ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Что касается марийского верования, то его основные положения заключаются в следующем. Марийская вера -- самая чистая, лучше всех от века сохранила духовные истины. Верховный бог-творец Ош Кугу Юмо (Большой Белый Бог) имеет образ человека и является царем богов. Кроме того, независимо от него существуют десятки богов, самые почитаемые из которых: Мланде Аво -Земля Мать, Мер Юмо -- Бог всего живого, Кече Ава Юмо -- Мать Солнце и др. Существуют природные боги-духи, населяющие наиболее почитаемые священные рощи и священные деревья. Кроме того, развито поклонение духам предков и легендарных героев типа Чимбулата.

С 1991 г. были возобновлены общественные моления, причем общенациональные мировые моления стали совершаться ежегодно. Встал вопрос об обрядовой стороне культа. Большинство картов стремится восстановить чистый древний обряд, включая обильные жертвоприношения животных. На капищах в священных рощах закалывают лошадей, быков, овец, гусей. Это самые почитаемые из жертвенных животных, но, с одной стороны, подобный ритуал весьма разорителен для крестьян, а с другой -- не эстетичен в восприятии городского жителя, которому негде, да и неприятно иметь дело с живой кровью.

Меньшинство либерально настроенных картов предлагает переосмыслить мистическое содержание жертвы и изучить опыт марийской синкретической секты конца прошлого века Кугу Сорта (Большая Свеча). Основатель Кугу Сорта Т. Якиманов не считал себя ни язычником, ни христианином. Он стремился приблизить обрядовую сторону язычества к современным культурным нормам и, в частности, предлагал заменить традиционную кровавую жертву на хлеб, мед и масло.

Сегодня основные носители языческой веры, то есть луговые марийцы, как мы уже говорили, делятся на "чистых" и двоеверов. Не стоит думать, что двоеверы -- это полуязычники-полухристиане. Двоеверы -- самые настоящие язычники. Их отличие от "чистых" заключается в том, что они считают "соседнего" русского бога тем же Юмо, но названным иначе. Практически во всех языческих культах существовал "обряд согласия" с чужими духами, для которых в отдельном месте приносилась особая жертва. По свидетельствам местного православного духовенства, до сих пор в деревнях двоеверы приносят в храм жертвенных птиц, кладут их перед иконой "сильного бога с ружьем", как они называют Георгия Победоносца, и убегают прочь, понимая, что это не одобряется православными. Двоеверы, как правило, крестят детей, но никогда не исповедуются и не причащаются. Перед иконами читают языческие молитвы, а Пасху отмечают в Страстную пятницу, очевидно, потому, что их сознание органично воспринимает славную смерть-гибель бога-героя, но не вмещает понятия искупления и воскресения, принадлежащие иной религиозной культуре. Так что назвать их хотя бы отчасти христианами невозможно.

Надо сказать, что, несмотря на свое финно-угорское происхождение, марийцы испытывают сильное тяготение к Татарии. Как среди двоеверов, так и среди чимари (чистых марийцев) влияние ислама чрезвычайно велико. Многие религиозные термины и понятия были заимствованы из ислама. Слово "карт" тюркского происхождения, а чистые марийцы, проживающие в Башкирии, вообще своих жрецов называют муллами. Из ислама заимствованы понятия "рая" и "ада" ("узьмак" и "тамак"), которых в более ранние периоды марийское язычество не знало.

Если язычество получает сегодня второе дыхание, то о христианстве этого сказать пока нельзя. Еще в старые времена волны христианизации, направляемые московским правительством в Поволжье, достигали глухого лесного марийского края значительно ослабевшими. Не была организована миссионерская деятельность среди марийцев. Даже в конце XIX-- начале XX в., когда у других поволжских народов возникает национальное православное просвещение и появляются переводы священных книг, марийцы остаются в стороне. Антиязыческие усилия царского правительства ограничивались в основном акциями против массовых и публичных проявлений язычества. Марийские земли никогда не были объединены в отдельную епархию и всегда входили придаточным благочинием в епархию Казанскую. В 1917 г. в Царевококшайске (Йошкар-Оле) насчитывалось семь православных храмов, а в 1961 г. совместными усилиями хрущевской власти и тогдашнего благочинного, впоследствии снявшего с себя сан, был закрыт последний храм. Йошкар-Ола стала единственной столицей национальной автономии, в которой не было ни одной православной церкви в течение 30 лет. Сегодня в Марий Эл богослужение совершается в 35 православных приходах (для сравнения: в Чувашии -- 125 приходов). Распределены они по республике весьма неравномерно. Большая часть сгруппирована вокруг Йошкар-Олы, населенной преимущественно русскими, приехавшими сюда после войны возводить предприятия ВПК, и в горномарийских районах вокруг Козьмодемьянска. Богослужение ведется исключительно по-славянски. За несколько лет мизерным тиражом был издан всего один православный молитвослов на марийском языке. Произошло это благодаря усердию сельского священника чуваша, который завел собственное издательское дело для просвещения чувашей и издания богослужебной литературы по-чувашски. Из 44 священников, окормляющих Марий Эл, только четверо -- марийцы. Собственные учебные заведения отсутствуют, собственных средств массовой информации нет. Духовенство окормляет русское население да небольшое количество горномарийцев, а язычников сторонится, посмеиваясь над ними и побаиваясь одновременно.

В таком состоянии застал благочиние Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II, прибыв 24 июля 1993 г. в Йошкар-Олу для открытия здесь сотой епископской кафедры юрисдикции Русской Православной Церкви. События, связанные с открытием этой юбилейной епархии, а также время и место хиротонии ее главы -- епископа Иоанна (в миру Ивана Ивановича Тимофеева) -требуют специальных пояснений.

1991 был переломным годом в современной истории марийского народа. Именно с этого года начинается активное возрождение марийского язычества и непосредственно связанного с ним национального самоощущения. В 1991 году происходит регистрация на российском уровне Ошмарий-Чимарий. В том же году первым изданием выходит языческий богослужебник Никандра Попова. В 1991 г. республиканским парламентом принимается закон "Об охране и рациональном использовании окружающей природной среды", статья 55-я которого гласит, что отныне "религиозно-культурные зоны", то есть священные рощи, берутся под охрану государства. В статье подчеркивается, что "не подлежат вырубке и любым видам работ места традиционных марийских молений". Надо сказать, что священных рощ в Марий Эл сохранилось значительное количество. Практически в каждом селе есть одна, а то и более. Они подразделялись на родовые, деревенские; существовали специальные рощи для женщин; отдельные участки отводились под "грязные" места, куда приходили "сбросить" недуг, порчу и т. д.

Вслед за регистрацией Ошмарий-Чимарий названный закон фактически придавал язычеству полуофициальный статус. На окраине Йошкар-Олы правительство выделило участок земли в 13 га для строительства главного капища республики, где должны проходить мировые моления. Также планировалось построить просветительский центр, в который войдут культовые постройки для зимних молений, национальный этнографический музей, гостиница. Руководители Ошмарий-Чимарий требуют, чтобы государство выделило деньги на строительство капища и в дальнейшем поставило его на баланс Министерства культуры.

В том же 1991 г. был избран первый марийский президент, которым стал горный мариец Владимир Зотин. На торжественную инаугурацию, проходившую в здании национального театра, В. Зотин пригласил казанского епископа Анастасия специально для того, чтобы тот благословил его на президентство. Однако языческое лобби в правительстве вмешалось в подготовку инаугурации и потребовало, чтобы параллельно с православными благословениями некрещеный Зотин согласился на благословения языческие. Так в театральной ложе рядом с епископом Анастасием оказался верховный жрец Ошмарий-Чимарий Александр Юзыкайн, страстный поборник чистого язычества. Первый марийский президент благословился от двух вер, но свои православные симпатии скрывать не стал. Спустя год Зотин принял крещение в лоне Православной Церкви и освятил свою квартиру, о чем на следующий день говорила вся Йошкар-Ола. Спустя еще несколько месяцев В. Зотин обратился к патриарху Алексию с просьбой создать в Марий Эл отдельную от Татарии епархию. Руководство Марий Эл, таким образом, последовало примеру Якутии, президент которой за год до этого обратился к Алексию II с аналогичной просьбой. На встрече с президентом Зотиным 26 июля 1993 г. патриарх заметил: "Когда руководство республики Марий Эл обратилось к нам с просьбой о создании в республике самостоятельной епархии, то это нашло полное понимание в Священном Синоде".

35
{"b":"71941","o":1}