мною нигде не замечено свалок мусора, указывающих на присутствие человека.

Сейчас мы проходим наиболее узкую часть прохода. Здесь я не заметил никаких оборонительных сооружений. Это оправданно: на небольшом расстоянии батареи могут попасть под взаимный огонь.

Больше пока огневых точек не видно... стоп! Наблюдаю впереди блестящий предмет. Ого! Прямо по курсу огневые позиции оборудованы на всех астероидах, окружающих проход. Некоторые из них автоматические, а некоторые управляются людьми.

Теперь проход становится шире, и мне видно, как он через несколько миль выходит в открытое пространство. Да, здесь есть открытое пространство в виде сферы, поверхность которой образует слой астероидов с высокой плотностью размещения. В направлении центра я вижу несколько свободно плавающих астероидов, а в самом центре наблюдаю тело с блестящей поверхностью. Оно большое, правда, поменьше крупных астероидов, но все равно чертовски большое.

Мы подходим ближе... будь я проклят! Это — корабль! И не просто корабль, а лайнер! И не просто лайнер, а «Звезда Земли»! Ни с чем не спутать его Н-образный сдвоенный корпус! Все думали, что он пропал в гиперпространстве. Оказывается, он у Понга, и только Бог знает, что случилось с пассажирами и командой.

Достаточно, Генрих! Давай встанем под прикрытие скалы. На таком расстоянии любая мелочь может вызвать у них подозрение. Хорошо! Отсюда, начиная с «Звезды Земли» и продолжая наблюдение слева направо, я вижу самые разные корабли. Вижу сторожевик, три тяжелых крейсера, два легких крейсера, еще сторожевик, шесть, может быть, семь фрегатов, два грузовоза с пушечно-ракетным вооружением, рудовоз, два блокшива* [Блокшив (мор.) —старый корабль, поставленный в гавани и используемый под казарму, склад и тому подобные цели. — Примеч. пер.] и буксир.

По движению огней и вспышкам, вылетающим из сопла двигателей, могу утверждать, что здесь присутствует много малых судов каботажного плавания и некоторые, возможно, вооружены. Трудно сказать, имеются ли перехватчики на борту «Звезды Земли» или на крейсерах, но исключать эту возможность нельзя. Кроме того, ближний к нам отдельный астероид имеет оснащение дока класса «С». Думаю, что в нем стоит корабль, но не могу сказать какой. Записал, Генрих?

— Да, Сэм. Что теперь?

— Теперь разворачиваемся и уходим, пока нам везет.

Генрих послушно отвел салазки от одинокой скалы, развернулся и полетел обратно к проходу. Они не прошли и половины мили, когда в наушниках Мак-Кейда загремел равнодушный голос:

— Эй, приятель, какого черта ты здесь околачиваешься?

Сердце Сэма забилось в бешеном темпе, а сам он завертел головой, пытаясь определить, кому он попался на глаза. На расстоянии в сотню футов от них завис изящный и стремительный четырехместный катер, благородные формы которого портил очень неприятный и мощный излучатель энергии, смонтированный на носу. Он вышел из-за той же скалы, за которой скрывались их салазки. Мак-Кейд постарался проглотить тяжелый ком в горле и жалобно заныл:

— Да разве я околачиваюсь? Я ищу лазерный сварочный автомат, вот что я делаю. Ты часом не видел его? Большая такая бандура с тремя цистернами и решеткой безопасности. Собственность верфи.

Снова тот же голос:

— Я знаю, как выглядит лазерный сварочный автомат, болван! Как он у тебя пропал?

Сэм заныл еще более плаксивым голосом:

— Я не виноват, честно! Логан, начальник моей смены, приказал мне принести изоляцию. Когда я принес ее, сварочный автомат уже уплыл куда-то.

— И он послал тебя искать его?

— Точно! Логан так и сказал: или найдешь его, или готовься сосать вакуум.

Сэм услышал громкий смех:

— Ну, приятель, ах-ха-ха-ха, твой автомат вряд ли улетел уж так далеко! И поэтому поворачивай-ка ты свою колымагу обратно к доку. А в следующий раз не забудь закрепить страховочный строп! Понимайт?

— Понимайт! — послушно ответил Мак-Кейд, взяв управление на себя. Он ввел салазки в плавный и долгий поворот, а сам стал решать, что же делать дальше.

Бросив взгляд назад, Сэм увидел, что катер по-прежнему стоит на месте. Если тот, кто приказал ему вернуться в док, захочет найти несуществующего Логана, то им с Генрихом крышка.

Повернувшись вперед, Мак-Кейд заметил, что из дока вышла какая-то темная масса и стала медленно удаляться от астероида. Корабль! Когда он изменил курс и все так же медленно двинулся к проходу, в голове Сэма родилась идея.

Оглянувшись снова, он увидел, что катер ушел. Хорошо! Направив салазки на сближение с кораблем, Сэм мысленно скрестил пальцы, чтобы им повезло. Если корабль сохранит свои теперешние курс и скорость, если команда не заметит салазки с помощью своих мониторов, если катер не вздумает вернуться назад — его план сработает. Похоже, что «если» было слишком много.

Ни корабль, ни салазки не двигались очень уж быстро, но их скорость относительно друг друга была довольно высокой. Учитывая, что, если он зайдет спереди и промахнется, возможности повторить посадку у него не будет (черт бы побрал эти «если»!), Мак-Кейд решил настичь судно сзади. Так будет легче уравнять скорости, а также остаться незамеченным. Когда выходят из порта, обычно больше обращают внимание на то, что впереди, нежели на то, что сзади.

41
{"b":"7194","o":1}