ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Энергичные действия нового епископа спровоцировали появление оппозиции внутри епархии. "Кочетковские" общины фактически ушли в подполье, а часть мирян и священников, отправленных в заштат, принялась публично выражать возмущение по поводу тех или иных епархиальных акций, сжиганием, например, в сентябре 1994 года книг А. Меня, А. Шмемана, И. Мейендорфа, И. Ильина. Стали появляться независимые клубы околоправославной интеллигенции, что было характерно для 70-х, 80?х годов и исчезло в начале 90-х.

Еп. Никон приехал в епархию с явным намерением опереться на местную власть, военные, промышленные и коммерческие структуры. Он начал искать активных контактов и доказывать лидирующую роль епархии в духовной жизни края. В 1995 году еп. Никон разослал первым лицам города письма, в которых объяснял неверующим чиновникам, что "епископ есть живой образ Бога на земле", и пытался внушить, что ему принадлежит роль блюстителя духовной жизни региона. Средства массовой информации иронизировали по поводу этого послания, а власти, по-прежнему, не спешили с передачей имущества и финансовой помощью.

Прибыв в Екатеринбург, молодой епископ оказался в ситуации политического противоборства между тогдашним губернатором Свердловской области, назначенцем Ельцина Страховым и Росселем. Поддержку Страхова в епархии объясняли негативным отношением еп. Никона к сепаратизму Росселя и тем, что православная Церковь традиционно выступает за единство российского государства. Победив на выборах, Россель демонстративно переименовал Преображение Урала в Преображение Отечества. Еп. Никон послал ему приветственное письмо, но отношения между "сепаратистом" Росселем и Православной Церковью не получили развития, точно так же, как в свое время не получили развития контакты между епархией и "унитаристом" Страховым. Стремление к симфонии не увенчалось успехом.

Может случиться так, что эскалация авторитарного "собирания епархии" и ставка на союз с властью обернутся развалом самой епархии. Спровоцируют отток верующих в протестантские деноминации (интеллигенции -- к католикам), а недовольных священников -- к старообрядцам или в Русскую Зарубежную Церковь, имеющую приходы на территории епархии.5

В соседней Челябинской епархии с 1989 по 1996 годы кафедру возглавлял епископ Георгий (Грязнов) Челябинский и Златоустовский, бывший инспектор Московской духовной академии.6

В первые годы управления епархией он столкнулся с трудноразрешимыми проблемами. Массовое заселение области русскими произошло после революции в связи со строительством громадных промышленных комплексов, таких как Челябинский тракторный завод и Магнитогорский металлургический комбинат. После войны к ним добавились мощные объекты ВПК, подобные комбинату "Маяк", производящему ядерное оружие. На территории области почти не существует даже разрушенных храмов. Епархия возникла только в 1983 году. Епископ Георгий, не имеющий навыков организаторской деятельности, столкнулся с необходимостью строительства епархии почти с нуля при безразличном, если не враждебном, отношении к его деятельности властей и общественности. По инициативе епископа строительство началось в Магнитогорске, Копейске, Златоусте, Чесме, Миассе, Верхнем Уфалее и многих других населенных пунктах. Более или менее успешно работы идут только в Магнитогорске, благодаря помощи металлургического комбината. В других местах строительство практически заморожено. На всю Россию звучала реклама строительства гигантского храма Андрея Первозванного в селе Казанцево, пригороде Челябинска (инициатива фермера Андрея Парфентьева). Но и там работы были остановлены. Только на шестой год усилий удалось открыть Духовное училище, учиться в котором выразили желание лишь около десятка воспитанников. Как же понимал причину своих неудач и чем занимался епископ? Он воевал с магией, колдовством и оккультизмом, которые настолько заполонили область, что уже начали проникать в само православие. И это неудивительно, ведь большинство неофитов принесло с собой в Церковь то самое аморфное религиозное мировоззрение, характеристику которому мы дали в начале лекции. Подробнее об этом будет сказано ниже, а сейчас лишь упомянем о некоторых явлениях. Известны случаи, когда оккультистам удавалось прикрываться именем Русской Православной Церкви. Наиболее нашумевший случай связан с Международным институтом резервных возможностей человека, основатель которого Григорий Григорьев смог получить благословение покойного митрополита Иоанна (Снычева) на открытие в одном из петербургских храмов центра по кодированию от алкогольной зависимости, табакокурения и ожирения. Григорьев использовал оккультные приемы, внешне оформленные под православные обряды. Другие случаи не получили столь широкой огласки. К сожалению, иногда можно встретить и скрытую принадлежность православного духовенства к той или иной секте. В некоторых сибирских и уральских епархиях среди духовенства мне приходилось сталкиваться с почитателями Береславского (Богородичный центр), Виссариона (Община Единой веры), Рериха. В независимой православной газете "Во имя Христа",7 выходящей в Челябинске, опубликованы утверждения принципиально противоречащие христианскому учению. Цитируем: "Не нужно пестовать обиду, ибо вы сами можете создать себе заболевание. Не накапливайте чувств злобы и гнева, -- их нужно разряжать, позволять им вырваться на свободу". При внимательном изучении выяснилось, что православная газета публикует тексты из книги Ю. М. Иванова "Дианетика и духовное целительство". Отдельного изучения требуют проникновение буддийской этики в православное миропонимание и последствия этого проникновения.

Жизнь Челябинской епархии пестрит подобными примерами. Священник Александр Онищук принимает участие в языческом праздновании летнего солнцестояния. Чрезвычайно активно организовывалась в Челябинске некая "женская православная церковь", члены которой параллельно состояли в женской общине имени Елены Рерих. Местные православные прихожане уверяли, что храм Андрея Первозванного фермер Андрей Парфентьев затеял возводить после того, как побывал в Болгарии у прорицательницы Ванги. Для полноты картины заметим, что в бывшем кафедральном соборе, где уже после празднования 1000-летия крещения Руси был сооружен органный зал, по воскресеньям проходят современные обряды бракосочетания. Работники Загса благословляют жениха и невесту, имитируя таинство венчания. Церковные стены, фата, орган, шампанское, шаферы -- всего этого вполне достаточно для удовлетворения религиозных потребностей молодых людей. Когда Челябинская епархия попыталась вернуть собор, работники Комитета по культуре вышли на паперть в пикет и вывесили плакат: "Не хлебом единым!". Органную духовность отстояли, епархия была посрамлена в глазах общественности.

Читатель может предположить, что трудности в пастырской работе Екатеринбургского и Челябинского владык связаны с тем, что оба епископа достаточно консервативны, в то время как Уральский край знаменит своим демократическим электоратом. Но вот в Перми архиепископ Афанасий (Кудюк) -человек либеральных взглядов, открытый для контактов как с инославными, так и с представителями светских гуманитарных наук. Еще в середине 80-х он не боялся принимать участие в межконфессиональных дискуссиях, организованных пермскими преподавателями научного атеизма. Деятельный, активный, он увлекается издательской деятельностью и издает огромное количество брошюр -в основном выдержки из поучений святых отцов. Сознательно поддерживает политику низких цен на книги, продаваемые в храмах города, чем очень гордится. При этом архиепископ Афанасий консервативен в вопросах канонических и богослужебных. Например, выступает против чтения Евангелия на богослужении по-русски, активно борется с "карловацкой ересью". В то же время он сохраняет добрые отношения с местными лютеранами и католиками.

Политики вл. Афанасий боится как огня и запрещает своему духовенству вступать не только в обычные, но и в "христианские" партии. В начале 90-х он фактически разогнал общину отца Виктора Норина, возглавлявшего Пермскую группу Российского христианского демократического движения Виктора Аксючица. Вся община вступила в партию РХДД, что вызвало опасения владыки. Отец Виктор Норин был переведен на другой приход. Партийные прихожане долго сопротивлялись, баррикадировались в храме, устраивали голодовки протеста. Однако архиепископ был тверд: в церкви нет места политике.

14
{"b":"71941","o":1}