ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Охотник встал и принял две таблетки от головной боли. Горячий душ подействовал на него благотворно. Обсохнув под струей теплого воздуха, он прошел в кают-компанию. Поскольку, кроме него, на корабле никого не было, можно было и не одеваться.

Опустившись в кресло, Мак-Кейд почувствовал, как что-то упирается в его правую ягодицу. Пошарив между подушками, он вытащил одну из игрушек Молли. Модель «Пегаса», которую сделал для нее Фил.

Игрушка выглядела изящно, как и само судно. Когда-то оно было военным кораблем-разведчиком, а потом его переделали в яхту. Сэм поставил игрушку на полку, и магнит зафиксировал ее.

Как там Сара, Молли, что они поделывают? Свонсон-Пирс обещал доставить их домой, так что они, наверное, уже на Алисе и готовятся к суровой зиме. Мак-Кейд не любил Алису так, как ее любила Сара. Но она жила там, а значит, это место стало его домом.

И поэтому он найдет Фиал Слез и вернет его Иль-Ронну. Не ради Империи, и не для Свонсона-Пирса, а ради Сары. Ради своей семьи. Потому что если он не сделает этого, ильроннианцы отправятся за ним сами, и первые битвы произойдут у границы, на таких планетах, как Алиса.

И, по словам Свонсон-Пирса, у Иль-Ронна был большой шанс выиграть войну. Годы сокращения бюджета ослабили флот Империи, и требуется время, чтобы собрать корабли воедино и создать эффективную ударную группировку.

Поэтому его задачей является найти Фиал и забрать его. А при невозможности этого — истратить на поиски как можно больше времени, чтобы Империя могла подготовиться к войне.

Отобрать сосуд у пиратов — это очень тяжелая задача, но Иль-Ронн сделал ее еще более сложной, наложив дополнительное условие.

Только один человек может быть допущен к поискам священного сосуда, но сперва он должен пройти посвящение илвига, или воина-священника. Никто другой не имеет права касаться священной реликвии. Это было досадной тратой времени, но так или иначе пришлось принять эти условия.

Все это были скверные новости. Хорошей же была та сумма, то вознаграждение, которое правительство Империи согласилось заплатить за работу Сэма.

На самом деле он сделал бы это бесплатно, но они не знали об этом, а его уязвленное самолюбие требовало обобрать власти как липку. Это была месть Мак-Кейда за военный трибунал и тяжелые годы, последовавшие за ним.

Поэтому он установил величину гонорара в пять миллионов кредитов. Конечно, Сэм не мог потратить столько денег, но ровно столько стоила новая больница, которую хотела построить Сара. Многие годы жители Алисы нуждались в хорошем медицинском обслуживании, и теперь они его получат.

Мак-Кейд закурил сигару и включил обзорный экран. Компьютер показал, как выглядело бы звездное небо, если бы он и «Пегас» двигались в обычном режиме. Реальные или нет, но звезды были красивы, они блестели, как алмазы, рассыпанные на черном бархате. И каждая представляла собой глубокую необъяснимую тайну.

4

Сотни красных, желтых и зеленых глаз глядели на Мак-Кейда из недр электронных устройств. Он выпустил дым в их сторону и стал ждать. «Пегас» готовился совершить переход из гиперпространства, и, как обычно, Сэму оставалось только ждать. Через несколько секунд корабль должен был войти в традиционную систему координат в точке, намеченной для этого Иль-Ронном.

Будучи обычным делом в центре Империи людей, здесь, в глубине владений Иль-Ронна, гиперпространственные прыжки были, мягко говоря, более волнующими, поскольку всецело зависели от их системы координат. Что, если координаты входа совпадают с координатами какого-то Солнца или планеты? Тогда он погиб.

Но зачем мудрить? Есть множество более простых способов уничтожить человека-одиночку.

Тем не менее охотник вздохнул с облегчением, когда компьютер показал на экране реальное звездное пространство. Как это всегда бывает при таких переходах, возникло ощущение тошноты, но оно быстро прошло.

Внезапно включились все системы оповещения о близости к материальным объектам. Кто-то ждал его здесь, и не один, а во множестве. Это выглядело так, будто половина ильроннианского флота приветствовала «Пегас». Линкоры, крейсеры, фрегаты и сотни перехватчиков окружили его крошечный корабль.

Иль-Ронн боялся, что вероломное человечество может послать целый флот вместо одного корабля. И Мак-Кейд не винил их. В конце концов, почему нужно верить тем ребятам, которые норовят обобрать тебя?

Мелодичный сигнал компьютера внезапно заполнил пространство рубки. Компьютер проанализировал ситуацию и решил высказать свое мнение: «В сложившейся тактической обстановке шансы на успешный бой равны нулю. В этих условиях любая попытка огневого контакта, безусловно, повредит целостности судна и освободит изготовителя от ответственности за боевые свойства корабля. Если вы предпочитаете самоубийство сдаче, я проведу разгерметизацию корпуса».

— Нет уж, спасибо, — сухо ответил Мак-Кейд. — На этот раз я уж, пожалуй, сдамся. Теперь заткнись!

Компьютер разочарованно огрызнулся:

— Будь по-вашему! — и вернулся к своим обязанностям.

Звякнул передатчик, и охотник включил его.

— Сэм Мак-Кейд, — сказал он.

Когда связь установилась, Мак-Кейд оказался лицом к лицу с ильроннианским офицером. Хотя Сэм встречался раньше с ильроннианцами, включая весьма неприятного военно-космического командующего по имени Риз, все равно каждая встреча неприятно поражала его.

Как и все ильроннианцы, этот офицер выглядел так, как человек обычно представляет себе дьявола. Глаза гуманоида были почти невидимы за круглыми надбровьями, у него были длинные острые уши и кожа красноватого оттенка. И даже длинный хвост, кончик которого был похож на туз пик. И Мак-Кейд знал, что за нижним обрезом кадра скрываются два раздвоенных копыта. В общем, сущий дьявол, только рогов не хватает.

Сходство ильроннианцев с традиционным образом зла в религиозных воззрениях людей долго было предметом ученых споров. Одни ученые считали, что именно это объясняет вражду, возникшую при первом контакте двух рас. Они утверждали, что человечество, в силу своих тысячелетних предубеждений, просто не способно мирно сосуществовать с расой, столь сильно похожей на чертей.

Этот аргумент был сильно популярен среди тех, кто выступал против войны с Иль-Ронном.

Между тем у других ученых была иная точка зрения. Они утверждали, что древние изображения дьявола основывались на ранних визитах на Землю ильроннианских разведчиков. Те были настолько жестоки, что сам их вид символизировал зло.

Эти ученые заявляли, что ильроннианцы освоили звездные путешествия задолго до человека, что они крайне жестоки поотношению к слаборазвитым расам и уже в силу этого олицетворяют собой зло.

Естественно, приверженцы этой школы считали войну с Иль-Ронном неизбежной и полагали, что человечество могло бы уничтожить это материальное воплощение зла.

Как бы то ни было, этот ильроннианец выглядел не более дружелюбно, чем иные, которых доводилось встречать охотнику. Хвост его подергивался то взад, то вперед, а на тонких губах застыло неприязненное выражение. Как большинство ильроннианцев его ранга, он разговаривал на безукоризненном космическом эсперанто.

— Я Цил, командир сектора Звездной Гвардии. Вы должны выключить двигатели и позволить нам взять вас к нам на борт.

— Стоянка с обслуживанием? Как мило! — попытался беззаботно улыбнуться Мак-Кейд.

Цил еще больше нахмурился, и экран погас.

Мак-Кейд усмехнулся и выключил двигатели. Мощные лучи захвата подхватили «Пегас» и подтянули к громаде корабля.

Корабль был длиной в несколько миль и имел форму, похожую на треугольник. Созданный для глубокого космоса, корабль не имел аэродинамической обтекаемости, характерной для малых кораблей. Бесконечные ряды орудийных башен, солнечных батарей, радиаторов охлаждения и антенн связи покрывали практически каждый квадратный дюйм корпуса корабля, «Пегас» выглядел игрушкой, когда его втянули в стартовый отсек и аккуратно установили на пустующий стапель.

6
{"b":"7194","o":1}